home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1

— А где находится Санта-Фе? — спросил Калл, когда впервые услышал, что для захвата этого населенного пункта готовится выступить специальная экспедиция.

Гас Маккрае, узнав эту новость, первым делом побежал к Каллу, чтобы предложить ему в числе первых вступить в отряд, собираемый для этой акции.

— Говорят, что отряд возглавит сам Калеб Кобб, — уточнил Гас.

Это имя ничего не говорило Каллу, как, впрочем, и название города. Вроде люди несколько раз называли в его присутствии город Санта-Фе, но вот что касается Калеба Кобба, то о нем он слышал впервые.

Гас раскрашивал салун, когда услышал эту новость, и сразу же заволновался, но не надолго.

— Да что ты! Все же знают Калеба Кобба, — воскликнул он, хотя, собственно говоря, это имя он тоже услышал впервые.

— Нет, не все знают, я, например, не знаю, — возразил Калл. — Он кто? Военный? Я не завербуюсь, если придется снова служить под началом военного.

— Калеб Кобб — тот самый человек, который захватил в «плен старого Санта-Анну, — пояснил Гас. — Вроде одно время он служил в армии, но недолго. Я слышал, что он воевал с индейцами вместе с самим Сэмом Хьюстоном.

Последнее утверждение Гаса было чистейшей воды ложью, но преподнесенной с серьезными намерениями. Ему нужно было преодолеть упорный скептицизм Вудроу Калла и убедить ею в необходимости присоединиться к экспедиции и отправиться на захват Санта-Фе. У Калла оставались неподкованными еще четыре мула, поэтому он не был расположен вести долгую пустую болтовню. После возвращения их малочисленного отряда в Сан-Антонио другой работы, достойной рейнджеров, не предвиделось, хотя жалованье им выплачивали без задержек.

Бездельничать Калл не любил. Время от времени он наведывался к старому Джизесу и занимался у него подковыванием лошадей. Гас Маккрае почти ничем не занимался, разве только шастал по проституткам, выклянчивая у них любви. Видимо, по совету известного в Сан-Антонио сутенера и владельца нового салуна некоего Редмонда Дейла Гас занялся малярными работами и раскрасил, вне всякого сомнения бесплатно, его заведение. Все свободное время Гас, если не общался со шлюхами, проводил в тюрьме. Будучи без работы, он приохотился к спиртному, а напившись пьяным, частенько вступал в споры. Редкий день проходил, чтобы Гас не подрался, а в результате, как правило, он избивал трех-четырех трезвых граждан и в конце концов оказывался в тюрьме. Даже тогда, когда не дрался, он все равно громко орал или стрелял из пистолета и вообще всячески нарушал спокойствие и порядок.

— В любом случае нам нужно вступить в отряд и как можно скорее, — убеждал Гас Калла. — По-моему, мы должны завербоваться. Мне очень не хочется упустить такой шанс. Ты что, не можешь вынуть изо рта эти чертовы подковные гвозди и разговаривать со мной?

В этот момент Калл зажал во рту четыре гвоздя. Чтобы ублажить приятеля, он вынул их изо рта и на минутку отпустил ногу мула.

— Но я все еще не знаю, где этот Санта-Фе, — сказал Калл. — Не хочу вербоваться в экспедицию, пока не узнаю, куда она направляется.

— Не вижу причин, почему бы не пойти, — настаивал Гас, который терпеть не мог нудной привычки друга задавать слишком много вопросов. — Все рейнджеры идут, — добавил Гас. — Верзила Билл уже отправился записываться, а Боб Баском вот-вот побежит. Джонни Картидж очень хотел бы. да он пока хромает — сомневаюсь, что его зачислят.

У Джонни все еще не зажила рана от стрелы команчей. Ходить он, конечно, мог. но медленно, а если придется передвигаться бегом, то это будет выше его сил.

— Санта-Фе находится примерно там, где мы были в первый раз, немного подальше, — вспомнил Калл.

— Пусть будет там, — согласился Гас. Ему было стыдно признаться в том, что он не знал, где находится поселение, завоевывать которое собирается экспедиция.

— Гас, если оно расположено среди тех гор, где мы были в тот раз, то нам никогда не добраться до него, — продолжал рассуждать Калл. — Но если даже и доберемся, то почему ты думаешь, что сможем захватить его?

— Что тут говорить. Конечно же, захватим! — произнес Гас. — Почему, черт бы тебя подрал, ты сомневаешься?

Калл недоуменно пожал плечами и снова поднял ногу мула, чтобы продолжать его подковывать

— Это же мексиканский городок и защищают его мексикашки, — принялся растолковывать Гас. — Сомневаться не приходится, что мы захватим его и довольно быстро. Калеб Кобб не допустит, чтобы горстка мексиканцев надавала ему по морде. Я и вообразить такого не могу.

— Я, может, и пошел бы, если бы знал, что с нами будет кто-нибудь из тех, кто сумеет провести нас до этого места, — в раздумье проговорил Калл. — А Длинноногий собирается записаться?

— Думаю, пойдет — да, разумеется, пойдет, — убежденно выпалил Гас, хотя кто-то говорил ему, что Длинноногий Уэллейс отправился на медвежью охоту.

— Не похоже, чтобы тебе было что-то известно, — не соглашался Калл. — Ты лишь услышал какой-то треп, а теперь рвешься в бой. Разве ты не знаешь, что до Санта-Фе отсюда две тысячи миль? У меня и лошади подходящей нет, чтобы на ней ехать в такую даль.

— Да брось ты, нам дадут верховых коней, — не унимался Гас. — Говорят, что вокруг Санта-Фе золота и серебра навалом. Мы просто прогуляемся пешком и набьем карманы золотишком, на которое купим полсотни жеребцов.

— Не верь сказкам, — не сдавался Калл. — А как насчет Бизоньего Горба? Не в его ли владениях лежит Санта-Фе? Он нас мигом разыщет и всех поубивает.

— Думаю, ему безразлично, захватим мы Санта-Фе или нет, — решил Гас, хотя и сознавал, что это слабый довод.

Мысль о Бизоньем Горбе охладила его пыл. Разумеется, захватить Санта-Фе и набить карманы золотом — перспектива блестящая, но если при этом потребуется пересекать районы, где кочуют команчи, а весьма возможно, что этого не избежать, в таком случае у всей затеи окажется и малоприятная обратная сторона. По возвращении в Сан-Антонио вместе со всем отрядом Гас и Калл не отлучались из города далее, чем на считанные мили — пару раз они ездили на расположенные вблизи холмы поохотиться на свиней и индеек, да и то без ночевок. Не проходило и недели без того, чтобы индейцы не захватывали в плен путников, причем по большей части прямо в окрестностях города. На охоту они выезжали всегда группой и не забывали надежно вооружиться. Гас теперь носил с собой два пистолета, хоть и был занят легкой работой по покраске салунов. Он не забыл, что случилось к западу от Пекоса, а в своих снах нередко видел Бизоньего Горба. Он помнил, как выронил пистолет Зик Мууди и в результате лишился скальпа. Поэтому он носил теперь сразу пару пистолетов на случай, если от страха выронит один, — тогда всегда под рукой окажется второй.

Больше всего Вудроу раздражало свойство характера его друга собирать и передавать разный треп, который и слушать даже не хочется.

— Вроде бы, — опять начал Гас, — в экспедиции намерены принять участие и кое-кто из армии. Сомнительно, чтобы индейцы осмелились потревожить нас если в отряде будут кадровые военные.

— У Бизоньего Горба тоже есть свое кадровое войско, — напомнил Калл своему легко возбуждающемуся другу. — Если у нас наберется с десяток военных, чтобы сражаться с ним, то он выставит против нас целую армию. А кроме того, он ведь живет там, — добавил Калл. — У него за спиной весь народ. Сдается мне, что он не раз нападет на нас, пока мы будем пересекать его владения.

— Черт с ним. Так ты что, не поедешь? — спросил Гас, выведенный из себя возражениями приятеля. — Тебе что, больше нравится стоять здесь и подковывать лошадей, нежели отправиться в поход с экспедицией?

— Я бы пошел в поход, будь у нас отряд посильнее. — ответил Калл. — Хотел бы я знать побольше про того человека, которого ты упоминал. Как его зовут?

— Калеб Кобб — тот самый человек, который взял в плен Санта-Анну, — пояснил Гас.

Он и понятия не имел, какие подвиги совершил Калеб Кобб, но ему хотелось выложить как можно больше всяких баек про его героические дела. Может, это склонит Вудроу Калла к мысли отправиться в экспедицию.

— А еще говорят, что вокруг Санта-Фе столько россыпей золота, что хватит, чтобы заполнить целых две церкви, — проговорил Гас, продолжая врать напропалую.

— А с чего это мексиканцы отдадут нам запросто целых две церкви, полные золота? — усомнился Калл. — Такое не похоже на мексиканцев, с которыми мне доводилось встречаться.

Хотя Каллу и очень хотелось принять участие в рискованной экспедиции (подковывать лошадей он не любил и занимался этим главным образом из уважения к старому Джизесу, который по-доброму отнесся к нему, когда он впервые оказался в Сан-Антонио), все же рассказы Гаса звучали слишком неправдоподобно. Предстояло добраться до города, о котором он никогда ранее не слышал, да еще под командой человека, о котором ничего прежде не было известно. А кто будет возглавлять рейнджеров, если они пойдут в экспедицию целым отрядом? Майор Шевалье? Но он умер от лихорадки через три недели после возвращения из неудачного похода к Эль-Пасо. Они тогда угодили в сырую погоду. Да и сам поход оказался слишком тяжелым. Майор Шевалье провалялся в постели два или три дня, ему становилось все хуже и хуже, он умер и его похоронили так быстро, что никто и очухаться не успел.

— Ты настроен слишком против, черт бы тебя побрал, — не вытерпел Гас. — Никогда еще не встречал человека, так настроенного против меня, как ты, — ты такой упрямый, черт бы тебя побрал.

— Сдается мне, что я слишком долго возился с этими мулами, — сказал Калл. — Если мы выступим, то когда примерно?

— Может, прямо сейчас, — ответил Гас. — Экспедиция отправится в любой день — мне, например, уже надоело ждать. Если нам удастся подсобрать немного золота и серебра, обеспечим себя на всю жизнь.

— Надеюсь, если доберемся, то всыплем этим мексикашкам по первое число, — заметил Калл.

— А ты сомневаешься, дурень бестолковый? — съязвил Гас.

— Мы же не всыпали им под Аламо, — напомнил ему Калл. — Нас могут выгнать в прерии, где мы будем подыхать от голода — такую вероятность тоже следовало бы обмозговать. Когда мы возвращались к Пекосу, едва находили жратвы на двенадцать человек. А как прокормить целое войско? Да еще воды нет по пути, — добавил Калл, чтобы упредить Гаса, который собирался наврать еще кое-что про золото в Санта-Фе, валяющееся прямо под ногами.

— Почему нет? Мы будем двигаться по прериям — там воды предостаточно, — возразил Гас.

— Если тебе нечем больше заняться, взял бы да подковал еще одного мула, — предложил Калл. — Вот когда подкуем всех, тогда, может, я заинтересуюсь походом на Санта-Фе.

Гас с ходу отверг предложение помочь подковывать мулов. Он понял, что настрой Калла против экспедиции ослабевает, а его собственная решимость, наоборот, усиливается при одной мысли о больших перспективах, открывающихся перед ними.

— Предлагаю бросить возиться с мулами и хочу поскорее двигаться в Остин, — пояснил он. — Пусть Редмонд Дейл ищет кого-то другого красить его салун. Но мы выкроим время для посещения борделя, если тебе надоело вкалывать.

— На бордель я раскошелиться не могу, лучше отложу деньги на покупку хорошего оружия, — отверг предложение приятеля Калл. — Если придется проезжать по индейским землям, нужно иметь надежное ружье.

И тем не менее он посетил вместе с Гасом бордель, да не раз и не два, но не ради приятного времяпрепровождения, а с иными целями. Там, в ожидании похода на Запад, работала Матильда. Ей все больше нравился молодой Калл. Гас тоже ей нравился в известной мере, но он был слишком назойлив и болтлив. С его назойливостью Матильда еще кое-как справлялась, а вот рот ему заткнуть не могла.

Молодой Калл по природе своей был, наоборот, молчалив. Монеты он отдавал без лишних слов. Матильда заметила в его глазах какую-то грусть, что затронуло ее сердце. После нескольких визитов Калла она обратила внимание на то, что ее массивная фигура пугает юношу, и подвела его к молоденькой мексиканочке по имени Роза, и та вскоре полюбила его.

Калл частенько думал о Розе, она обучала его испанскому языку: как считать, как называются разные блюда и продукты. Она была стройной, редко когда смеялась, хотя ему нет-нет да все же улыбалась. Калл вспоминал о ней обычно днем, когда работал в кузнице позади мастерской кузнеца. Вспоминал он о ней и по вечерам, под одеялом около конюшни. Ему хотелось встречаться с Розой почаще — Гас не ошибся, когда рекомендовал заглядывать к проституткам, но Гас бездумно транжирил деньги, а Калл всячески экономил их.

Гас влезал в долги, плутовал в карты, раздавал заведомо пустые обещания, лишь бы раздобыть денег для оплаты услуг шлюх.

Калл, наоборот, никогда не допускал подобного расточительства. Он отдавал себе отчет, что, поскольку вступил в ряды рейнджеров, а отряд вскоре снова выступит в поход, то стычек с индейцами рано или поздно все равно не избежать. И на случай, когда завяжется бой, он хотел быть хорошо вооруженным, насколько только позволят его сбережения. На дешевенькое ружье, которое осталось у него после первого похода, полагаться было нельзя. Если ему доведется когда-либо снова столкнуться с индейцем из команчей с большим горбом, то лучше, чтобы у него было с собой такое оружие, которое его не подведет. Чем больше Калл думал о Розе, тем сильнее ему хотелось выжить, а для этого прежде всего нужно приобрести первоклассное ружье.

Убедившись в том, что его друг намерен отправиться вместе с ним в новый поход, Гас почувствовал, будто гора свалилась с его плеч. Он выбрал тенек под повозкой, лег, вытянувшись во весь рост, прикрыл лицо шляпой и безмятежно задремал, пока Калл продолжал возиться с мулами. Последний, самый маленький мул оказался норовистым и кусачим — Калл несколько раз крепко стукнул его, но тот все равно скалил зубы и недвусмысленно показывал, что готов без промедления пустить их в ход и куснуть человека, как только тот зазевается. Наконец Калл догадался связать мулу челюсти веревкой, чтобы закончить подковку. Гас похрапывал так громко, что до Калла отчетливо доносился его храп, особенно когда он перестал стучать по гвоздям, укрепляя подковы на копытах.

Едва последний гвоздь вошел в подкову, как с улицы донесся стук копыт. Калл выглянул и увидел подъезжающих верхом на лошадях Верзилу Билла Колемана, Рипа Грина, хромоногого Джонни Картиджа и Матильду Робертс, восседающую на своем Томе, большом сером мерине.

— Седлай коня, Вудроу, и идем на Санта-Фе или выметайся из рейнджеров! — прокричал Верзила Билл. На голове он носил меховую шапочку, которую случайно нашел в туалете в борделе.

— Ну ты даешь, Билл! А я думал, что тебя нет в городе. Не слишком ли жарко в этой шапчонке? — спросил Калл. С него самого семь потов сошло, пока он подковывал четырех мулов.

— Этой шапкой я стану отвлекать гризли, если мы столкнемся с ними, — ответил Верзила Билл. — Боюсь я этих гризли, да и других медведей тоже. В ней они сочтут меня за своего и не станут нападать.

— Шапка эта принадлежала Джо Слоуи, да этого сукина сына повесили, — пояснила Матильда. — Помнится, он воображал из себя горца.

Услышав голоса, Гас Маккрае проснулся и вскочил, забыв, что спит под повозкой. Он треснулся головой о днище повозки с таким стуком, что свидетели его позора не могли удержаться от смеха.

— Да заткнитесь вы! Я было подумал, что у меня черепушка раскололась, — воскликнул Гас, обозлившись на неуместную веселость своих товарищей из-за его досадной оплошности. Тем не менее шишку он набил здоровенную. Пошатываясь, он подбежал к бочке с водой и сунул туда голову — прохладная вода освежила его и утихомирила боль.

Пока рейнджеры смотрели, как Гас охлаждает голову в бочке, подскакал Черныш Слайделл — когда все вывалились из салуна, он все еще никак не мог оторваться от своей дамы. А припустился потом вскачь потому, что боялся остаться один, а это значило бы, что и пересекать прерии до Остина ему пришлось бы в одиночку.

— Ну так как, ты с нами, Вудроу? — спросил Рип Грин. Хотя Калл был и моложе Рипа, тот считал его надежным парнем и хотел, чтобы он присоединился к экспедиции.

— Я думал, что ты, Билл, уже умотал, — заметил Калл.

— Да умотал бы, но когда собирали рейнджеров, нигде не могли сыскать Длинноногого, а Чадрашу не хотелось отправляться в поход без него. Длинноногий уже выехал в Остин, — пояснил Билл. — Стало ясно, что мы должны отъезжать без него. Думаю, он нагонит нас.

Увидев своих товарищей по оружию, уже восседавших на конях и готовых к походу, Калл колебался недолго. Да и вообще он хныкал, отнекивался и высказывал неверие лишь для того, чтобы подзадорить Гаса. В глубине души он не мог противостоять зову к приключениям.

— А кто возглавит рейнджеров? — спросил он, снимая веревку с морды кусачего мула.

— Кто-кто, вот заладил. Мы сами будем себя возглавлять, пока не решим, кто достоин быть капитаном, — сказал Верзила Билл.

— Тпру, осади назад — в разведку для Боба Баскома я не пойду, — заявил Гас. — Не нравятся мне его суровые речи, не исключено, что я отдубасю его как следует еще до конца экспедиции.

Верзила Билл засомневался в такой возможности и произнес:

— Вооружись увесистой дубинкой, когда пойдешь лупить его. Боб бравый малый. Не из трусов.

— Возьми не одну, а две дубинки, — поддержал Черныш. — Боб драчун не из робких.

— Вот уж кого я не ожидал увидеть на войне с мексиканцами, так это тебя, Матти, — воскликнул Калл, удивившись, что и Матильда присоединилась к рейнджерам.

— Мне нужно попасть на запад, пока я еще молода, — шутливо ответила Матильда. — Слышала, что от Санта-Фе на запад ведут множество дорог.

Пожитков у Калла почти не было, разве только пальто да две рубашки. У Гаса Маккрая, из-за его вечных непредвиденных расходов, и того не оказалось — вся его одежда была на нем, да еще два пистолета в придачу.

Старый Джизес, увидев, что Калл собирается в поход, тяжко вздохнул. Мысль о том. что теперь ему придется самому подковывать всех лошадей и мулов, повергла его в уныние. Всю жизнь ему приходилось вкалывать, и теперь он хотел остановиться, но не мог. Его дети выпорхнули из дома, осталась лишь маленькая дочка, подковывать лошадей она еще не научилась. И тем не менее он не осуждал Калла за его решение — когда Джизес был молод, сам любил странствовать, поэтому уехал из Солтилло и поселился среди техасцев, а вот теперь он состарился, устал, а его единственный помощник и надежда уезжает. Кроме того, в Калле было нечто такое, что ему нравилось, а он мало кого любил из молодых техасцев.

— Прощай, — сказал он по-испански, когда Калл приторачивал одеяло и рубашки к седлу.

— Прощай, Джизес, — ответил Калл. Он любил старика. За все время, пока Калл работал у него, между ними не было недомолвок и ссор.

— Ну, мальчики, трогай, — скомандовал Верзила Билл. — До Остина дорога неблизкая.

— Мы, конечно, поедем, но я все же не мальчик, — заметила Матильда, когда они тронулись.

Голова у Гаса Маккрая просто раскалывалась из-за слишком торопливого пробуждения после сладкого похрапывания под повозкой.


предыдущая глава | Пустыня смерти | cледующая глава