home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава шестая

По пустынным северным местам

На следующее утро, часов в девять, три путника переходили реку по камням и мелководью. Это был неглубокий, шумный поток, и даже Джил промочила ноги только до колен, когда они выбрались на северный берег. Ярдов через сто дорога стала круче, и путники вышли на поросший вереском склон, довольно пологий, но всё же со скалистыми уступами.

– Наверное, надо идти туда, – сказал Юстэс, указывая на запад, куда по неглубокому ущелью спускался поток. Но квакль покачал головой.

– Почти все великаны живут вдоль этого ущелья, – объяснил он. – Можно сказать, ущелье у них – главная улица. Пойдемте прямо, хотя тут и круто.

Они нашли место, где можно было взобраться на самый верх, и вскоре стояли там, тяжело дыша. Бросив прощальный взгляд на равнину, где лежала Нарния, они повернули на север. Поросшая вереском пустошь расстилалась перед ними, насколько хватает глаз. Слева виднелись камни, и Джил старалась туда не смотреть, опасаясь, что это – край великаньих владений.

Земля под ногами приятно пружинила, светило бледное солнце. Когда они зашли подальше, стало ещё пустынней, над головой кричали птицы, иногда пролетал ястреб. Часа через два они сделали привал у ручья. Джил почувствовала, что приключения ей нравятся, и сказала об этом.

– У нас их ещё не было, – ответил ей квакль.

Путь после привала – как школа после каникул или поезд после пересадки – непременно становится другим. Когда они пошли снова, Джил заметила, что скалистая полоска к ним ближе, а сами скалы – острее и выше, совсем как башенки, и очень смешные.

«Наверное, – подумала она, – истории о великанах пошли от этих скал. Если идти здесь в сумерках, легко вообразить, что груда камней – это великан. Да вот хотя бы эта. Такая глыба вполне сошла бы за голову. Для обычного тела великовата, а для великана – в самый раз. Вереск и птичьи гнёзда сошли бы за волосы и бороду, эти штуки с боков – совсем как уши. Конечно, огромные, но у великанов они не меньше, чем у слонов. О-о-ой!..»

Кровь у нее похолодела. Камень двинулся. Это был настоящий великан. Она видела, как он повернул голову, и даже успела заметить глуповатое, толстощёкое лицо. Кругом были великаны, а не камни, штук сорок-пятьдесят, и все рядом. Ногами они упирались в дно ущелья, локти положили на край, совсем как люди, как лентяи, скажем, отдыхающие у изгороди погожим утром после завтрака.

– Шагайте прямо, – прошептал Хмур, тоже заметивший их. – И не бегите! Сейчас они погонятся за нами.

И они продолжали путь, делая вид, что не замечают великанов. Так бывает, когда идешь мимо дома, где живет злая собака; нет, великаны куда хуже! Их было очень много. Они не казались ни злыми, ни добрыми, ни даже любопытными, словно бы и не видели путников.

Вдруг что-то тяжёлое пронеслось в воздухе, и огромный булыжник упал, расколовшись шагах в двадцати перед ними. И тут же – ещё один шагах в двадцати сзади.

– Они в нас кидают? – спросил Юстэс.

– Нет, – ответил Хмур. – Уж лучше бы в нас. Они метят вон в ту груду камней и, конечно, мажут. Меткостью они никогда не отличались, но забавляются так каждое погожее утро. Другие игры им не подходят, слишком сложны.

Идти было очень страшно. Казалось, цепь великанов никогда не кончится, не кончится и глупая игра. Камни теперь падали совсем близко. Да и одни эти лица и голоса испугали бы кого угодно. Джил старалась на них не смотреть.

Вскоре великаны затеяли ссору. Бросать камни они перестали, зато кричали и ругались длинными, бессмысленными словами. Они бесновались, трещали, прыгали (каждый прыжок сотрясал землю, как взрыв) и били друг друга по голове огромными каменными молотками, но черепа у них были такие твёрдые, что молотки отскакивали. То и дело кто-нибудь гулко стонал и дул на ушибленные пальцы. Через час все великаны, изрядно покалечив друг друга, сели и стали плакать. Теперь головы оказались за краем ущелья, их уже не было видно, но Джил слышала стоны и всхлипывания, даже когда великаны остались далеко позади.

В ту ночь бивуак разбили на голом вересковом поле. Хмур показал детям, как нужно расстелить одеяла, чтобы сохранить тепло, и посоветовал им лечь спина к спине. Но было всё равно и холодно, и очень жёстко. Ещё он сказал, что они почувствуют себя лучше, если представят себе, насколько холоднее будет дальше, на севере. Но и это их не слишком согрело.

Они шли через Этинсмур много дней, стараясь пореже есть ветчину и питаясь птицами (конечно, не говорящими), которых удавалось подстрелить (Джил завидовала Юстэсу, ведь он научился стрелять у самого короля Каспиана). Воды хватало, здесь текло много ручьёв. Джил часто думала: когда читаешь, что люди питались только дичью, не знаешь, как трудно и неприятно ощипывать мёртвую птицу и как от этого мёрзнут пальцы. К счастью, великанов больше не встретили. Нет, один им повстречался, но захохотал и потопал по своим делам.

Дней через десять пейзаж изменился. Подойдя, наконец, к северному краю равнины, путники увидели длинный крутой спуск в другую землю, еще мрачней этой. Внизу виднелись камни, а за ними – высокие горы, мрачные пропасти, каменистые долины и ущелья, столь глубокие и узкие, что взгляд не достигал дна. Конечно, именно Хмур указал на снежные вершины.

– Не сомневаюсь, – добавил он, – что дальше к северу снега ещё больше.

Спустившись вниз, они увидели, что под камнями бежит река. Текла она с запада на восток. Скалы на другом берегу были такими же отвесными, а сама река изобиловала порогами и водопадами. Вода была тёмно-зелёная, солнце сюда не проникало, и рёв её просто оглушал.

– Хорошо хоть, – сказал Хмур, – что мы сломаем шею раньше, чем утонем.

– А это что такое? – спросил Юстэс, показывая налево. Они посмотрели и увидели мост. И какой! Один пролёт соединял две высокие скалы, а высшая его точка поднималась над скалами, как собор над площадью.

– Наверное, это мост великанов! – сказала Джил.

– Скорее, колдунов, – сказал Хмур. – В этих местах так и жди колдовства. Думаю, это ловушка. Наверное, мост превратится в туман и растает, едва мы доберёмся до середины.

– Да не ной ты! – воскликнул Юстэс. – Мост как мост. Почему он должен исчезнуть?

– Неужели ты думаешь, что у тех великанов хватило бы ума построить такое? – спросил Хмур.

– Его могли построить какие-нибудь другие великаны, – сказала Джил. – Ну, те, что жили сотни лет назад и были умнее нынешних. Они построили и мост и город, который мы ищем. Тогда мы правильно идём: старый мост ведёт в старый город.

– Молодец, Джил! – сказал Юстэс. – Так оно и есть. Пошли.

И они направились к мосту. Когда они подошли к нему, он оказался вполне крепким. Многие камни крошились, но когда-то их обтесали прекрасные мастера. Перила некогда украшала дивная резьба, и кое-что сохранилось – гиганты, минотавры, чудища о сотне ног, страшные божества. Хмур все еще не доверял мосту, но согласился перейти по нему.

Подниматься на вершину арки было нелегко. Во многих местах камни вывалились, образовав страшные дыры, сквозь которые далеко внизу виднелась ревущая река. Под мостом летал орёл. Чем выше они взбирались, тем холоднее становилось. Дул такой сильный ветер, что труден был каждый шаг и казалось, что мост качается.

Добравшись до вершины арки, они заметили что-то вроде старой дороги, уходящей от моста в глубь гор. Дорога была плохо вымощена и вся поросла травою. Однако по ней навстречу им двигались верхом два вполне нормальных человека.

– Ну-ка, поспешим к ним, – сказал Хмур. – В таком месте трудно знать наперёд, врага встретишь или друга, но мы не должны показать им, что боимся.

К тому времени, когда они сходили с моста, незнакомцы оказались совсем близко. Один из них был рыцарь в полном вооружении, с опущенным забралом; и латы его, и конь были черны. Ни герба на щите, ни флажка на копье не было. Рядом с рыцарем ехала дама на белой лошади, такой красивой, что хотелось поцеловать её в нос и дать ей сахару. Но сама дама в развевающихся зелёных одеждах была еще красивей.

– Здравствуйте, пу-у-утники! – воскликнула она нежным, как пение птицы, голосом. – Двое из вас слишком молоды для таких мрачных мест.

– Может быть, может быть, – сухо и настороженно отозвался Хмур.

– Мы ищем разрушенный город великанов, – сказала Джил.

– Разрушенный город? – переспросила дама. – Что за странная цель! А на что он вам?

– Нам нужно… – начала Джил, но Хмур прервал её:

– Извините, мадам, мы не знаем ни вас, ни вашего спутника – кстати сказать, он у вас неразговорчив – и вы нас не знаете. Лучше нам не обсуждать своих дел, если не возражаете. Как вы думаете, будет дождь?

Дама рассмеялась нежным, журчащим смехом.

– Ну что ж, дети, – сказала она, – у вас мудрый и опытный вожак. Мне нравится, что он так скрытен, но и я могу дать вам совет. Мне доводилось слышать о разрушенном городе, хотя никто не рассказывал мне, какой путь туда ведёт. Эта дорога – в замок Харфанг, где живут добрые великаны. Они так же любезны и обходительны, как глупы и жестоки великаны Этинсмура. В Харфанге вам скажут или не скажут, как попасть в старый город. Одно вам обещаю точно – добрый приём и весёлых хозяев. Разумнее всего перезимовать там или хотя бы отдохнуть несколько дней. Вас ждут горячие ванны, мягкие постели и добрые сердца. А кормить вас будут четырежды в день и жареным, и печёным, и сладким.

– Вот это да! – воскликнул Юстэс. – Подумать только – снова спать в кровати!..

– И принять ванну, – добавила Джил. – Вы думаете, они предложат нам остаться? Мы ведь незнакомы…

– Вы только скажите им, что дама в зелёном шлет привет и посылает милых южных деток к осеннему празднику.

– Спасибо вам! – ответили Джил и Юстэс. – Большое спасибо!

– Постарайтесь попасть туда к вечеру, – сказала дама. – Они рано закрывают ворота и не откроют, как бы громко вы ни стучали.

Дети снова поблагодарили её. Глаза их сияли. Дама помахала им на прощание. Квакль снял шляпу и сухо поклонился. Молчаливый рыцарь и дама поскакали к мосту; кони их громко цокали копытами.

– Ну, – сказал Хмур, – хотел бы я знать, куда она едет. Откуда бы ей взяться в таких местах? Решительно, это не к добру!

– Ерунда, – сказал Юстэс. – По-моему, она просто высший сорт! И подумайте, мы хорошо поедим, будем спать в тёплой комнате… Надеюсь, до Харфанга уже недалеко.

– А какое у неё платье! – сказала Джил. – А лошадь!

– Всё равно, – упорствовал Хмур, – хотелось бы знать, кто она такая.

– Я и сама хотела расспросить её, – сказала Джил, – но как я могла, когда ты отказался рассказать о нас?

– Да, – сказал Юстэс. – Почему ты так сухо держался? Они тебе не понравились?

– Они? – переспросил квакль. – Кто это – они? Я видел только эту вашу даму.

– А рыцаря ты разве не видел? – удивилась Джил.

– Я видел латы, меч и копьё, – ответил Хмур. – Почему он молчал?

– Мне кажется, он стеснялся, – сказала Джил. – А может, ему хочется смотреть только на неё и слушать её голос. Я бы сама на его месте…

– Интересно, – сказал Хмур, – что бы мы увидели, если бы подняли забрало шлема и заглянули внутрь?

– Да брось ты! – крикнул Юстэс. – Что там может быть, кроме человека?

– Скелет, – усмехнулся квакль. – Или, – задумчиво прибавил он, – вообще ничего. То есть ничего такого, что мы можем увидеть.

– Ну и мысли у тебя, Хмур, – сказала Джил. – Как они тебе только в голову приходят?!

– Да ну его с его мыслями! – рассердился Юстэс. – Он всегда каркает и всегда не прав. Подумай лучше про добрых великанов. Хотел бы я знать, сколько ещё до Харфанга.

Разговор этот чуть не стал первой из ссор, предсказанных кваклем. Конечно, они и раньше спорили, но сейчас впервые рассердились по-настоящему. Хмур вообще не хотел идти в Харфанг. Он сказал, что ему неизвестно, какой смысл вкладывают великаны в слово «добрый». Во всяком случае, Аслан ничего не говорил о визите к каким бы то ни было великанам. Дети уже устали от ветра и дождя, костлявой дичи, зажаренной на костре, твёрдой холодной земли вместо кровати и просто до смерти хотели к добрым великанам. В конце концов Хмур согласился при одном условии: они без его согласия не скажут великанам ни слова о Нарнии и о поисках принца. Дети пообещали, и все двинулись дальше.

После встречи с дамой дела пошли хуже. Во-первых, идти было трудней: дорога вела через нескончаемую долину, пронзительный северный ветер дул прямо в лицо, и не было укромного местечка, чтобы сделать привал. Земля под ногами стала каменистой, от непрестанной ходьбы болели ноги, а ночью – и всё тело.

Во-вторых, что бы ни говорила дама, на детей это в конечном счете повлияло плохо. Они ни о чем не могли думать, кроме кроватей, ванн, горячей еды и крыши над головой. Об Аслане они не упоминали, о принце Рилиане – тоже. Джил перестала повторять знаки каждый вечер и каждое утро. Сначала она говорила себе, что слишком устала, а потом и совсем забыла о них. Казалось бы, можно было ожидать, что мысль о Харфанге приведёт детей в лучшее расположение духа, но они стали больше думать о себе, чаще раздражались и то и дело огрызались друг на друга и на Хмура.

Наконец ущелье, по которому они шли, расширилось, и по обеим сторонам показались мрачные леса. Перед путниками лежала каменистая равнина, а за ней, ещё дальше, горы в снегу. Между этими горами и другими, дальними, возвышался холм с неровной, но плоской вершиной.

– Смотрите! – воскликнула Джил, показывая вперёд, и в сгущавшихся сумерках, над плоским холмом, все увидели огни. Не луну, не костёр, а радостный ряд освещённых окон. Если вы никогда не шли неделями через пустынные места, вы не поймёте, что почувствовали путники.

– Харфанг! – весело закричали Юстэс и Джил.

– Харфанг, – мрачно повторил Хмур, но тут же воскликнул: – Эй, дикие гуси! – и мигом снял лук с плеча и подстрелил жирную птицу. Конечно, они не успели бы добраться до Харфанга в тот же день. Но у них была горячая еда, и ночь казалась теплее, чем обычно. Правда, когда костёр потух, она опять стала холодной, и, проснувшись наутро, они обнаружили, что одеяла покрылись инеем.

– Ничего! – сказала Джил, притопывая ногами. – Сегодня мы примем ванну!


Глава ПЯТАЯ. ЛУЖЕХМУР | Серебряное кресло | Глава СЕДЬМАЯ. ХОЛМ С НЕПОНЯТНЫМИ КАНАВАМИ