home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава десятая

Там, где не светит солнце

– Что там? – закричали путешественники.

– Я страж на границе Подземья, а со мною сто трезубцев, – послышалось в ответ. – Отвечайте немедля, кто вы такие и зачем пожаловали в Королевство Глубин?

– Мы случайно упали, – довольно честно ответил Хмур.

– Многие падают, но немногие поднимаются туда, где светит солнце, – сказал голос. – Приготовьтесь следовать за мной к королеве.

– А зачем мы ей нужны? – осторожно поинтересовался Юстэс.

– Волю её не обсуждают, – ответил голос. – Ей подчиняются.

Пока он это говорил, раздался шум вроде мягкого хлопка, и холодный серовато-голубой свет залил пещеру. Нет, говоривший не хвастался. Джил сощурила глаза и с удивлением уставилась на плотную толпу, состоявшую из самых невероятных существ. Все они были разного роста, от гномов едва ли в фут высотой до таких, кто выше любого человека. Все держали трезубцы, все были страшно бледны и стояли недвижно, как статуи. В остальном они сильно отличались друг от друга: у одних были хвосты, у других – нет; у одних были бороды, у других – круглые, как тыква, лица; у одних – длинные острые носы, у других – длинные и мягкие, вроде хобота, у третьих – как увесистые груши. Кое у кого из середины лба торчал рог. Но в одном все были одинаковы: каждое лицо просто дышало печалью. Едва взглянув на них, Джил забыла о том, как она испугалась, и ей очень захотелось приободрить их.

– Ну, – воскликнул Хмур, потирая руки, – это то, что нужно. Если они не научат меня серьёзному взгляду на жизнь, я уж не знаю, что и делать. Посмотрите-ка на того, с моржовыми усами, или вон на того…

– Вставайте, – приказал глава подземцев. Путники поднялись и взялись за руки. Подземцы окружили их, мягко ступая плоскими ногами. У одних было по двенадцать пальцев, у других – по десять, у третьих вообще пальцев не было.

– Марш! – скомандовал страж, и они отправились.

Холодный свет струился из огромного шара, насаженного на длинный шест, который нёс впереди процессии самый рослый гном. В этом безрадостном свете они разглядели, что находятся в пещере: стены и потолок были выпуклые, шероховатые, с множеством причудливых изгибов, а каменная тропа полого спускалась вниз. Джил чувствовала себя хуже остальных – она терпеть не могла темноты и подземелий. Пока они шли, пещера становилась все уже и ниже. Наконец, гном со светильником посторонился, и остальные, один за другим, нырнули в тёмную щель.

Больше Джил выдержать не могла.

– Не полезу, не полезу, не полезу! – выговорила она.

Подземцы ничего не сказали, но опустили копья, как бы указывая на неё.

– Спокойно! – сказал Хмур. – Такие верзилы туда не полезли бы, если бы ход не расширялся. Здесь не так уж плохо, хоть дождя не будет.

– Да пойми ты, я не могу! – хныкала Джил.

– Вспомни, каково мне было на утёсе, – сказал Юстэс. – Ползи, Хмур, я – за тобой.

Квакль опустился на четвереньки.

– Держись за мои пятки, Джил, – сказал он, – а Юстэс будет держаться за твои, и всё в порядке.

– В порядке… – плаксиво протянула Джил, но опустилась и поползла, помогая себе локтями. Это было ужасно. Ползли они вроде бы очень долго, хотя на самом деле прошло минут пять. Наконец впереди показался тусклый свет, туннель стал шире и выше, и, разгорячённые, грязные, дрожащие, они вышли из духоты в огромную пещеру. Её освещал тусклый, дремотный свет, в странном фонаре уже не было нужды. Пол покрывал мягкий мох, на нем росли какие-то чудесные растения, ветвистые, как деревья, но мягкие, как грибы. Стояли они редко – не как в лесу, а как в парке. Зеленовато-серый свет, наверное, исходил от них и от мха, и в этом свете трудно было разглядеть свод пещеры. Теперь все шли по тихому, сонному залу, тут было печально, но не противно, словно звучала грустная музыка. Там и сям лежали какие-то странные существа, то ли спящие, то ли мертвые. Большинство из них походило на драконов или на огромных летучих мышей. Даже Хмур не знал, кто они такие.

– Они здесь и жили? – спросил Юстэс у стража. Тот удивился, но ответил:

– Нет, все они из Наземья, свалились в щели или трещины. Многие попадают сюда, немногие возвращаются наверх, к солнцу. Говорят, что они ещё проснутся.

Рот его захлопнулся – да, как шкатулка! – и в тишине пещеры дети не посмели ничего спросить. Босоногие гномы ступали бесшумно по мягкому мху.

Здесь не было ветра, не было птиц, не было воды. Даже странные существа не дышали.

Пройдя несколько миль, все оказались у каменной стены с аркой, ведущей в другую пещеру. Арка была значительно шире, чем предыдущая, и Джил смогла пройти, даже не пригнувшись. Они попали в пещеру поменьше, длинную и узкую, вроде храма. Здесь, заполняя почти всё пространство, лежал и спал огромный человек. Ростом он был выше любого великана, но лицом не походил на них – черты его были благородны и красивы. Грудь тихо вздымалась и опускалась под белоснежной бородой, доходившей до пояса. Чистое серебряное сияние, шедшее неизвестно откуда, освещало его.

– Кто это? – спросил Хмур, а Джил удивилась, как у него хватило духу, все ведь очень долго молчали.

– Это – Отец Время, бывший король Наземья, – сказал страж. – Он опустился в Королевство Глубин и заснул. Ему снится всё, что происходит наверху. Многие спускаются вниз, но немногие поднимаются наверх, к солнцу. Говорят, он проснется, когда кончится мир.

Из этой пещеры они попали в другую, затем ещё в одну и ещё, так что Джил уже сбилась со счета. Они всё время спускались, каждая пещера была ниже предыдущей; теперь от мысли о тяжкой толще земли просто сердце падало. Наконец они вошли в такую широкую и тёмную пещеру, что ничего не стало видно, и страж приказал засветить факелы. На бледном песке, у кромки воды стоял корабль без мачт и парусов, но с множеством вёсел, вроде большой ладьи. Они поднялись на борт и уселись на скамьи перед гребцами.

– Хотел бы я знать, – сказал Хмур, – совершил ли кто-нибудь из нашего верхнего мира такое путешествие?

– Многие отчаливали от блеклых берегов, – начал страж, – но…

– Да-да, знаю, – прервал его Хмур, – но немногие вернулись наверх, к солнцу. Незачем твердить это без конца. Я смотрю, это у вас вроде навязчивой идеи!

Дети прижались к Хмуру с обеих сторон. Наверху они думали, что он зануда, но здесь он был им единственной поддержкой. Тусклый фонарь подвесили в середине ладьи, подземцы сели на вёсла, и они отчалили. Фонарь светил слабо.

Вглядываясь вперёд, они видели только тёмную воду, сливавшуюся с полным мраком.

– Ох, что же с нами будет! – в отчаянии сказала Джил.

– Не падай духом, – сказал Хмур. – Не забывай, мы на верном пути. Ведь нам надо было пройти под разрушенным городом, вот мы и под ним. Теперь мы снова следуем наказу.

Им дали поесть каких-то пресных, совсем безвкусных лепёшек; потом они заснули. Когда они проснулись, всё было по-прежнему: гномы гребли, корабль скользил по воде, впереди стояла непроглядная тьма. Сколько раз они просыпались, засыпали снова, ели – никто из них не помнил. И что хуже всего, им уже казалось, будто они всегда жили на этом корабле, в этой темноте, а солнце, небо и ветер им приснились.

Размеренное движение вытеснило и надежды и тревоги, как вдруг показались бледные огни. Один приблизился, мимо проплыл корабль. После этого они встретили ещё несколько кораблей. Вглядываясь вперёд до боли в глазах, они рассмотрели огоньки, освещавшие как будто бы причал, стены, башни и толпу. Но шума пока слышно не было.

– Ну и ну, – вскричал Юстэс, – город!

И вскоре все увидели, что он прав.

Город был странный. Редкие огни светили далеко друг от друга. Судя по освещённым пятнам, тут был огромный морской порт. В одном месте разгружали корабли, в другом виднелись склады и кипы товаров, в третьем – стены и колонны каких-то дворцов и храмов. И всюду, куда падал свет, бесчисленные толпы подземцев, тесня друг друга, спешили по узким улицам или по ступеням лестниц. Когда корабль подплыл ближе, дети услышали мягкое шуршание, но не было тут ни песен, ни криков, ни колокольного звона, ни колёсного скрипа. Город был так же тих и почти так же тёмен, как муравейник.

Наконец корабль вошел в гавань. Путешественники сошли на берег, их повели в город. Подземцы сновали со всех сторон, и печальный свет падал на печальные лица. Никто не проявлял интереса к чужакам, каждый гном был столь же деловит, сколь и печален, хотя Джил никак не могла понять, чем же они заняты. Все двигались, спешили, толкались, мягко и тихо ступая.

Путники подошли к замку, видимо – очень большому, хотя было освещено лишь несколько окон. Их впустили, они прошли по двору и поднялись по лестницам. В конце концов они оказались в огромной мрачной комнате. Один её угол – вот радость! – был залит совсем другим светом – простым, жёлтым, тёплым, как у наших ламп. Падал он откуда-то сверху и освещал подножие лестницы. По обеим сторонам стояли два подземца. Страж подошёл к ним и произнес слова, звучавшие как пароль:

– Многие попадают в Подземье…

– …и немногие возвращаются наверх, к солнцу, – ответили часовые. Затем все трое склонили друг к другу головы и зашептались. Наконец один сказал:

– Да говорю я вам, её королевское величество ушла по важному делу. Лучше подержать наземцев в тюрьме до её прихода. Немногие возвращаются наверх…

Тут разговор прервался. Ясный, звонкий, совершенно человеческий голос прозвучал с верха лестницы:

– Что там за шум, Муллугут? Наземцы? А ну-ка ведите их ко мне!

– Не угодно ли вашему высочеству вспомнить… – начал Муллугут, но голос прервал его:

– Моему высочеству угодно, чтобы ему повиновались, старый ворчун. Веди их наверх!

Страж покачал головой, сделал путешественникам знак, означавший «следуйте за мной», и стал подниматься по ступеням. С каждой ступенью становилось светлее. На стенах висели прекрасные гобелены, и свет, проникая сквозь тонкие занавеси, отливал золотом. Наконец, откинув полог, страж ввел их в комнату, где пылал огонь в камине, а на столе сверкали хрустальные кубки с вином. Навстречу им поднялся светловолосый человек. Он был красив, казался смелым и добрым, но что-то в его лице вызывало тревогу. Одет он был в чёрное и немного походил на Гамлета.

– Добро пожаловать, наземцы! – воскликнул он. – Постойте, я же видел этих детей и их странного вожатого. Не вас ли я встретил на мосту у границ Этинсмура, когда ехал с дамой?

– Так вы тот чёрный рыцарь, не сказавший ни слова! – воскликнула Джил.

– А ваша дама и есть королева Подземья? – не слишком приветливо спросил Хмур.

Юстэс, подумавший о том же, сказал:

– Понимаете, она нарочно послала нас к великанам, а они собирались нас съесть. Что мы ей плохого сделали?

Чёрный рыцарь нахмурился:

– Если бы ты не был столь юным воином, мальчик, мы бы сразились с тобой насмерть. Я не стану слушать ни слова, если оно порочит честь моей госпожи. Можете быть уверены: что бы она вам ни сказала, побуждения у неё были самые лучшие. Вы её не поняли. Это кладезь добродетелей – честности, милости, постоянства, любезности и мужества. Мне ли не знать! Её доброта ко мне, не способному отблагодарить её, поистине поразительна. Но вы еще узнаете её и полюбите. А пока расскажите, зачем вы попали в подземный мир.

Прежде чем Хмур успел остановить её, Джил выпалила:

– Мы ищем Рилиана, принца Нарнии. – И тут же прикусила язык, ведь эти люди могли оказаться врагами. Но рыцарь не проявил к её словам ни малейшего интереса.

– Рилиан? Нарния? – безучастно повторил он. – А где это? Никогда не слыхал о такой земле. Должно быть, это очень далеко от той части Наземья, которую я знаю. Но что за странная фантазия искать этого – как его? Билиана? Трилиана? – в нашем королевстве! Насколько мне известно, здесь такого нет. – И он громко рассмеялся, а Джил подумала: «Не это ли портит его лицо? Может, он глуповат?»

– Нам велели искать надпись на камнях разрушенного города, – сказал Юстэс. – И мы увидели слова «ПОДО МНОЙ».

Рыцарь снова разразился смехом.

– Вы ошиблись, – сказал он. – Эти слова не имели к вам никакого отношения. Если бы вы спросили мою спутницу, она дала бы вам лучший совет. Эти слова – последнее, что осталось от старого стиха:

Хотя я без трона и под землёй,

Пока я живу, земля подо мной.

Ясно, что какой-то король великанов, похороненный здесь, повелел вырезать эти хвастливые слова на своем надгробии. Одни камни разбились, другие унесли, третьи завалены галькой, но два слова ещё можно прочесть. Забавно, что вы решили, будто это написано для вас.

Джил и Юстэса словно окатили холодной водой. Значит, слова эти никак с ними не связаны, и всё происшедшее – простая случайность.

– Не слушайте его, – сказал Хмур. – Случайностей не бывает. Нас ведет Аслан, и он допустил, чтобы остальные буквы стёрлись. Он знал всё, что будет, даже это.

– Ваш покровитель, наверное, очень старый, – сказал рыцарь и неприятно усмехнулся.

– Мне кажется, – сказал Хмур, – ваша дама тоже старовата, если она помнит стих, высеченный давным-давно.

– Ничего не скажешь, умно, жабья морда, – произнёс рыцарь, похлопывая Хмура по плечу и снова хихикая. – Прямо в яблочко. Она не чета нам, людям, время и смерть ей неведомы. Тем более благодарен я ей за безмерную щедрость к простому смертному. Знайте же, я человек глубоко несчастный, и только она, моя королева, терпелива со мной. Она обещала мне огромное королевство в Наземье и свою руку, когда я займу трон. Но эта история слишком длинна, чтобы слушать её стоя и на голодный желудок. Эй там, принесите вина и наземных лакомств для моих гостей! Садитесь, господа! Юная дева, сюда, в кресло! Сейчас я всё расскажу.


Глава ДЕВЯТАЯ. КАК ОНИ ОБНАРУЖИЛИ НЕЧТО ЛЮБОПЫТНОЕ | Серебряное кресло | Глава ОДИННАДЦАТАЯ. В ТЕМНОМ ЗАМКЕ