home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава тринадцатая

Три спящих лорда

Ветер не прекращался, но слабел с каждым днём, так что волны превратились в мелкую рябь и корабль скользил по морю, как по озеру. Каждую ночь на востоке появлялись новые созвездия, которых никто не видел в Нарнии и, думала Люси с радостью и страхом, вообще никто ещё не видел. Новые звёзды были крупными и яркими, ночи тёплыми. Почти все спали теперь на палубе и долго засиживались за разговорами или, склонившись над бортом, смотрели, как пляшет светящаяся пена.

В один невыразимо прекрасный вечер, когда позади раскинулся пурпурный и алый закат, а небо стало больше, они заметили справа по борту какой-то остров. Он медленно приближался; мысы и склоны, освещённые заходящим солнцем, ослепительно пламенели. Вскоре корабль шёл вдоль побережья. Позади, на фоне алого неба, словно вырезанный из картона, чернел западный мыс. На острове не было гор, зато там были невысокие пологие холмы, вроде подушек. С берега доносилось благоухание, которое Люси назвала нежно-лиловым, Эдмунд сказал (а Ринс подумал): «Что за чушь!», а Каспиан сказал: «Я понимаю». Они плыли долго, минуя мыс за мысом, надеясь найти бухту поглубже, но не нашли и бросили якорь в мелком маленьком заливе. Хотя море было спокойное, у самого острова сильная волна не давала подвести корабль так близко к берегу, как хотелось. Доплыв до берега в лодке, они порядком промокли (лорда Рупа, заметим, оставили на борту, так как он не желал даже видеть никаких новых островов). Всё время, пока они были на острове, в ушах стоял монотонный шум прибоя.

Оставив двух матросов караулить лодку, Каспиан повёл остальных в глубь острова, не слишком, впрочем, далеко, поскольку время было позднее и приближалась ночь. Но оказалось, что за приключениями совсем не нужно далеко ходить. В плоской долине, примыкающей к бухте, не было ни дорог, ни тропинок, ни других признаков человека. Под ногами росла мягкая трава, там и сям усеянная цветущими кустиками, которые Эдмунд и Люси приняли за вереск. Юстэс, неплохо разбиравшийся в ботанике, сказал, что это никакой не вереск, и не ошибся; но всё же на вереск эти цветы походили.

Не успели наши герои отойти от берега на расстояние выстрела из лука, как Дриниан сказал:

– Смотрите! Что это? – И все остановились.

– Высокие деревья? – предположил Каспиан.

– Или башни, – сказал Юстэс.

– А может быть, великаны? – прошептал Эдмунд.

– Сейчас узнаем, – решительно сказал Рипичип и, вынимая на ходу шпагу из ножен, устремился впереди всех к непонятным предметам.

– Кажется, это руины, – сказала Люси, когда они подошли поближе, и оказалась права. Перед ними лежала просторная площадка, вымощенная гладким камнем и окружённая с двух сторон серыми колоннами. Между колоннами стоял очень длинный стол, накрытый пурпурной скатертью, спускавшейся до самого пола, и каменные стулья, украшенные искусной резьбой, с шёлковыми подушками на сиденьях. Стол ломился от яств. Такого изобилия не знали даже при Верховном Короле Питере в Кэр-Паравале. Здесь были и индейки, и гуси, и фазаны, и цесарки, и окорока, и холодное мясо, и причудливые пироги в виде кораблей, слонов и драконов, и мороженое, и ярко-алые раки, и светящаяся сёмга, и виноград, и орехи, и ананасы, и персики, и гранаты, и дыни. Здесь были золотые и серебряные кубки, хрустальные графины, а запах вина и фруктов летел навстречу, суля небывалое блаженство.

– Ну и ну! – ахнула Люси.

Путники подошли поближе.

– Где же гости? – спросил Юстэс.

– Мы и будем гостями! – сказал Ринс.

– Взгляните! – пронзительно вскрикнул Эдмунд. Они ступили уже на мощёный пол между колоннами (крыши над ними не было) и оглянулись в ту сторону, куда Эдмунд показывал. Во главе стола что-то темнело, словно три довольно больших вороха.

– Что это? – прошептала Люси. – Как будто три бобра на столе…

– Или птичьи гнёзда, – сказал Эдмунд.

– Нет, стога сена, – сказал Каспиан.

Но тут Рипичип выбежал вперёд, вспрыгнул на стул, с него – на стол и быстро побежал по нему, ловко петляя между драгоценными кубками и солонками из слоновой кости. Он подбежал к таинственным серым кипам, присмотрелся, дотронулся до них и крикнул:

– Сражаться они не могут!

Все присмотрелись и увидели, что там сидят три человека, хотя для того, чтобы признать в них людей, пришлось подойти вплотную. Длинные седые волосы закрывали их лица, три бороды спускались на стол, обвивая тарелки и кубки, как вьюнок обвивает изгородь, сплетались в один запутанный клубок и через край стола падали на пол. По спинкам стульев спускались волосы, так что все трое скрывались в густой чаще. Словом, кроме волос, не было видно ничего.

– Они мертвы? – спросил Каспиан.

– Кажется, нет, – отвечал Рипичип, обеими лапками поднимая из вороха волос чью-то руку. – У этого рука тёплая и прощупывается пульс.

– У этих двоих тоже, – сказал Дриниан.

– Значит, они просто спят, – сказал Юстэс.

– Сколько же они спят, если так обросли? – удивился Эдмунд.

– Наверное, они заколдованы, – сказала Люси. – Я сразу почувствовала, что здесь полно чар. Может быть, мы их и расколдуем?

– Попробуем, – сказал Каспиан и сильно потряс того, кто сидел ближе. На мгновение всем показалось, что его удалось разбудить: он глубоко вздохнул, пробормотал: «Хватит с меня, гребите в Нарнию!» – и заснул ещё крепче. Тяжёлая голова снова припала к столу, и, сколько его ни трясли, ничего не вышло. Не вышло ничего и со вторым. «Мы люди, а не свиньи», – пробормотал он и захрапел. А третий едва слышно проговорил: «Горчицу, пожалуйста» – и тоже крепко уснул.

– Он сказал: «Гребите в Нарнию»? – спросил Дриниан.

– Да, – отвечал Каспиан. – Кажется, наши поиски подошли к концу. Взгляни на их кольца. Узнаёшь гербы? Это лорды Ревелиан, Аргоз и Мавроморн.

– Их не разбудишь, – сказала Люси. – Что же нам делать?

– Прошу прощения, ваше величество, – сказал Ринс. – Пока вы обсуждаете этот вопрос, почему бы команде не подкрепиться? Такое угощение не каждый день встретишь!

– Ни в коем случае! – поспешно воскликнул Каспиан.

– Верно, верно, – согласились несколько матросов. – Что-то тут многовато колдовства. Чем быстрее мы вернёмся на корабль, тем лучше.

– Сперва надо узнать, – сказал Рипичип, – не от этой ли еды они заснули лет на семь.

– Я и под угрозой смерти к ней не притронусь, – сказал Дриниан.

– Как быстро темнеет! – заметил вдруг Ринс.

– На корабль, на корабль, – заволновались матросы.

– В самом деле, – сказал Эдмунд, – они правы. Мы решим завтра, что делать с лордами. Есть эту еду всё равно нельзя, так что оставаться здесь незачем. Тут пахнет колдовством, да и опасностью.

– Я согласен с королем Эдмундом, – сказал Рипичип, – в той степени, в какой слова его относятся к команде. Что же до меня, я собираюсь встретить солнце за этим столом.

– Почему? – спросил Юстэс.

– Приключение это опасно, – ответил Мыш, – но для меня куда опасней, если, вернувшись в Нарнию, я услышу, что рыцарь Рипичип побоялся разгадать тайну.

– Я останусь с тобой, – сказал Эдмунд.

– Я тоже, – сказал Каспиан.

– И я, – сказала Люси.

Тогда и Юстэс вызвался остаться. С его стороны это было очень смело, если помнить, что он никогда не читал и даже не слышал о таких вещах.

– Ваше величество, позвольте и мне… – начал Дриниан.

– Нет, милорд, – сказал Каспиан, – твоё место на корабле. К тому же ты немало потрудился днём, когда мы бездельничали.

Спорить пришлось долго, но в конце концов Каспиан настоял на своем. Когда матросы во главе с Дринианом отправились на корабль, оставшиеся, кроме Рипичипа, ощутили неприятный холодок под ложечкой.

Немало времени ушло у них на то, чтобы выбрать себе место. Мысли были у всех одинаковые, хотя никто не сказал ни слова. С одной стороны, страшно просидеть всю ночь рядом с ужасными волосатыми созданиями – конечно, не мёртвыми, но и не совсем живыми. С другой стороны, сидеть далеко от них, всё хуже различая их в ночной тьме, тоже страшновато – кто их знает, еще проснутся! Так все и ходили вокруг стола, размышляя: «Может быть, здесь?», или: «Пожалуй, чуть дальше», или: «Нет, лучше на той стороне!», пока, наконец, не примостились где-то посередине, немного ближе к спящим, чем к дальнему краю. Было около десяти часов, почти совсем стемнело. На востоке взошли совсем незнакомые, странные созвездия. Люси очень хотелось, чтобы это были Леопард, Корабль и другие старые знакомцы с нарнийского неба.

Путники закутались в морские плащи и стали ждать. Сначала они попробовали беседовать, но разговор не клеился, и они сидели молча, прислушиваясь к ударам волн.

После долгих часов ожидания, показавшихся им годами, они незаметно задремали – и одновременно очнулись. Звёзды были уже на других местах, небо стало густо-чёрным, лишь на востоке едва брезжил сероватый свет. Все замерзли, хотели пить, но никто не сказал ни слова, потому что как раз в эту минуту что-то, наконец, произошло.

Прямо перед ними, за колоннами, виднелся невысокий холм. Неожиданно в склоне холма распахнулась дверь, в просвете появился кто-то, и дверь захлопнулась. Человек держал в руке свечу – собственно говоря, только свечу они и видели. Свет медленно приближался, пока, наконец, не остановился у самого стола. Перед ними стояла высокая девушка в длинном голубом платье без рукавов. Золотистые волосы падали ей на спину. Взглянув на неё, все подумали, что никогда не знали, что такое красота.

Девушка поставила на стол длинную свечу в серебряном подсвечнике. Ветер, дувший с моря, внезапно утих, и пламя горело так прямо, так неподвижно, словно свеча стояла в комнате с закрытыми окнами. Золото и серебро на столе сверкало в лучах света. А Люси заметила то, чего не видела прежде, – острый каменный нож, очень древний и очень страшный.

До этих пор никто не произнес ни слова. Теперь Рипичип, за ним Каспиан, за ними все остальные поднялись из-за стола, ибо поняли, что перед ними знатная дама.

– Путники, прибывшие издалека к столу Аслана, – сказала она, – почему вы не едите и не пьете?

– Госпожа моя, – ответил Каспиан, – мы не отважились отведать этой еды, ибо решили, что именно она погрузила в колдовской сон наших друзей.

– Они к ней и не прикоснулись, – сказала девушка.

– Пожалуйста, – попросила Люси, – расскажите, что с ними случилось.

– Семь лет тому назад, – сказал девушка, – они приплыли сюда. Паруса у них были изорваны в лохмотья, а сам корабль разваливался на части. С ними было несколько матросов, и, когда они подошли к столу, один из них сказал: «Чудесное место! Довольно мы плавали. Останемся здесь и кончим наши дни в покое». «Нет, лучше запасемся провизией и вернёмся в Нарнию, – сказал другой. – Быть может, Мираз уже умер». Но третий, очень властный с виду, воскликнул: «Только не это! Мы люди, а не свиньи. Жить нам осталось немного, так посвятим же последние дни поискам земель, которые лежат восточнее восхода!» И он схватил со стола каменный нож, чтобы отстаивать свою правоту. Но не ему трогать этот нож. Едва он сжал рукоять, как все трое заснули. Им суждено спать до тех пор, пока с них не снимут заклятие.

– А что это за нож? – спросил Юстэс.

– Неужели никто из вас не знает? – удивилась девушка.

– Я… мне кажется… – сказала Люси, – видела такой же нож у Белой Колдуньи, когда она много лет тому назад убила на Каменном Столе Аслана.

– Это он и есть, – сказала девушка. – Он будет лежать здесь в чести и славе, пока стоит мир.

Эдмунд, который смущался всё больше и больше, проговорил:

– Простите меня, миледи! Не думайте, что я боюсь дотронуться до этой еды… и обижать вас я не хочу… Однако мы испытали много странных приключений и знаем, что вещи не всегда бывают тем, чем кажутся. Когда я гляжу на вас, я верю тому, что вы рассказываете, но ведь так же было и с Колдуньей. Как убедиться, что вы нам друг?

– Никак, – сказала девушка. – Вы можете верить мне, можете не верить.

И тут послышался тоненький голосок.

– Ваше величество! – сказал мышиный рыцарь. – Будьте любезны, наполните мне кубок вон из того графина, мне не под силу поднять его самому. Я хочу выпить вина за здоровье нашей прекрасной хозяйки.

Каспиан налил, а Рипичип, стоя на столе, поднял золотой кубок крошечными лапками и произнес:

– За ваше здоровье, миледи!

Он осушил кубок, отщипнул кусочек холодной цесарки – и вскоре вся компания последовала его примеру. Все изрядно проголодались, и еда, хоть и не очень подходила для завтрака, прекрасно годилась для позднего ужина.

– Почему вы назвали этот стол столом Делана? – спросила Люси немного погодя.

– Аслан повелел здесь его поставить, – отвечала девушка, – для тех, кто прибыл издалека. Некоторые называют этот остров краем света, ибо дальше на восток земель нет.

– Как вы храните еду? – спросил практичный Юстэс.

– Её съедают каждый день, и появляется новая, – ответила девушка. – Скоро вы сами увидите.

– Что же нам делать со спящими лордами? – спросил Каспиан. – В том мире, из которого прибыли мои друзья, – и он кивнул в сторону Юстэса, Эдмунда и Люси, – есть сказка о принце, попавшем в спящий замок. Чтобы развеять чары, принцу пришлось поцеловать принцессу.

– А у нас наоборот, – сказала девушка. – Чтобы поцеловать принцессу, надо развеять чары.

– Если так, – воскликнул Каспиан, – во имя Аслана, скажите мне, что делать?

– Это скажет мой отец, – отвечала девушка.

– Отец? – удивились все. – Кто он и где он?

– Смотрите, – сказала девушка и указала на дверь в склоне холма, которая теперь видна была лучше, ибо, пока они разговаривали, звёзды поблекли и серую мглу на востоке прорезали белые лучи.


Глава 12. ТЕМНЫЙ ОСТРОВ | Покоритель зари, или Плавание на край света | Глава 14. ТАМ, ГДЕ НАЧИНАЕТСЯ КРАЙ СВЕТА