home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



21. Конь Аварты

В той стране всегда царила весна. Чистенький, веселый город, где мы жили в роскоши, был весь пронизан ее ароматами и настроениями. Но меня не заботила красота окрестностей. Нимью была великолепна. Мы не могли нарадоваться друг на друга, и я не задумывался о том, насколько долговечно мое счастье.

Только когда мы ненадолго разлучались, я был способен думать о чем-то, кроме нее. Тогда я вспоминал Голиаса и Джонса, но мне казалось, что я знавал их в давние времена. Я гадал об их судьбе так же, как гадаешь о судьбе бывших сокурсников, которых никогда уже не увидишь.

Но вскоре Нимью отправилась в путешествие, а я остался. Я чувствовал себя несчастным, однако вполне мне удалось изведать значение этого слова, когда Нимью возвратилась. С ней был парень по имени Том Лермонт, а я перешел на вторые роли. И с той поры у меня словно рассудок помутился. Мне хотелось убить соперника, но рука не поднималась. Я хотел бы возненавидеть Нимью; но только сильнее желал ее. Вдали от нее я бы исцелился, но Нимью была не из тех, кто теряет обожателей. Она виделась со мной и порою позволяла ласкать себя, но лишь затем, чтобы я не отбился от рук.

В моменты просветления я понимал, что мое спасение — в бегстве. Но я не знал, что мне предпринять.

После потери Тамлана Нимью была начеку и зорко за мной приглядывала. Однажды я все же отважился спросить Тома, как можно отсюда выбраться. Он с хитрецой посмотрел на меня и сказал, что Нимью лучше всех знает дорогу.

Был, правда, человек, который мог бы мне помочь. Но его мне не хотелось расспрашивать. Я плохо разбираюсь в политическом устройстве государства, но, помимо королевы, страной управлял ее муж, король Гвинн Уриенс Мак-Лир. Его представления о браке были довольно любопытны. Нимью должна была бы радоваться, но она ненавидела своего мужа за то, что не имела над ним власти. Его, однако, было этим не прошибить. Его вообще мало что волновало, насколько я успел заметить. Короче, он был славный малый и помог бы мне наверняка, но гордыня не давала мне просить у него помощи. И в самом деле, не спрашивать же мне у мужа, которому я наставил рога, как вырваться из коготков его жены.

Однако о побеге я задумывался редко. Мне не хотелось покидать Нимью. Город так и кишел счастливыми любовниками, и поэтому я уходил за его пределы. Благоухающие луга напоминали мне об утраченном счастье, но я мог найти укромный уголок, где моих страданий никто не видел.

Однажды, когда я лежал, растравляя себя в затяжном припадке безумства, мое уединение было нарушено.

— Он где-то здесь, — донесся до меня мужской голос. — Утром я завтракал на балконе и увидел, как он шел сюда.

— А вы уверены, что это именно он? — Я узнал голос Голиаса и еще глубже зарылся лицом в траву.

— Поручиться не могу, но знаю точно, что он — один из опивков Нимью.

Голиаса сопровождал король Гвинн. Они подошли еще ближе, и я затаил дыхание.

— Несладко ему, должно быть, — сказал Голиас.

— Ха! Именно это он и вбил себе в голову. Положим, она сбросила его на всем скаку, как старого Мерлина. И у него теперь повод, чтобы хныкать. А всего-то и случилось, что Нимью повесила еще одни брюки к себе на кровать.

— Что ж, я рад, что она его оставила.

— Вы плохо знаете Нимью, — сказал Гвинн. Они были в нескольких шагах от меня, и я теснее прижался к земле. — Она никогда никого не оставляла. Я имею в виду ее любовников. — Гвинн хохотнул. — И они ее никогда не бросают. Пока Нимью желает их, или…

— Пока не погубит, — подхватил Голиас.

— Верно, — с удовлетворением засмеялся Гвинн, — припомни, как она извела того паренька, как там его звали?..

— Акколон.

— Вот-вот, Акколон. А ты узнал и предупредил Увейна?

— А вам бы следовало позаботиться о себе.

— Возможно. Но Нимью баба что надо! Когда-нибудь мы соберемся и… Гляди-ка! Я так заболтался, что чуть не наступил на него. Кажется, это останки твоего Друга.

Голиас наклонился и потряс меня за плечо.

— Шендон! Шендон!

Я не отвечал. Наконец с раздражением поднял голову.

— Какого дьявола тебе надо? Мое приветствие не смутило его.

— Вставай, нам надо отсюда выбираться.

— Счастливого пути, — отрезал я.

— Ты пойдешь вместе со мной. Луций ждет нас. Рассчитывает на нас.

Я избегал смотреть на Гвинна, но краешком глаза все же видел, что он наблюдает за мной с насмешкой. Это бесило меня еще больше, чем его безразличие.

— Когда увидишь его, передай от меня привет. Я вновь опустил голову на траву и прикрыл ее руками.

Голиас еще и еще раз окликнул меня, но бесполезно.

Он поднялся.

— Если он попытается уйти из города, не будет ли Нимью против?

— Я разрешу, и она ничего не сможет поделать. Ведь законным образом в нашей семье ношу брюки только я. Разумеется, без шума не обойдется.

— Спасибо, Гвинн.

— Буду рад, когда он уберется с глаз долой. Мужчине непозволительно так хандрить.

— Было бы проще, если бы он сам хотел уйти. — По голосу Голиаса я понял, что он встревожен. — Как же быть?

— Сейчас подумаю, Амергин. Нет, это не годится, — король помолчал, раздумывая. — А не знаешь ли ты Аварту?

— В прошлый раз его показали мне издали. Но познакомиться не довелось.

— Я провожу тебя к его дому. Дождись его и скажи, что я прошу для тебя его коня. Пусть даст на время.

Они ушли. Я захотел перебраться в другое место, но вновь стал думать о Нимью и позабыл про них. Наконец возвратился Голиас, но уже не с королем, а с кем-то еще.

От приступа горя я так ослаб, что испытывал к приставалам скорее безразличие, чем вражду.

— Привет, Голиас, — пробормотал я, садясь. Голиас обрадовался.

— Тебе, кажется, уже лучше. Хотя выглядишь ты как с перепоя во время землетрясения.

Спутник Голиаса — домовитый, добродушный верзила — похлопывал по морде своего коня. Ему приходилось тянуться вверх, несмотря на то, что конь стоял опустив голову. Это был огромный, чудовищных размеров, костистый коняга, покрытый, как верблюд, свалявшейся шерстью.

— Со мной все в порядке, — ответил я Голиасу.

— Конечно, — кивнул он, — но когда мы уберемся отсюда восвояси, тебе станет совсем хорошо.

Когда будущее отступало, я и сам понимал, что со мной творится неладное и что Голиас сумеет мне помочь. Он уведет меня от Нимью. И снова я, вспомнив о ней, потерял самообладание.

— Я никуда не поеду.

— Представь, что мы отправляемся на верховую прогулку немного развеяться.

Даже если бы я был завзятым наездником, этот конь навряд ли привлек бы меня. И как было удержаться на этом жестком хребте без седла?

— Возможно, я не вполне здоров. Но я не желаю сломать себе шею, — заявил я им. — Поезжайте на этом одре сами.

— Я-то поеду, — Голиас упрямо выставил подбородок. — Аварта, помоги мне.

Сообразив, в чем дело, я начал заводиться.

— Не будь идиотом, — предупредил я его, вскочив на ноги, — не смей подходить, а не то носом землю пропашешь.

Он бросился на меня, но я успел приподняться и отскочить. Однако, хоть я и держал ухо востро, Аварта подкрался ко мне со спины и схватил за руки. Жаль, мне не удалось лягнуть Голиаса в смеющуюся физиономию. Я был в отчаянии. Они увезут меня, и я никогда не встречу Нимью. Я жил надеждой вернуть ее расположение, и только злейший враг мог принудить меня к разлуке. Я был так разъярен, что справился бы со всяким. Но не с Авартой. Против этого силача я был ничто.

Не помогли ни борьба, ни проклятия, ни угрозы. Он подтащил меня к лошади и приподнял над землей.

— Посадить-то ты меня посадишь, но не надолго, — пообещал я.

— Ничего, как-нибудь справимся. Да, Амергин?

— Бросай его, — предложил Голиас. Аварта понял его совет буквально.

Он швырнул меня прямо коню на спину. Я хотел соскользнуть, накренившись вбок, но продолжал сидеть верхом. Я даже с места не сдвинулся. Сначала я подумал, что застрял. Но потом обнаружил, что я и ладоней не могу оторвать от спины лошади.

Гнев, душивший меня, сменился паническим ужасом перед предстоящей жестокой операцией. Они хотят увезти меня от Нимью, а мне необходимо ее видеть, чтобы жить. Да, она меня разлюбила. Но ведь она любила меня прежде, отчего бы ей не полюбить меня снова?

Я попытался им объяснить это. Но они меня не слушали, и я, потеряв самообладание, сорвался на крик.

Неплохой я им закатил концерт. Они же на прощание обменивались дружескими пожеланиями. Наконец Аварта хлопнул Голиаса по плечу, ухватил его под мышки и подбросил вверх, как баскетбольный мяч.

Я не мог оторвать рук, а не то бы ударил Голиаса, который очутился как раз впереди меня. Моя надежда на то, что конь окажется норовистым, не оправдалась. Фыркнув, конь сделал рывок и поскакал, едва касаясь копытами травы. Я все еще пытался оторваться от него, когда мы подскакали к небольшому, но низкому облаку. Хорошо, что я все же не сполз, потому что конь высоко подпрыгнул. Сначала я подумал, что мы просто перескочили с места на место, но оказалось, что конь взвился в воздух. Он поднимался все выше, пока не пролетел сквозь маленькое облако, которое оказалось водяным.

Полубезумный от горя, уставший, от борьбы, я не успел даже испугаться. Что бы там ни было, я не страдал от недостатка воздуха, пока мы пролетали сквозь водяную толщу. Помимо этого, случилась еще одна чудесная вещь. Когда мы отправлялись в путь, тень была только у Голиаса. Пролетев сквозь озеро, я вновь обрел свою тень. Теперь одна лошадь не отбрасывала тени: я заметил это, когда на берегу она остановилась, чтобы стряхнуть воду.

Конь послушно ожидал приказаний. Голиас медлил, соображая, где мы находимся.

— Кажется, именно здесь отлупили Киднона, — пробормотал он. — Местность соответствует описаниям. Возьми немного на юго-запад, — сказал он коню.

Я тем временем, наблюдая за собой, делал все новые и новые открытия.

Моя старая одежда вновь была на мне. Но главное, во мне вновь проснулась моя воля. Нет, я не забыл Нимью. Вспоминая о ней, я все еще желал ее. Но я мог заставить себя не думать о ней.

Поначалу воля моя была еще слаба, но чем дальше мы уезжали от Нимью, тем лучше я себя чувствовал. Ветер, дувший мне в лицо, прояснил мой ум, и боль стихла. Новое настроение охватило меня всецело, но описывать его легче по частям. Поначалу я опасался, что с утратой Нимью в душе моей воцарится пустота. Потом меня стало удивлять, отчего я позволил кому-то настолько овладеть моим существом. И я почувствовал стыд. Да, мне казалось, что наша с Нимью любовь будет бесконечной. Пусть она прошла — я сохраню о ней воспоминания. Правда, я испытал много горя. Но все это — и дурное, и хорошее — навсегда теперь останется в моей душе, что бы ни случилось со мной в будущем. Освободившись от своих печалей, я какое-то время не смел заговорить с Голиасом. Ведь когда он — еще в стране Нимью — заговорил со мной, я чуть не лягнул его в зубы.

Наконец я все же спросил:

— Где ты оставил Джонса?

Услышав меня, он, к моему великому облегчению, улыбнулся.

— Очухался? Отлично. Я оставил его с Дегаре. С ним он будет в безопасности. Здесь, в Варлоках, далеко не на всякого можно положиться. Сейчас мы едем прямо к нему.

— Ты молодчина, что пришел и забрал меня, — выдавил я из себя.

Я постарался сказать это так, чтобы он почувствовал мое раскаяние. Ведь я вел себя как сомнамбула при встрече с ним.

Голиас понял меня, хотя заговорил о другом.

— Что случилось после того, как ты с плота прыгнул в воду?

Выслушав мои приключения до встречи на Майлз Кросс, он кивнул.

— Берсилак — отличный парень.

— Кто?

— Тот, зеленый. Жаль, я не повидал его на этот раз. Но мы с Луцием выбрались на берег южнее Уединенного Приюта. И плот мы миновали, наверное, он остался выше по реке. Я был уверен, что он разбит, и не стал искать его. Кстати, если ты хочешь проклясть своего врага, пожелай ему оказаться с ослом в реке и потом вытаскивать этого осла на крутой берег ночью.

Голиас покрутил головой.

— Тебя мы потеряли, и я решил, что самое лучшее — отправиться к Оракулу. Джонсу было неплохо в его ослиной шкуре; но я-то был голый, как Конэр в день коронации, и голоден как черт. К счастью, мы встретили Леолайна, который в предгорье охотился на диких кабанов. Он накормил меня и одел вот в это. — Голиас взбрыкнул одной ногой, потом другой, чтобы я мог полюбоваться на его новые желто-синие штаны. — Потом мы взяли на юго-запад. Спустя пару дней добрались до старой дороги. Мне стало ясно, что ты нас не опередил. Но все же я решил потихоньку двигаться вперед, в надежде, что ты добираешься к Оракулу другим путем.

— Что же тебя задержало?

— Я встретил Гроа. Она умная старуха, хоть и говорит загадками.

Голиас вопросительно посмотрел на меня.

— Я не спорю, — согласился я, — продолжай.

— Я ей напомнил на всякий случай, что дружил со Свипдагом, и спросил, не знает ли она, где ты. Она стала болтать вокруг да около, но все же сказала, что, хоть ты и не исчез, как Кайкхосру, и не научился летать, на земле тебя нет. Тогда я понял, где тебя надо искать. Но необходимо было позаботиться о Луции. Бросить его без присмотра было нельзя: любая ведьма могла пустить его кошкам на мясо. Я разыскал Дегаре, который не только сам порядочный человек, но и следит за тем, чтобы другие вели себя порядочно. Луций был не рад заминке, но если ты попал в передрягу, как можно было не прийти на помощь? И все же задумать идти в Аваллон — это одно, а добраться туда — совсем другое. Я прошел весь хребет от горы Святого Михаила до грота Венеры, но безуспешно. Наконец я набрел на Лера. Он разыскивал Кухулина, и ему удалось обнаружить один из ходов, которым пользуются подземные жители. Я прошел туда за ним следом, и… А, вот и владение Дегаре!

Джонс щипал траву возле рва, окружающего замок, всем своим видом показывая, что он никогда не считал ее за пищу. Не успел я даже задуматься, как мы взгромоздим его на спину лошади, как Голиас что-то шепнул коню, и конь тут же справился с этой задачей.

Подскакав к Луцию, он схватил его зубами за загривок, как кошка котенка, и закинул себе на хребет. Джонс даже опомниться не успел. Луций поместился как раз впереди Голиаса, поперек спины. Джонс прижал уши и поднял возмущенный рев. Но все было тщетно: он прилип и не мог лягаться.

— Полегче, Луций, — посоветовал ему Голиас. — Мы сейчас едем туда, где нас научат, как снять с тебя ослиную шкуру.

Конь помчался во весь опор. Он мог бы посрамить даже дизельный тепловоз. К счастью, из-под копыт не летела пыль.

Избавившись от влияния Нимью, я обрел интерес к окружающему меня миру. С любопытством я стал озираться по сторонам.

Выехав из леса, мы очутились на разделенной пополам равнине. Мы скакали по прерии, которая простиралась от нас по левую руку и уходила в необозримую даль. По правую же руку от нас стояла сплошная стена тумана. Однако можно было разглядеть, что там находится совсем другая страна. Дело было не в географических особенностях, а в том, что здесь Романия представала совершенно иной. Я видел расплывающиеся огни небоскребов, заводские трубы. Мы проскакали мимо аэродромов. Я услышал пулеметную очередь и почувствовал тоску по знакомому миру. Прицельная стрельба клепальной машины; гул заводов; моторы, которые мягко урчали на земле и ревели в воздухе, — звучали сладостно для моих ушей. Но прекраснее всего был свисток промчавшегося мимо поезда.

Срезав угол, вскоре мы оставили эту местность позади.

Задумавшись, я позабыл, где нахожусь. Оглянувшись на такую знакомую и незнакомую мне страну, я встретился взглядом с Голиасом. Он тоже смотрел назад.

— Что это за страна? — спросил я его.

— Это Новые Земли, Шендон. — По его голосу я понял, что он заинтересован не менее, чем я. — Неплохо выглядят, а?

— А можем ли мы взглянуть на них? После того, конечно, как утрясем все дела с Луцием. Он покачал головой.

— Они пока еще не присоединены к Романии. Хотя, конечно, собираются войти в нее.

— А кто там живет?

— Горстка первопроходцев. — Голиас наклонился и отогнал от Луция слепня. — Некоторые из них станут постоянными жителями. Но большинство, после Дня Присоединения, не выдержат конкуренции.

— А когда наступит этот день?

Голиас пожал плечами.

— Точно не могу сказать. Но, думаю, мне придется там пережить множество интереснейших приключений. Возможно, это случится в мой следующий приезд сюда.

Прерия сменилась кедровым лесом, а он перешел в холмы, сплошь покрытые виноградниками и неизвестными мне приземистыми деревьями. Голиас сказал, что это оливы. Урожай уже был почти весь собран, но так как я видел оливки только на тарелке или в коктейлях, то рассматривал посадки с большим интересом. Они не утратили для меня своей прелести, даже когда мы достигли медных буков, растущих на взморье.

— Тпрру! — скомандовал Голиас.

Конь переместил Джонса на землю. Обнаружив, что я отлип от коня, я соскользнул по его широкому боку и плюхнулся рядом с Голиасом.

— Дожидайся нас здесь, — велел Голиас Луцию, — я думаю, мы не слишком задержимся. Хотя, возможно, придется дожидаться сеанса. Пошли, Шендон.

Солнце стояло еще высоко, но под сплетенными ветвями уже наступили сумерки. Серые стволы, спускавшиеся из лиственной крыши, не таили в себе никакой опасности, но вид их был столь чуждым, что я никогда бы не посмел даже прикоснуться к ним. И воздух, казалось, был пронизан безразличием к жизни. Некоторые птицы тут пели, как это часто бывает на закате, но так безрадостно, что я предпочел бы полную тишину.

Голиас шел гораздо медленнее, чем он ходил обычно. Даже когда мы вышли на тропу, он не ускорил шаг.

Через пару минут мы вышли с ним к фасаду пещеры, устроенной в холме.

Было еще достаточно светло, и я заметил, что камень украшен резьбой. От входа, расположенного в центре, в разные стороны расходились группы барельефных людей и животных. Они выглядели занимательно, и в целом работа была выполнена красиво.

Затем мое внимание привлек темнеющий дверной проем.

— Нам надо туда войти? — спросил я.

— Да. Деифоба к нам не выйдет, сколько ни жди. — Голиас, как и я, говорил приглушенно. — Готов?

Тщетно я пытался проникнуть взглядом в черноту входа.

— Нет. Но все равно идем.

Поднявшись на несколько ступенек, мы оказались в полной темноте. Под ногами не видно было пола, и коридор, по которому мы проходили, казалось, не имел стен. Однако впереди я различал слабое мерцание. Оно было ближе, чем мне сначала показалось. Вскоре впереди я различил еще один дверной проем. Перемахнув через порог, мы очутились в пещере.

Источником света служила горящая жидкость, налитая в серебряные чащи. Свет не достигал даже потолка, и стены тонули во тьме. Кроме светильников, в пещере ничего не было. Мы ждали в полном одиночестве.

Я хотел уже предложить Голиасу вернуться, но он позвал:

— Деифоба! Мы хотим услышать голос Делосца.

— Кто ищет слова Оракула, и по какому праву вы тревожите его?

Меня испугало, что голос звучал везде: впереди, сверху и даже позади нас.

— Поэт Демодок и Шендон Серебряный Вихор, — отвечал Голиас, — мы дерзнули прибегнуть к его доброте, так как нуждаемся в помощи.

Воцарилась тишина.

— Вы услышите голос Всезнающего, — изрекла она наконец. — Он ответит каждому на его вопрос. На один-единственный вопрос.

— Надо сосредоточиться, — шепнул Голиас, — думай только о Луции, и мы узнаем, как помочь ему.

В первые несколько минут, которые показались бесконечными, я думал только о бедняге Луции. Но, представив его вновь человеком, я задумался над тем, как помочь ему жениться на Гермионе и вступить в права наследства. Итак, наша задача будет исчерпана. А потом…

Мои мысли, продолжая логически вытекать одна из другой, перекинулись на меня самого. Так я пришел к вопросу, а что же, собственно, потом буду делать я? Чего мне тогда захочется? Я вспомнил ночи, проведенные на плоту. Конечно, как и всем путешественникам, мне захочется перейти из неофитов в посвященные.

Едва я пришел к данному заключению, как поодаль во тьме возникла Деифоба. В слабом освещении лицо ее напоминало маску — бесстрастную, как время. Орбиты ее черных, всевидящих глаз внушали мне благоговейный ужас. Но я не мог оторвать от них своего взгляда, и вдруг они остановили ход моих мыслей. Пока она смотрела на меня, я думал только о том, что же она скажет мне.

Я даже не испугался, когда с нею случился припадок. Она извивалась и брызгала слюной, не сводя с нас глаз. Но я почти что спокойно ждал, и вот с ее покрытых пеной губ слетели первые слова:

— Поэт Демодок! — выкрикнула она, и многоголосое эхо подхватило ее вопль. — Делосский Оракул отвечает тебе. Твой друг, обращенный в осла, вновь станет человеком, когда съест лепестки роз. Он узнает тайну своего происхождения и женится на необычной девушке в Замке Опасностей.

— Благодарю тебя, великий Оракул, — с поклоном ответил Голиас. — Пора идти. — Он потянул меня за рукав, но я все еще ждал.

— Шендон Серебряный Вихор! — выкрикнула Деифоба резким дискантом. — Делосский Оракул отвечает тебе. Он повелевает тебе совершить паломничество к Иппокрене.

Замолчав, она перестала трястись, извиваться и брызгать слюной.

— Идите! — крикнула она нам, и я обнаружил, что не в силах даже слова сказать в ответ.

Мы вышли из пещеры. Я избегал смотреть в глаза Голиасу. Но надо было что-то сказать.

— Хорошо, что хоть один из нас не отвлекся. Если бы не ты, Луций так бы и остался ослом.

— С этим уже все в порядке. — Даже в сумерках я видел, с какой тревогой смотрит на меня Голиас. — Теперь я опасаюсь за тебя. Ты и сам не понимаешь, что сунул голову в петлю. Путешествие к Иппокрене совершить нелегко.

Меня озадачила серьезность его тона.

— Что ж, если так, я не пойду. Голиас фыркнул.

— Тебе не предложили, а приказали. В Романии экономика, политика, мораль, наука, богословие, этика не управляют обществом. — Голиас махнул рукой, как бы отметая все это. — Здесь царит только Закон Делосца. Строптивцам лучше сразу заказывать эпитафию.

Заслушавшись его, я чуть в дерево не врезался, но вовремя споткнулся.

— Не крути вокруг да около, — предложил я, — давай конкретней. Какие именно меня ожидают трудности на пути к этой самой Иппокрене?

— Об этом говорить преждевременно. Надо сначала помочь Луцию. — Чувствовалось, что Голиас серьезно обеспокоен. — Эй, Луций! — крикнул он, едва мы завидели обоих животных. — Есть хорошие новости.


20. Встречи на Майлз Кросс | Серебряный Вихор | 22. События в замке