home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



13.

Яркий солнечный свет заливал палубу судна. Высокая, светловолосая, прямая, как шомпол ружья, женщина, ухватившись за перила у центральной палубы мачты, не спускала глаз с двоих, стоявших на корме слишком близко друг к другу. Со стороны могло показаться, что она просто разглядывает белые паруса. На самом деле, если бы стрелы, которые метали глаза Каролины Мол, могли поразить, то судном бы правила смерть.

— Ты забыла накинуть на себя что-нибудь потеплее, дорогая. — Услышав громкий голос мужа, она усмехнулась и, прежде чем повернуться, натянула на лицо улыбку. — Ты, конечно, женщина закаленная, но ведь сейчас только март. Утро-то солнечное, но ветер еще холодный. Я не хочу, чтобы ты простудилась.

Мужчина закутал жену в дорожный плащ и посмотрел на капитана судна, обнимавшего плечи той красавицы, которую они выловили из моря. Широко улыбнувшись, сэр Томас притянул Каролину к себе и заглянул ей в лицо. Ветер был действительно прохладным, но утро ясное и свежее.

— При таком бризе мы быстро доберемся до Антверпена, дорогая. — Сэр Томас взглянул на море. Суши пока не было видно. Справа и слева от них по пенной от ветра воде шли эскортирующие их суда. Стареющий рыцарь взял Каролину за руку и наклонился над перилами. — Такому старому вояке, как мне, все-таки привычнее гарцевать на скакуне с копьем в одной руке и щитом в другой.

— Старые вояки, как вы себя назвали, известны своей сентиментальностью. — Голос Каролины был холоден и равнодушен, она наблюдала за двумя чайками, парящими в сине-зеленом небе.

— Что? Что вы сказали? — сощурился сэр Томас.

— Ничего. Мне что-то не по себе сегодня утром.

— Хм-м, — промычал он. — Если вы себя неважно чувствуете, зачем было подниматься чуть свет. Вы покинули теплую постель в тот час, когда солнце не успело бы разбудить и служанку кюре.

— Не знаю, как можно продолжать спать, когда матросы устроили на палубе этот кошачий концерт. — Команда корабля на рассвете бросилась поднимать паруса и готовить судно к плаванию.

— Мне казалось, что лежать в теплой постели и слушать, как экипаж выполняет свою работу, гораздо уютнее, чем стоять на холодной палубе.

Каролина воздержалась от ответа. Отвернувшись от него, она посмотрела в сторону Джона Макферсо-на и этой испанской девки. У нее кровь отлила от сердца, когда она увидела, как ласково и бережно он обнимает ее плечи.

— Я чувствую себя совсем разбитой, — пожаловалась она. — Все, что я вчера съела… я не привыкла к такого рода путешествиям.

— Да, для вас тоже привычнее скакать на коне. — Сэр Томас улыбнулся собственной шутке и отвел глаза, встретившись с ледяным взглядом жены. — Ну ничего, Каролина, теперь уже недолго. Мы почти у цели. Два, ну от силы три дня. Потом нас ждут удобства и роскошь одного из лучших дворцов Европы. Я слышал, что каждого гостя императора Карла обслуживают пятьдесят слуг. А оставшееся время я постоянно буду рядом с вами; держать вас за руку… или поддерживать вашу головку, если это будет нужно. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы путешествие для вас было более приятным.

Большинству женщин было бы лестно услышать подобное, но Каролину эти слова просто бесили. Она ненавидела его. Она ненавидела их всех. Своего мужа, его дочь, этих никчемных людей, путешествующих вместе с ними. Она пыталась восстановить их против двух молчаливых испанских женщин, но никого это ни на йоту не интересовало. Какие же они все болваны!

Рука мужа по-прежнему успокаивающе и любовно поглаживала ее спину, и Каролина старалась скрыть, как ей это противно. Она желала, чтобы ее обнимали лишь руки Джона. Это от него она хотела бы слышать эти нежные слова. Она снова бросила негодующий взгляд в сторону командующего, столь внимательного к стоящей с ним рядом молодой женщине.

— Интересно, что бы сказала королева Венгрии, если бы знала, что каюта, предназначенная ей, особе королевской крови, отдана какой-то болтающейся по морю… — «девке», чуть было не сказала она, но воздержалась. Она не глупа и не хотела так открыто демонстрировать перед мужем свою враждебность по отношению к этой девке. Нет, следует по-прежнему делать вид, что ее утомил этот морской вояж.

— Вряд ли бы королева Мария особенно возражала, — ответил сэр Томас. — Правда, никогда не известно, что можно ждать от королевских особ. И ведь она еще не вышла замуж за Джеймса, нужно еще отработать кое-какие детали соглашения. И я не думаю, что сэр Джон намерен поместить ее вместе с женщинами, которые сейчас занимают ее каюту.

— Да, но это судно специально переоборудовано для королевы. Это стоило целого состояния, — огрызнулась Каролина, не в силах более сдерживать свой гнев. — Не понимать, что королеву оскорбит подобный поступок сэра Джона, может только глупец. Уверена, что граф Ангус посмотрит на это по-другому.

— Моя дорогая, я понимаю, у вас дурное самочувствие, но я бы попросил вас придержать язык. И если вы считаете, что Джон Макферсон поступил бы иначе просто из опасения вызвать гнев графа, то вы ошибаетесь. Он руководствуется лишь собственным мнением, независимо от того, что думает граф Ангус или кто-либо другой. Он хозяин на этом судне, и никто не рискнет возражать ему.

Сэр Томас понизил голос и привлек жену к себе. Честно говоря, он в восторге от того, что Макферсон явно заинтересовался испанкой.

— Вы ведь не ожидали, что он выбросит их в воду на съедение рыбам?

— Вытащить из моря и оказывать королевские почести — это не одно и то же, — упорствовала она.

— Да ладно, дорогая. А что еще он мог сделать? Запереть их вместе с матросами? — Сэр Томас покачал головой. — О них нужно было должным образом позаботиться.

— Да, но с нами плывут еще три корабля, — фыркнула Каролина. — Он обязан был поступить иначе, учитывая свою миссию. Можете говорить что угодно, но увидите, как будет взбешен этим Ангус.

Сэр Томас притянул ее ближе.

— Дорогая, вы просто не понимаете мужчин. Ангусу совершенно безразлично, что происходит на корабле, пока мы не достигнем Антверпена. И, приняв во внимание привлекательность девушки, он будет последним, кто осудит Макферсона за то, что тот позволил себе немного развлечься. И я бы тоже этого не сделал.

Каролина вскипела от возмущения, но голос ее был холоден как сталь.

— Мы ведь из клана Дугласов, и у вас определенные обязанности здесь. Грустно, что вы так легкомысленно относитесь к столь серьезному вопросу.

Сэр Томас постарался успокоить молодую жену:

— Моя дорогая, я всего лишь сказал, что сэра Джона совершенно не волнует, что думают о нем другие. Я, правда, знаю его лишь недолго, но он…

— Вы забываете, что я знаю его. — Каролина высвободилась из объятий мужа и повернулась к нему. — Вы, видимо, забыли, что я знаю его очень хорошо. — Она слегка улыбнулась, увидев, как потемнело лицо сэра Томаса. — Многое стерлось из вашей памяти. Да что можно ожидать от человека вашего возраста.

— Каролина! — Голос мужчины, свирепый и угрожающий, был похож на рев раненого быка.

— Да, да. — Она вонзала слова как меч в его грудь.

Окаменев, сэр Томас смотрел на стоящую перед ним безжалостную незнакомку.

— Хватит! — рявкнул он, справившись с чувством беспомощности. — Идите вниз. Вам лучше оставаться в каюте.

Сэр Томас чувствовал, как в его висках бешено стучит кровь. Он проследил, как его жена медленно повернулась и пошла. Казалось, холодный ветер пронизывает лишь его. Каролина Мол спокойно скользила по палубе. Все в ней было в полном порядке: волосы, выражение глаз, плащ.


предыдущая глава | Королева-беглянка | * * *