home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Эвкалиптовый лес.– Пальмовый лист.– В горах.– Лошадь обнаружена.– Опасная тропинка.– Несчастный случай.


Чунг Ли сразу догадался, что его подозревают. Файлу не отходил от него ни на шаг, следил за каждым движением. С каким наслаждением Чунг Ли голыми руками задушил бы этого предателя!

На ночлег остановились в эвкалиптовом лесу. Высокие деревья с серебряными листьями, некоторые высотой до ста пятидесяти метров, росли свободно, на порядочном расстоянии друг от друга. Казалось, что это был какой-то заколдованный лес, среди лета покрытый инеем. В воздухе стоял приятный смолистый запах, издаваемый эвкалиптовыми листьями. Недаром в Европе смола эвкалипта идет на изготовление самой дорогой парфюмерии и на медикаменты.

Поставили двух часовых, которые должны были сменяться через каждые два часа. Из десяти человек от вахты были освобождены только двое: Скотт и Чунг Ли.

– После начальника первый человек – Чунг Ли, потому что от него зависит успех нашего дела,– шутил Кандараки, но Чунг Ли отлично понимал, что все это значит.

Он заметил, что Хануби о чем-то шептался с часовыми, после чего один из них, будто случайно, выбрал себе место как раз там, где лежал Чунг Ли. Файлу, разумеется, лег возле него. Ночь прошла спокойно.

– Ни за что бы не подумал,– говорил наутро Скотт.– Наверное, весть о наказании этих Какаду долетела и сюда, и поэтому никто больше не осмеливается нападать на нас.

– Возможно,– сказал боцман,– но всего вернее, что поблизости нет деревни и нас просто не заметили.

– Далеко ли отсюда живут папуасы? – спросил Скотт у Чунг Ли.– Ты ведь должен знать.

– В этих местах я не был,– ответил Чунг Ли,– но вообще-то селения встречаются только там, где есть вода – река или родники, а тут пока что не видать воды. Кроме того, центральная часть гор вообще не заселена.

Выходя из лесу, Чунг Ли заметил приколотый на эвкалиптовом дереве пальмовый лист. Он оглянулся, чтобы никто не заметил, взял лист и начал рассматривать его, но в этот же миг из-за его плеча высунулась рука Файлу и вырвала лист.

– Что, почту получил? – сказал он, злобно ухмыляясь.

Чунг Ли вздрогнул, но тут же спокойно ответил:

– Ты что? С ума сошел, что ли? Файлу показал лист мистеру Скотту.

– Вот это было приколото к дереву,– сказал он.– Чунг Ли снял и стал рассматривать. Мне кажется, это не иначе как письмо.

Молния сверкнула в глазах у Скотта.

– Дурак! – рявкнул он на Чунг Ли.– Разве ты не знаешь, что умрешь первым, если с нами что-нибудь случится?

– Все это я хорошо знаю,– спокойно ответил Чунг Ли.– И еще знаю, что мне лучше с вами возвращаться назад, чем одному, но эта бешеная собака готова выдумать что угодно, лишь бы навредить мне.

Файлу и Чунг Ли глянули друг другу в глаза и поняли, что одному из них не жить на свете.

Скотт и Кандараки принялись внимательно изучать лист. Ничего особенного на нем, кажется, не было. Лист как лист, с одной стороны чуть-чуть надорван, но ведь, может быть, это случайно: лист-то уже несвежий.

Посмотрели один на другого, потом на Чунг Ли, не зная, что и думать.

– Зачем тебе понадобился этот лист? – спросил Скотт.

Чунг Ли пожал плечами.

– Ну, как вам сказать? – ответил он.– Спросите тогда, почему вот он,– Чунг Ли указал на Кандараки,– проходя однажды мимо куста, взял и отломал веточку, да и вы сами как-то раз держали в руках какой-то листик.

Что можно было возразить на это?

– Но помни же,– сказал Скотт,– мы будем следить за каждым твоим шагом.

– Пожалуйста,– безразличным тоном ответил Чунг Ли.– Мне все равно.

– Странная вещь,– сказал Кандараки Скотту, когда они отошли подальше.– Смотришь со стороны, и кажется, что нет ни малейшего повода его подозревать, и все же у меня такое впечатление, будто он что-то задумал.

– Я главным образом рассчитываю на то, что ему нет никакого смысла вредить нам,– сказал Скотт.

– Что ж, посмотрим,– ответил Кандараки.

За лесом начинались уже предгорья. Ступенями повышаясь, они переходили в горы высотою около трех километров. Как это обычно бывает, казалось, что до гор рукой подать, что до них можно дойти за каких-нибудь два часа, а на самом деле на это нужно было около двух дней.

– Вон, видите гору с двумя вершинами? – показал рукой Чунг Ли.– Немного левее будет то самое место...

И у всех стало легче на сердце, когда они увидели, что конец пути близок.

На другой день к обеду путешественники были уже в горах. Горизонт сузился, не видно было даже и главных, больших гор. Не раз путешественники оказывались как будто в яме, из которой, на первый взгляд, не было никакого выхода.

Но выход рано или поздно находился, они попадали в другую долину, и снова казалось, что они заперты со всех сторон. Голые скалы, громоздившиеся вокруг, были самой разнообразной формы; они то устремлялись ввысь, как башни, то стояли ровные и гладкие, то сидели, как шляпки гриба на тонкой ножке, готовые, казалось, в любую минуту обрушиться вниз; в некоторых местах они отчаянно лепились на склонах гор, и можно было только диву даваться, каким чудом они держались и не падали.

Часто, особенно в низинах, попадались скалы, заросшие кустарником и даже деревьями. И снова приходилось удивляться, как это деревья могли пустить свои корни в голый камень.

Под вечер путешественники выбрались в широкую долину. Посередине ее бежала река, стремительно билась о прибрежные камни; по берегам зеленела богатая растительность.

В одном месте Файлу вдруг наклонился к земле, стал что-то рассматривать и вдруг громко закричал:

– Сюда! Сюда!

Все бросились к нему и увидели на земле отчетливый след... конского копыта.

– Снова лошадь! – удивился Скотт.

– И на этот раз уже впереди,– отметил Кандараки.

Опять начались разговоры о таинственной лошади. Опять пошли догадки.

Файлу, выпрямившись, внимательно посмотрел на Чунг Ли. Тот оглянулся, глаза их встретились, и, казалось, они без слов поняли друг друга...

– Значит, этот человек или эти двое – потому что однажды, кажется, мы видели двоих – уже здесь,– сказал Скотт.– Неужели они все время за нами следят? Но почему в таком случае они до сих пор не причинили нам никакого вреда?

– Хотел бы я посмотреть,– с усмешкой произнес боцман,– как это один или два человека сумеют навредить нам.

– И то правда,– согласился Скотт.

Скоро заметили, что следы ведут в сторону, в небольшую долину.

Сказали об этом Скотту.

– А нам как надо идти? – спросил он у Чунг Ли.

– Прямо,– ответил тот.

– А я думаю,– вмешался Файлу,– мы ничего не потеряем, если свернем ненадолго в сторону. Далеко идти не придется: в этих горах особенно не разгонишься.

– Я тоже считаю, что надо, наконец, выяснить эту таинственную историю,– поддержал Кандараки.

– Попытаемся,– согласился Скотт,– только не будем задерживаться. Не стоит тратить на них времени, пока они нас не трогают.

Пошли. Впереди сипаи с ружьями наперевес, за ними Скотт и боцман, дальше Чунг Ли, а рядом с ним с одной стороны Файлу, с другой – Кандараки, оба с револьверами в руках.

Чунг Ли старался идти с самым беззаботным видом, но сердце его стучало так, что он даже боялся, как бы кто-нибудь не услышал.

Сделав несколько поворотов, они действительно увидели спутанную лошадь, которая спокойно паслась на зеленой лужайке.

Вот была потешная картина! Десять человек с винтовками, револьверами, гранатами, все время оглядываясь по сторонам, подкрадывались к мирной лошади, как будто это было какое-то страшное чудовище.

Лошадь подняла голову, удивленно посмотрела на людей и снова принялась щипать траву. Путешественники окружили ее, потрогали, обошли со всех сторон – обыкновенная лошадь! А больше никого нигде не было видно.

Посмотрели друг на друга и рассмеялись.

– Ну, и что же теперь будем делать с ней? – озадаченно произнес боцман.

– Как видно, ничего,– сказал Скотт,– взять с собой не можем, потому что самим придется лазить по скалам. Оставить кого-нибудь здесь, чтобы подождал хозяина? Пожалуй, не стоит. Все равно, если он не захочет показаться, так и не покажется.

И действительно, ничего не оставалось, кроме как вернуться обратно и по долине продолжать путь. Так и сделали. Вышли к реке и двинулись вдоль левого берега.

А долина между тем начала сужаться. Горы приближались с обеих сторон и становились все круче. Вот они уже совсем сжали реку, которая теперь билась в узком каменном ложе, как бешеный зверь.

Берега исчезли, идти дальше было нельзя.

Скотт взглянул на Чунг Ли.

– Ну, а теперь что будем делать? – спросил он.

– Тут должна быть дорожка,– сказал Чунг Ли, глядя по сторонам.– Да вот и она! В самом деле, в одном месте по камням кое-как можно было подняться наверх, а там дальше, казалось, пройти будет легче.

– Веди! – приказал Скотт.

– Подождите, подождите! – крикнул Файлу и выразительно посмотрел на Скотта.– Я думаю, было бы лучше, если бы впереди шел кто-нибудь другой, а Чунг Ли за ним.

Скотт понял и предложил пойти первым Файлу, но тот сказал, что и это нехорошо. Тогда впереди пошел Хануби, за ним Чунг Ли, а за ним уже Файлу. Дальше Скотт и остальной отряд.

– Нужно признать, что Файлу хорошо рассчитал,– тихо сказал Кандараки Скотту.

– Да, недурно,– ответил Скотт.– Если этот китаец не удрал раньше, то здесь уже нечего и думать.

– Посмотрим,– снова сказал Кандараки.

С большим трудом вскарабкались они наверх и пошли по узкому выступу, опоясывавшему скалу. С левой стороны скала вздымалась отвесной стеной, справа она обрывалась в бездну. Идти можно было только по тесной тропинке в шаг шириной, а порою и уже. Река шумела где-то далеко внизу. Одно неловкое движение – и человек полетел бы вниз, прямо в объятия смерти.

С час отряд медленно продвигался вперед, лепясь к каменной стене. Никто не произнес ни слова. Каждый был занят только тем, чтобы твердо и правильно поставить ногу. А тропинка все время петляла, кружила, то отходила от берега, то снова приближалась. В некоторых местах над краем пропасти показывались верхушки кустов. Но все равно никто не решался посмотреть вниз.

Вдруг раздался ужасный, нечеловеческий крик! Чунг Ли оступился, взмахнул руками и полетел в пропасть. Зацепился за куст, оборвался, снова зацепился... Шум становился все тише и тише, и наконец все смолкло...

Путешественники замерли в оцепенении. Предсмертный крик китайца стоял у них в ушах, леденил сердца.

Не успели они опомниться, как Файлу вдруг злобно взревел и... тоже полетел в бездну. Снова затрещали кусты и снова скоро все смолкло. Только гул реки доносился откуда-то снизу, как из пустой бочки.

– Это же... можно с ума сойти от такого ужаса,– проговорил Скотт дрожащим голосом.

Никто ничего не ответил; все стояли с побелевшими лицами. Потом Хануби осторожно нагнулся, заглянул в пропасть: стена шла прямо вниз, из щелей росло много кустов, но дна даже не было видно, только где-то далеко-далеко внизу грохотала река.

– Что же делать? – неожиданно громко произнес Кандараки.

– Чунг Ли говорил, что там, дальше, эта река принимает несколько притоков,– сказал Скотт,– возле этих притоков нам и нужно искать. Теперь мы уже сами найдем это место. Но какое ужасное происшествие!...

И они тихо и осторожно двинулись дальше.



Снова лошадь! –  Путешествие пешком. –  Неудавшееся нападение папуасов. | В стране райской птицы | Хунь Чжи и Качу. –  Как они тут очутились. –  Мертвый хочет погубить живого.