home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



17

К тому времени, когда мы добрались до Оранариса, был уже час ночи, но в задней части бунгало горели огни. Джи Би обошла дом кругом и вошла во внутренний дворик.

Уитмор, одетый в странную смесь пляжного костюма и наряда Боливара Смита, поверх которой была куртка краснокожих с бусами и бахромой, сидел, вытянув ноги, в своем обычном кресле возле холодильника. С одной стороны от него стояла бутылка ржаного виски, а с другой – груда чековых книжек, сценариев и вестернов.

Он увидел меня, удивленно покосился, а потом спокойно сказал:

– Привет, приятель. Пиво или виски?

– И то, и другое.

– Настолько плохо обстоят дела, да?

Я просто пожал плечами. Луис пересек комнату и открыл дверцу холодильника. Уитмор повторил свою операцию по открыванию бутылки и бросил мне "Ред Страйп". Луис нашел стаканы и плеснул в один из них виски для Джи Би, а другой сунул мне.

Джи Би опустилась в кресло, лицо ее неожиданно стало бледным и измученным. Она сделала глоток виски, а потом быстро сказала.

– Ну, похоже, все правильно. Должно быть, его убили вскоре после того, как Луис вчера вечером уехал. Все выглядит так, что убили его из змеиного пистолета – Карр нам объяснил, что это такое. Видимо, это...

– Я знаю, что такое змеиные пистолеты, – сказал Уитмор, взглянул на меня, потом снова на Джи Би. – Что говорит полиция?

– Собирают показания. Сначала они хотели немного погоняться за Карром, но только стерли ноги. Это что касается всего дела. За исключением одной новости: кажется, на самом деле Диего был...

– Подождите, – прервал я ее. – Эту часть расскажу я.

Все посмотрели на меня: Уитмор и Луис с холодным профессиональным выражением, на лице Джи Би сменилась целая гамма выражений, если только она не делала лицевую гимнастику. Потом она кивнула и сделала еще один глоток виски.

– Диего был сыном Хименеса, – сказал я. – И вы все это время это знали.

Я не ждал быстрой реакции, по крайней мере от этих троих. Но не дождался вообще никакой. Оба актера походили на студийные фотографии самих себя, Джи Би продолжала обнюхивать свой стакан.

Потом Уитмор спокойно спросил:

– Почему вы так думаете, приятель.

Неожиданно то, что я собирался сказать, показалось мне странно смешным здесь, в тихом дворике, выходящем на темное море, при полном отсутствии каких-либо звуков, кроме ворчания холодильника и жужжания и гудения насекомых, летящих на свет вдоль крыши.

Я быстро выпил с обоих рук и сказал:

– Наша поездка в Санто Бартоломео...

– Но ведь вы сами ее предложили, – заметил Луис.

– Да, помню. Знаете, я был несколько обескуражен в тот первый день съемок на натуре; мне показалось, что я не вижу никакого реального действия. Но я был неправ; на самом деле я наблюдал великолепное действие. Тот вопрос был чистой декорацией. Вы спросили меня о ближайшем месте в испанском стиле, где можно было бы провести натурные съемки; вы знали, что я должен назвать Либру. И вы спросили, не знаю ли я кого-нибудь, кто в совершенстве владеет испанским. Еще одна декорация: вы уже знали, что я знаком с Диего; это был просто способ привести его сюда, не возбуждая моих подозрений.

– Какого черта мы должны были о вас беспокоиться? – вежливо спросила Джи Би.

– Доберусь и до этого. Я считаю, Диего привлек меня к вашей работе, а никак не иначе. Вы уже знали его – и знали, кто он такой.

– У вас совершенно дикая фантазия, приятель.

– Вы забываете, что я видел, как она работает. – Я кивнул в сторону Джи Би. – В тот день, когда она нанимала меня на работу, у нее был полный анализ всех моих расходов, она знала всю мою историю как летчика, возможно даже, что у нее были отпечатки пальцев моей бабушки. Не говорите мне, что она позволила, чтобы Диего оказался связанным с вами, даже не поинтересовавшись его фамилией. Я просто не могу поверить, что она может допустить такую небрежность в своей работе.

Снова наступила пауза. Потом Уитмор сказал, все еще сохраняя спокойствие:

– Ладно... Итак, мы знали. И что из этого? Он был хорошим парнем. И еще он говорил по-испански.

– В тот день вы задали мне еще один вопрос, – сказал я. Вы спросили меня относительно самолета с кинокамерой: что-нибудь такое с двумя двигателями, чтобы вы могли расположить в носу кинокамеру. Это тоже была обманка: ответом должен был стать бомбардировщик вроде "митчелла". И потом агент Диего нашел для вас такой самолет... и вы дали Диего добро, чтобы он летал со мной. Так что же, черт побери, вы с ним собирались делать, с этим бомбардировщиком?

Некоторое время спустя Луис вздохнул.

– Нас вычислили, Уолт. Пора раскрывать карты.

Уитмор нахмурился, пробормотал что-то и медленным недоуменным жестом приподнял свои широкие плечи.

– Ладно, парень, вы угадали. Да, я собирался, после того, как мы закончим съемку, а парень научится летать, разрешить ему использовать самолет.

– Для чего?

Он снова пожал плечами.

– У него была идея, которая заключалась в том, что он может взять на борт какое-то количество бомб, и затем, если реактивные истребители окажутся выстроенными в ряд, как мы это видели, то он... – Уитмор щелкнул пальцами, – Ну, скажем, уничтожить их все с одного захода. И изменить тем самым баланс сил в республике.

– Вы собирались устроить бомбардировку? – недоверчиво спросил я.

– Черт возьми... Вы же видели, когда мы там были, какие подонки там командуют.

Я удивленно огляделся вокруг: посмотрел на Джи Би, скорчившуюся в своем кресле и упорно разглядывавшую свое виски; на Луиса, склонившегося над холодильником и задумчиво открывавшего и закрывавшего его дверцу.

– Вы все знали об этом? – спросил я.

Джи Би еще раз быстро глотнула виски.

– Я знала. Черт возьми, каким-то образом я сама посоветовала это.

– Ведь это же не ковбойский городишко с плутом-шерифом и пьяным мэром; это чужая страна. Страна, которая принадлежит кому-то другому.

Луис толчком захлопнул дверцу холодильника.

– Это была моя страна... когда-то. Очень давно и, конечно, тогда меня звали иначе. Но я ходил в школу вместе с Хименесом. Он – хороший человек. Итак... видимо можно сказать, что все это моя ошибка. – Он неожиданно нахмурился и стал очень печальным. – Возможно, это и так.

– Нет, черт возьми, – сказал Уитмор. – Во всяком случае, я поддерживал парня.

– Понимаю, – кивнул я. – Понимаю. Ну, по крайней мере это означает, что не так уж и важно, что его убили, верно?

Луис раздраженно посмотрел на меня.

– Как вы себе это представляете?

– Потому что бедняга так или иначе погиб бы, пытаясь управлять "митчеллом". Или наверняка погиб бы при атаке. Ему было достаточно промахнуться по одному истребителю – всего лишь по одному – и через три минуты Нед Рафтер сел бы ему на хвост.

– Он был хорошим парнем, – сказал Уитмор.

– Он любителем спортивных автомобилей. А "митчелл" – самолет для профессионала, и воздушная война тоже является делом профессионалов. Все это не так легко, как выглядит в кино. Почему, черт возьми, вы думаете, республика платит Нэду Рафтеру тысячу долларов в неделю?

Видимо, Уитмора задело, когда я так высказался о кинофильмах. Но потом он тяжело вздохнул.

– Ну... да, может быть вы и правы. Но у нас была еще и другая мысль. Мы думали, что и вы можете принять в этом участие. Что скажете по этому поводу?

Я мог сказать только то, что не иначе мир сорвался с катушек, если я действительно сижу здесь, держа в каждой руке по стакану, и меня спрашивают, нет ли у меня желания принять участие в бомбардировке чужих военно-воздушных сил.

И что же в этом странного? Всего пару недель назад мне предлагали работу за 750 долларов в неделю, чтобы я летал в чужой стране и бомбил там с реактивного самолета чужих повстанцев в чужих горах. Тогда я не думал, что это довольно странно. Теперь же мне просто делали предложение с другой стороны.

Ну, может быть это и так – но ведь эти люди не являются повстанцами; это же две кинозвезды из Голливуда и крупный американский адвокат. Какая-то совершенно сумасшедшая ситуация. Все слишком похоже на фильмы Уолта Уитмора.

Или может быть именно этого они и хотят? Он провел последние тридцать лет, играя такие роли в кино – может быть теперь он хочет точно так же пошутить в реальной жизни. Может быть он думает, что это также просто. Карр, разве тебе не приходилось и раньше слышать, как актер рассуждает о политике?

– Вы же профессионал, – сказал Уитмор.

– Нет. Это было очень давно.

– Так давно, как в прошлую субботу над Санто Бартоломео? – спросил Луис.

Я посмотрел на него и осторожно сказал:

– Послушайте, – Диего мертв. Значит...

– Да. – Он решительно кивнул. – Мне чертовски не хочется сейчас бросать это дело, после того, как парня убили.

– Миссия по бомбардировке в честь Диего Хименеса Инглеса, – мрачно буркнул я. – Но это означает, что они уже кое-что знают. Они уже занесли меня в соответствующий список – вероятно, сейчас они уже знают и про "митчелл".

Луис деликатно пожал плечами.

– Да, действительно, это прибавит проблем. Что касается меня, то я не думаю, что один старый бомбардировщик и один летчик, и даже летчик-истребитель, смогут такое сделать.

– Черт побери, я мог бы это сделать, – заявил я. – Я практиковался в бомбометании по наземным целям, и если они будут выстроены в один ряд, так как стояли, – тут я взглянул на него и протянул: – Вы – подонок. Хитрый подонок.

Он невозмутимо улыбнулся.

Уитмор нетерпеливо бросил:

– Выполните это задание – и вернете свой самолет.

Немного опешив, я спросил:

– Как, черт возьми, вы можете такое обещать?

– Мы можем получить для вас письменную гарантию от Хименеса: когда он победит, то первое, что он сделает, – вернет вам ваш самолет. Годится?

Неожиданно Джи Би покачала головой.

– Давайте играть с ним на равных, Босс. Мы уже получили письменную гарантию от Хименеса. Мы получили ее тогда днем в Санто Бартоломео. Это было основной целью поездки: мы устроили встречу с Хименесом за городом. Именно тогда вы потеряли свой самолет, поэтому мы попросили у него гарантию. Просто на всякий случай.

– Просто на всякий случай, – задумчиво повторил я.

– Вы же свободный человек, Карр, – резко бросила она, не глядя на меня. – Вы же не подписывали на это никакого контракта. А работа над фильмом подождет, чтобы вы не делали.

И я сейчас был свободен – без моей "голубки"? Я все еще был должен за нее деньги, как только работа над фильмом кончится, я не смогу выплачивать взносы. И Лондон натравит на меня шестнадцатидюймовых адвокатов. Я это как-нибудь переживу, – но никогда уже не видать мне самолета. Хотя все это еще не причина оказаться замешанным в чью-то чужую войну.

– Конечно, эта гарантия может ничего не стоить, – сказал я.

– Я лично могу гарантировать, что Хименес сдержит свое слово, – отрезал Луис.

– Да? Но вы не сможете гарантировать, что Хименес выиграет свою войну, вне зависимости от того, что я сделаю. Может быть, ему никогда не удастся даже приблизиться к "голубке".

Луис взглянул на Уитмора. Тот немного подумал.

– Тогда давайте договоримся следующим образом: вы выполняете это задание и получаете какой-то самолет. Если Хименес не победит или не заплатит, вы получаете "В-25". Летайте на нем, продайте его, делайте, что хотите. Пожалуй, он кое-чего стоит. Может быть, даже тех двенадцати тысяч, что я за него заплатил. И он будет вашим, приятель.

Я улыбнулся.

– И если я при этом попадусь, то самолет будет мой, а не ваш – правильно?

Он медленно пожал плечами.

– Если вы позволите себя схватить, приятель, то думаю, что генералов не станет особо беспокоить вопрос, кому принадлежит самолет.

Конечно, здесь он был прав.

– Он еще не пообещал, что возьмется, – заметила Джи Би.

– Разве? – удивился я. – Хорошо, я возьмусь.

На этот раз она спокойно и внимательно посмотрела на меня. И, может быть, даже несколько разочарованно. Потом глубоко вздохнула.

– Ладно... Итак, возникает следующая проблема: к полудню набегут газетчики из Майами. Если они увидят бомбардировщик, то у них могут возникнуть мысли, не лишенные оснований. Где бы можно его спрятать?

– Спрятать? Его? – Я разинул рот от изумления. Но понял, что она права. Теперь я понимал, почему мы получили этот "митчелл", теперь это казалось чертовски очевидным. Пистолет – пулемет под подушкой, инспектор? О, это на тот случай, если из дырки в умывальнике вылезет паук.

– Что, если мы перегоним его отсюда в Охо-Риос? – спросила она.

– Бог мой, на одном двигателе полетел масляный насос... – Я немного подумал. – Возможно, что я смогу выполнить перелет. Но не сюда. Ваши газетчики наверняка захотят взять интервью у Уитмора: они могут местным рейсом прилететь в Охо-Риос. Нет... я перегоню его на аэродром Порт-Антонио. Не вижу причин, почему бы им захотелось попасть туда.

– Сделайте это до обеда.

Я смиренно кивнул.

– И когда они на вас набросятся, не старайтесь улизнуть: это только возбудит подозрения. Просто расскажите им все, как есть. Но, может быть, немного обыграйте полет в Санто Бартоломео.

Я снова кивнул, посмотрел на стаканы с выпивкой в обеих моих руках, потом вспомнил, что я собираюсь вылететь до обеда и решительно поставил их на стол. Джи Би проследила за моим движением и встала.

– Карр, вы можете снять номер в Шау-парк. Я поеду с вами.

Уитмор медленно поднялся и потянулся таким движением, что просторный внутренний дворик словно превратился в душевую кабину.

– Надеюсь встретиться с вами через пару дней, приятель. Тогда и обсудим все детали.

Когда мы выходили, Луис вежливо кивнул.

Снаружи на тихой стоянке, перед тем как открыть дверцу автомобиля, в котором за рулем спал шофер, Джи Би остановилась и тихо сказала:

– Ну, кажется вы получили новую работу, Карр.

Я медленно кивнул.

– Что-то в этом роде.

– Просто мне очень интересно – почему вы взялись?

– Вы меня уговорили.

– Вы все еще свободный человек, Карр, – резко бросила она.

– В самом деле? Ну... я получу обратно свою "голубку". И, может быть, сделаю что-нибудь с теми, кто убил Диего.

Она какое-то мгновение постояла молча, потом мягко спросила:

– Вам очень недостает военных вылетов?

– Видите ли, это не совсем точно, что королевские ВВС меня уволили; во всяком случае, не после Кореи. Сейчас я должен был бы уже командовать эскадрильей, а может быть даже и авиационным крылом.

– Так почему же вы ушли?

Я пожал плечами.

– Не имеет значения, сколько нашивок у вас на рукаве, всегда найдется кто-то, у кого их будет больше. Сейчас я по крайней мере могу предложить любому немного проехаться на собственной заднице.

– Так, как вы предложили это боссу.

Я с любопытством посмотрел на нее.

– Мне показалось, что вы помогали разрабатывать план этого налета?

– Да. Когда это был трюк, который предстояло проделать Диего, то казалось... Ах, черт возьми. – Она, похоже, рассердилась, но чувствовала себя как-то неуверенно. – Просто получается так, что когда босс собирает команду для охоты на плохих людей, то все кричат "По коням!"

– Но ведь лошадей покупает он. А теперь разбудите водителя и скажите, что ему поручено во вторник вести батальон танков на Санто Бартоломео.

Она ожгла меня взглядом на меня и рывком распахнула дверцу машины.


предыдущая глава | Сценарий схватки | cледующая глава