home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 26

Это был не высокий, темный лес, который наводил на мысль о соборных сводах. Ни один северный лес так не выглядит. Деревья стояли редкие, мелкие и чахлые, и не загораживали тусклый отсвет облачного неба. Сам туман доходил только до края леса.

В нем царили расплывчатые сумерки и загадочный свет, как на морском дне, который не оставлял теней и растворялся в темноте и неизвестности.

Но были вещи, которые беспокоили меня гораздо больше, чем этот свет. Почва в девственном лесу была нехоженной, тысячи лет ее устилали гниющие ветки, листья папоротника, кустарник и кочки мха. Да еще камни.

Камни доходили до размеров небольшого автомобиля и даже больше. Они наполовину утонули в земле и обросли мхом и лишайником. При таком свете можно бы заметить человека ярдах в тридцати, но он ведь мог не стоять, а просто сидеть по другую сторону валуна, к которому ты прижался. Или затаиться в небольшом овражке, образовавшемся за тысячи лет от таяния снега, куда ты только что собрался направиться.

Я тихо соскользнул с камня и оказался на земле. Сам лес, казалось, дышал мне в затылок.

Худших условий схватки придумать невозможно. Спросите любого финна, русского или немца, которым приходилось воевать в этих местах. А теперь пришла моя очередь.

Я бы совсем не возражал против настоящего тумана: у моего противника винтовка и ему тогда целиться будет сложнее. Дробовик здесь оставлял большую свободу действий.

Это мне кое о чем напомнило. Я вскрыл патроны и добавил в запас еще несколько с дробью, потом вышел из-за камня и стал углубляться в лес. Если кто-нибудь и собирался выделяться на фоне тумана над озером, я хотел, чтобы это был он.

Минут за десять я преодолел пять ярдов, и каждый раз, когда мне приходилось ступать на землю, раздавался хруст битого стекла. По крайней мере, мне так казалось. В таком лесу можно услышать гораздо больше, чем увидеть. Стрельбы больше не было. Как мне казалось, он находился в двадцати пяти ярдах справа, и теперь уже в пределах досягаемости моего ружья.

Если только ему не пришло в голову сменить позицию. Конечно, он не будет сидеть на одном месте и ждать, пока его обойдут с фланга. А ему лучше известно, как ходить по такому лесу. Он будет передвигаться раза в два быстрее и к тому же бесшумно...

Я снова лег на землю, потея и пытаясь смотреть во все стороны одновременно. Мне противостоял мифический тролль с семью пальцами на руке, звук его шагов был неслышен, как падение снежинки, к тому же у него было три глаза, которые могли видеть в темноте. Все, что оставалось делать, это вскочить и бежать, бежать и бежать...

Я почти запаниковал, но взял себя в руки и попытался выровнять дыхание. Вернулась способность трезво размышлять, зато пропала уверенность, что знаю направление, в котором находится стрелок. После того, как я вошел в лес, он наверняка сменил позицию. У него была возможность углубиться в лес и встретить меня в лоб или уйти в сторону, чтобы подкрасться сзади. В любом случае мне нужно было изменить направление. Он мог ожидать, что я буду идти прямо или поверну направо, так что мне следовало свернуть влево или вернуться назад.

Я повернул налево, ведь вернуться назад означало вновь оказаться на берегу озера. Первые два ярда по мягкой, заросшей мохом земле дались мне легко, и тут передо мной оказался камень, доходивший до пояса. Обойти его значило либо продираться сквозь кусты, либо перебираться через ствол гнилого дерева, а бесшумно такое не получится. Оставалось одно – перелезть через него.

Я повертел головой, внимательно осматривая лес. На этой высоте мало что было заметно, но ничего движущегося в поле зрения не попало. Тогда я подался вперед, положил ружье на камень и потянулся вслед.

Пуля чиркнула по булыжнику рядом с моим коленом. Я схватил дробовик, в мгновенье ока кувыркнулся через камень и плюхнулся на землю. На этот раз он уже целился.

За камнем оказался склон, и я покатился вниз, даже не стараясь остановиться, пока не застрял в подлеске. Грохот стоял, как при обвале, но вряд ли он сможет что-то разобрать после того, как разрядил винтовку в нескольких дюймах от своего уха.

Вспышка мелькнула почти прямо впереди и всего в двадцати пяти ярдах.

Я рухнул на еще одно гнилое дерево, поспешно обогнул его ползком и повернул направо, углубляясь в лес просто потому, что в той стороне легче было найти прикрытие или убежище под валуном.

Мне удалось преодолеть добрых пятнадцать ярдов, и вряд ли он мог это заметить. Во всяком случае, ему ничего не было слышно. Но перед этим он прошел не меньше сорока ярдов, и я об этом даже не догадался. Я выглянул из-за камня и стал изучать то место, откуда, как мне казалось, сделан последний выстрел. Выбрал небольшой кусочек местности и постарался, насколько позволял свет, тщательно его рассмотреть. По крайней мере, этим мне приходилось заниматься раньше, выискивая в небе самолеты противника.

Где-то в глубине леса пронзительно вскрикнула какая-то птица. Крик был похож на скрип несмазанных петель. Я успокоился и вновь вернулся к своему занятию.

Лес снова стал медленно надвигаться на меня. Я разглядел множество предметов, которые могли оказаться моим противником, но так и не смог понять, который же мог быть этим стрелком, сидящим, стоящим на коленях или прислонившимся к дереву. Ни один из них не двигался.

Я начал понимать, почему скандинавы верили в троллей и прочую нечисть. Нужно было только оказаться в тихом лесу и оглядеться. И тебе сразу начнут мерещиться разные непонятные вещи. Кто-то придал валунам странную форму и причудливо изогнул стволы деревьев. Ощущение одиночества никогда не появится, за тобой будет следить невидимый взгляд.

Должно быть, он уже покинул прежнее место. Прополз еще ярдов сорок и зашел мне в тыл. Я даже чувствовал, как его винтовка целится мне в затылок...

Наконец он зашевелился в нескольких ярдах от разглядываемого мной места. Земля поднималась в гору, и я видел только расплывчатые очертания его коренастой фигуры, скользившей от дерева к дереву.

Неожиданно из дичи я сам превратился в охотника. Теперь уже мои глаза за ним следили.

Я вытянулся за корневищем и стал ждать. Стрелять вверх по склону было неудобно, и его позиция оставалась предпочтительнее, но с таким стрелком, как он, следовало использовать каждый шанс, который он давал мне в руки. Больше я мог его и не увидеть.

Противник тянул время. Должно быть, он потерял меня из виду и теперь за один раз проходил не больше нескольких футов и снова останавливался, чтобы постараться засечь меня с новой позиции. Когда он снова начал двигаться, я выстрелил из обоих стволов и спрятался за камень, чтобы перезарядить ружье, пока был так оглушен и ослеплен выстрелом, что ни на что другое не годился. Когда я высунулся из-за камня, он уже спрятался за валуном.

Я совершил глупейшую ошибку. Нужно было сменить позицию, пока он приходил в себя. Но теперь ему стало известно, где я, и где меня искать.

Теперь я снова становился дичью.

– Надеюсь, у вас еще остались патроны с пулями, сэр? – крикнул он.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем я ответил.

– Какого черта ты тут делаешь, Хомер?

Потом я понял, что лучше было бы спросить, знал он, в кого стреляет? Ведь как-никак ублюдок бил на поражение.

– Извини, – крикнул он после некоторой паузы, – ты сам поставил меня в неудобное положение. Конечно, я не ожидал тебя здесь встретить. Но я дал слово Хартману охранять его во время операции, а там на берегу ты, похоже, угрожал ему.

– Угрожал ему! – завопил я. – Я собираюсь вышибить ему мозги!

В такой ситуации это был не лучший ответ.

Теперь мне все стало ясно. Если Хартман смог нанять Хомера и притащить его сюда в качестве телохранителя, он сделал очень ценное приобретение. Должно быть, встретились они на озере, когда Оскар воровал мой бензин.

Но оставалось непонятным, почему Хомер нанялся к нему.

– Ну, ладно, – крикнул я. – Ладно. Но учти, что Хартман играет нечисто. Он уже убил двоих парней. Тех, что доставили вас сюда – испортил их самолет. И это он убил на озере немецкого летчика. Так что забудь об этом и смотаемся отсюда, пока русские нас не застукали.

– Убей его, Хомер, – раздался с берега крик Хартмана. – Он меня прикончит при первом удобном случае.

Я перевернулся на спину и направил дробовик в сторону берега. Следовало бы знать, что там будет слышно каждое слово, ведь до них было не больше пятидесяти ярдов.

– Хомер, – позвал я, – ты готов собраться и отправиться домой?

– Прости, но я дал слово, – ответил он.

– Ты с ума сошел! – заорал я.

Пуля ушла в землю в нескольких дюймах от моего укрытия.

Теперь мне стало ясно – он просто сумасшедший. Возможно, любой профессиональный охотник на крупного зверя немного не в своем уме, и ему просто необходимо постоянно подкрадываться к опасным хищникам, чтобы доказать, что можешь их прикончить раньше, чем они тебя. Ведь говорил же он, что вся соль в этой игре состоит в том, чтобы подкрасться как можно ближе...

Теперь стало понятно и остальное. Ему всю жизнь приходилось встречаться с опасностью лицом к лицу. Он не старался устанавливать рекордов, а просто каждый раз доказывал, что ему это по плечу. Теперь же ничего не осталось: после бурого медведя его список был исчерпан.

Осталась лишь одна опасная игра – схватка с вооруженным противником.

Вот потому-то он и согласился на предложение Хартмана. Тот пригласил его, потому что раскусил, чем он дышит. Пальба на берегу была лишь приглашением войти в лес и сойтись один на один. И я пришел.

Его сестре о нем наверняка известно все. Такое положение могло тянуться неделями и месяцами, но ей нужно было вернуть его домой именно сейчас. Наверное, у нее был такой же список, что и у него. Она вычеркивала тех, кого он застрелил, и раньше его поняла, что последним в этом списке был он сам.

Теперь это место занял я.

Нет, ему было жаль, что это оказался я. Конечно, он как джентльмен из Вирджинии дал слово, а теперь мы сошлись в честном, спортивном состязании. Он – со своим умением выслеживать дичь и владеть винтовкой, а я – с военной подготовкой и умением сражаться под огнем противника. Идеальная пара, и пусть победит сильнейший.

Мной стала овладевать ярость. Лес перестал следить за мной – к черту все эти сказки. Здесь просто было место сражения: укрытия и огневые позиции.

Ну, ладно, Хомер. Человек с оружием – это самый опасный противник из тех, что тебе встречались. И я именно этот человек. В двадцати ярдах от тебя не клыки и когти, пуля успеет размозжить тебе голову раньше, чем ты успеешь глазом моргнуть. Подумай об этом, приятель, пусть это станет тебе уроком. Забудь о всяких там следах, подветренной стороне и законах морали. Ведь тигры и медведи их не придерживаются, они просто делают все, что могут. Ты подумал об этом? Теперь тебе предстоит узнать, на что способен человек, а тебе противостоит настоящий убийца. Представь себе, что тебя могут убить, Хомер. Посмотрим, смогу ли я заставить тебя помнить об этом.

Я взял заряженное пулями ружье, подполз к краю валуна, выстрелил в его направлении, перезарядил и выстрелил снова. Ему хотелось узнать, как ему будет под огнем противника. Теперь он это выяснил. Это гораздо хуже, чем думают.

Потом перезарядил ружье и снова выстрелил. Если его удастся вынудить на необдуманный поступок, то мне хотелось оставить за собой еще один выстрел.

Но не сработало. Если он и оставался на прежнем месте, то не двигался и не стрелял.

Наконец я перезарядил еще раз и выстрелил из обоих стволов, чтобы ему стало понятно, что патроны к дробовику у меня кончились. Тогда я схватил револьвер. Вот этого он не ожидает.

Но и эта уловка не сработала, так что нужно было придумать что-нибудь еще.

Прежде чем двигаться, я хотел дождаться его выстрела. Тогда мне станет точно известна его позиция, а он будет оглушен собственным выстрелом. Правда, к тому моменту я вряд ли мог услышать, если начни он распевать старинные лапландские песни охотников на медведей.

Я зарядил оба ствола патронами с дробью. Если ему хотелось думать, что пули намного опаснее, не следовало его в этом разуверять. В такую туманную ночь для настоящего дела дробь была лучше. Я не стремился убить, достаточно было просто попасть в него.

Теперь мне захотелось сместиться влево.

В какую сторону может пойти он? Последний раз Хомер взял вправо. Теперь он понимал, что мне это известно.

Захочет он изменить направление или же у него с той стороны такое отличное прикрытие, что ему трудно будет устоять и не воспользоваться им? А что думает Хомер по поводу моих возможных действий?

Так можно было до отупения строить догадки и не прийти ни к какому решению. В конце концов, единственное, что осталось делать, – это двигаться в произвольно выбранном направлении. Мне хотелось взять влево, а затем пойти вперед и выйти на один уровень с ним или даже чуть выше. Преимущество в высоте давало ему слишком много дополнительных шансов.

Но сначала мне хотелось дождаться его выстрела. В нескольких футах от моего камня была прогалина среди кустов и папоротника около ярда шириной. Я посчитал, что ему потребуется четыре секунды, чтобы передернуть затвор и снова прицелиться. А за это время мне удастся уже проскочить эту прогалину.

Я выпрямился, нарочно наступил на гнилую ветку и бросился вправо. Он не стрелял, но на этот раз я такого и не ожидал. Хомер будет ждать следующего удобного случая.

Прыжком я вернулся под прикрытие валуна. Где-то слева впереди меня мелькнула вспышка и раздался выстрел. Пока я прижимался к земле, он снова сменил позицию. Тогда я на карачках пересек прогалину и исчез в папоротниках.

Он снова выстрелил, а я опять проскочил дальше.

Ему не было слышно, но дело в том, что меня зацепило пулей. И я еще не знал, насколько это серьезно. Последний выстрел угодил как раз над правым бедром, и это место сразу онемело. Боль появится позже. Тогда мне, может быть, придется звать на помощь или просто истекать кровью. Но пока что нужно было пошевеливаться. К счастью, его "магнум 300" был слишком мощным, будь его пуля тяжелее и медленнее, меня бы опрокинуло на спину.

Я продрался сквозь заросли кустарника, вскарабкался на пару ярдов по склону и укрылся за очередным валуном. Затем опять свернул налево и свалился в овражек, который вел как раз к тому месту, куда мне хотелось попасть.

Тот был два фута глубиной и достаточно широк, дно устилал мокрый песок. Овражек вел с уклоном по диагонали в сторону берега. Самое главное было в том, что он защищал меня от огня и наблюдения противника и был лучшим укрытием, которое мне попалось после валуна.

Перевернувшись на правый бок, я осмотрел рану. К счастью, кожаная куртка оказалась пробитой в двух местах немного выше бедра, а это значило, что пуля прошла навылет. Хотя я, честно говоря, и не ожидал, что пуля "магнума" может застрять в теле. Пришлось расстегнуть на куртке молнию, чтобы осмотреть рану. Рубашка оказалась липкой и мокрой. Я осторожно ощупал бок и ощутил жуткую боль. Оставалось только прикусить левый рукав и продолжать осмотр.

Неожиданно мне плеснуло водой в лицо. Я с трудом удержался от кашля и продолжал доставать из раны обрывки ткани, ведь из-за этой штуки умирать не стоило. Попытавшись пошевелить правым плечом, я почувствовал, что по ребрам словно кто-то провел раскаленным железом. Тогда я запихнул в рану довольно чистый носовой платок и, чтобы закрепить его на месте, застегнул молнию.

К этому времени я уже смутно представлял себе позицию Хомера. Знал только, что он оставался все еще где-то надо мной.

Новый поток воды сбежал по дну овражка и небольшой лужицей растекся перед моим лицом. Я облокотился на левую руку, и вода прошла подо мной, почему-то не намочив брюки и ботинки.

Меня почему-то заинтересовало, как вода стекает по дну овражка. Кто может загораживать ей путь, а потом снова освободить его...

Вот так я вычислил Хомера. Он притаился в той же самой канаве, но выше по склону, и действовал как я: когда перед ним накапливалась вода, уступал ей дорогу.

Я осторожно перевернулся на левый бок и начал медленно ползти вверх по овражку, упираясь в дно локтем левой руки и ногами. Еще мне удавалось той же рукой тащить за ствол ружье. Насколько можно, я оберегал правую руку, но одно неверное движение – и ребра обжигало каленым железом. Мне не удалось проползти и пяти ярдов, а всего уже прошиб холодный пот. Вот только правому бедру было горячо: пошло кровотечение из раны.

Но на этот раз я точно знал, где засел Хомер, и беззвучно полз в его направлении. Мокрый песок на дне канавы приглушал все звуки.

Еще не раз мое лицо окатило водой, но я упорно продолжал ползти, работая левым локтем и помогая ногами. Стали попадаться камни, и я как молодая ящерица огибал их, чувствуя себя раненым, уставшим и старым динозавром. Пригнув голову я видел, как нос мой оставляет дорожку в мокром песке. Мне просто не хотелось делать лишних усилий и смотреть на что-то еще. В ушах у меня стучало, но это не было эхом последнего выстрела. Просто мое сердце выкачивало кровь через рану.

Но почему это должно волновать Билла Кери?

Да он на одних зубах сможет вскарабкаться на утес, даже если пули изрешетят его, как дуршлаг. В Секретной службе он всегда считался железным человеком. Дайте ему пистолет-пулемет "стэн", он выполнит задание и обязательно к утру вернется. Добрый старина Билл Кери. Ему не в диковинку одной рукой вести самолет, а другой зажимать рану, пока ее не залатает хирург.

Тут меня что-то остановило. В ушах стоял такой шум, словно рядом маршировал гвардейский батальон. Рана в боку немного успокоилась, зато тело стало неметь.

Я даже не поднимал головы, а просто полз, выискивая глазами, куда в очередной раз упереться локтем. И после всего этого мне еще предстояло на своем "Бобре" удирать из России!

Пришлось прилечь на дно овражка и прижаться лицом к холодному, мокрому песку. Я не знал, сколько удалось проползти. Пятнадцать ярдов, двадцать, а может быть двадцать пять. Я только знал, что прополз довольно далеко, может быть слишком далеко. И теперь хотел спать.

Меня разбудила вода, которая плескалась перед лицом. Я открыл рот, подождал, пока он наполнится водой, и проглотил. Гул в ушах стих. Я снова отдавал себе отчет, где нахожусь, и снова был готов к схватке. Но долго это продолжаться не могло. Что бы ни пришлось сделать, начинать нужно было сейчас. Пошевелив правой рукой, я даже рад был снова ощутить боль. К телу вернулась чувствительность. Я медленно поднял голову, прислушался и осмотрелся.

И тут я понял, что за шум был у меня в ушах. Откуда-то слева, издалека, слышался рокот вертолета. Вероятно, он прочесывал длинное озеро. Скоро он вернется, и с этим я ничего поделать не мог.

Теперь я оказался в нескольких футах от небольшого каменистого уступа на дне овражка, а за ним тот сворачивал влево, но затем снова изгибался вправо. В восьми или девяти ярдах дальше была навалена куча больших камней.

Я ее внимательно изучил. Она вздымалась футов на восемь и образовывала нечто вроде крепостного вала, направленного немного вправо от меня. И это не была какая-нибудь дуга или цепь, а просто куча футов тридцать в поперечнике. Позади нее виднелась еще пара куч поменьше.

Канава проходила через ее середину и потом снова уходила влево. Именно там и должен был находиться Хомер.

Он был достаточно опытен, чтобы не спрятаться в этой груде, где его легко было бы заметить на фоне неба и со всех сторон окружали камни, грозившие рикошетом. Хомер наверняка засел где-то с краю, где с одной стороны его защищала каменная стена, а с другой – овражек. Единственное уязвимое место было у него с тыла, но он знал, что меня там пока нет, верил зоркости своих глаз и надежности своего оружия.

Довольно небезосновательная вера.

Теперь мне либо нужно было обойти его ползком и зайти сзади, а это значило сделать крюк на пятьдесят ярдов по кустам и гнилью, что трудно проделать бесшумно. Или же оставалось ползти вперед и оказаться у него на мушке. Вот так обстояло дело, только я не собирался никуда ползти. Все должно было решиться на этом месте.

Мне удалось добраться до каменистого уступа, правда я разбередил свою рану, и снова началось кровотечение.

Поперек него я положил ружье, стараясь повыше задрать дуло, чтобы в него не попала вода, а потом взял в левую руку револьвер. Насколько я помнил, у него был очень легкий и чувствительный спуск. Так и положено: тот, кто не пожалел времени, чтобы спилить предохранительную скобу, наверняка поработал и над спусковым крючком. У только что вышедших с завода "смит-и-вессонов" спусковой крючок был довольно тугим.

Мне оставалось только надеяться, что спуск достаточно чувствителен. Я зажал револьвер в своей куртке и взвел курок до отказа. Он подался назад с легким щелчком, прогремевшим для меня как колокола страшного суда, хотя наверняка даже в трех футах от меня его ничего слышно не было. Перевернувшись на правый бок, я подождал пока уляжется боль, и бросил револьвер, как ручную гранату, в самую середину груды камней. А сам схватился за ружье.

Револьвер выстрелил, за спиной Хомера раздался грохот и вспышка выхватила из темноты огромную груду камней. Хомер вскочил и повернулся назад.

Он оказался немного дальше, чем я предполагал, как раз за уступом первого валуна. Хомер развернулся в овражке спиной ко мне, прицелившись из винтовки в то место, откуда раздался выстрел.

И тогда я дважды разрядил ружье в его спину.

Казалось, прошла вечность, пока эхо выстрелов перестало греметь в моих ушах и блики вспышки перестали слепить глаза. Я оторвал щеку от холодного ложа своего дробовика и посмотрел в сторону камней.

Ничего не было видно, лишь монотонное урчание вертолета нарушало тишину. Он возвращался. По правилам мне полагалось перезарядить ружье и осторожно подкрасться к своей цели. Но мне было не до того, тем более, что все так или иначе должно было закончиться. Облокотившись на ружье, я выпрямился. Лес у меня в глазах покачнулся и встал на место. Я заковылял по оврагу к камням.

Он там лежал ничком на камне, а ноги остались в овражке. На охотничьей куртке между лопаток проступило множество пятен, которые быстро увеличивались в размерах. Я присел рядом и перевернул его на спину. Хомер упал в канаву, и тоненькая струйка воды шевелила его волосы.

Через некоторое время он открыл глаза и хрипло спросил:

– Вы просто бросили револьвер, верно, сэр?

Я кивнул, но потом сообразил, что Хомер может ничего не видеть, и сказал:

– Да.

– Не ожидал я этого от вас.

– В этой игре нет правил.

Он закрыл глаза и замер.

– А я... попал... хоть раз? – снова раздался его голос.

– Да, в тот раз, когда я проскочил прогалину. Ты зацепил меня немного выше бедра.

– Я так и думал, – он едва шевелил губами, в голосе чувствовалась смертельная усталость. – Мне остается надеяться, что все обойдется, сэр.

– Конечно, – мало-помалу я становился персонажем его бредовых видений.

– Я все сделал правильно... под огнем...

– Ты был великолепен.

Он умолк.

– Если бы не револьвер, я выиграл бы... верно? – снова заговорил он, и губы его детского лица уже едва произносили слова.

– Да, – согласился я, тем более, что это было правдой.

Он попытался улыбнуться и в этот миг умер.

Возможно, по его правилам он выиграл.

Над деревьями раздавался рокочущий гул вертолета.


Глава 25 | Весьма опасная игра | Глава 27