home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 12

Твердо приняв такое решение, Лорен в понедельник с головой окунулась в работу.

Днем знакомые секретарши пригласили ее пойти с ними в соседний бар после работы, и Лорен с радостью согласилась. Когда она вернулась в офис после ленча, у нее на столе звонил телефон. Положив сумочку, она посмотрела, на месте ли Джим, и после этого подняла трубку.

— Мисс Деннер? — Это был голос Ветерби. — Пожалуйста, зайдите ко мне сейчас же.

— У нас мало времени, поэтому я буду краток, — начал он через пять минут, когда Лорен уже сидела у него в кабинете. — Для начала я хочу объяснить вам, что в компьютерной системе «Глобал индастриз» имеется подробная информация о каждом сотруднике. И когда для работы над каким-нибудь проектом требуются определенные навыки и способности, то делается запрос, и компьютер находит нужных людей. Сегодня утром мы получили срочный заказ на квалифицированную, опытную секретаршу, свободно владеющую итальянским языком. Компьютер выбрал вас. Первоначально была названа Лючия Палермо, которая раньше работала над этим проектом, но она сейчас больна. Предполагается, что в течение трех следующих недель вы будете освобождены на несколько часов в день от вашей обычной работы. Я сообщу об этом мистеру Вильямсу, когда он вернется с ленча, и подыщу ему другую секретаршу на те часы, пока не будет вас.

Лорен попыталась возразить, но ее доводы прозвучали неубедительно:

— Я только начинаю досконально разбираться в своей работе, и Джим, то есть мистер Вильяме, будет недоволен…

— У мистера Вильямса нет выбора, — холодно перебил ее мистер Ветерби. — Я не знаю, в чем суть проекта, для которого необходимо знание итальянского, но я точно знаю, что это очень срочное и секретное дело. — Он встал. Вы должны явиться в кабинет мистера Синклера немедленно.

— Что?! — взволнованно воскликнула Лорен, вскочив со стула. — А мистер Синклер знает, что именно я буду работать с ним над проектом?

Мистер Ветерби бросил на нее испепеляющий взгляд:

— Мистер Синклер сейчас на совещании, его секретарша считает, что совсем не обязательно отрывать его по таким пустякам.

Когда Лорен ступила на толстый изумрудный ковер в приемной Ника, ей показалось, что даже вещи смотрят на нее подозрительно.

— Меня зовут Лорен Деннер, — сказала она красивой брюнетке, сидевшей за круглым столом. — Меня прислали, так как мистеру Синклеру требуется секретарша, знающая итальянский.

В этот момент из кабинета Ника вышли несколько мужчин. На столе секретарши зазвонил телефон. Взяв трубку, она кивнула в сторону двери:

— Входите. Мистер Синклер ждет вас.

«Нет, — взволнованно подумала она, — он ждет Лючию Палермо».

Массивные двери были слегка приоткрыты. Ник стоял спиной к ней, разговаривая по телефону. Глубоко вздохнув, Лорен вошла в огромный кабинет.

— Хорошо, — сказал Ник после паузы. — Позвоните в офис в Вашингтоне и скажите рабочей группе по связям, чтобы они были сегодня вечером в «Глобал ойл»в Далласе.

Прижав телефонную трубку к уху плечом, он вынул из стола папку и начал листать. Он был без пиджака, и белая рубашка с каждым вдохом натягивалась, подчеркивая сильное мускулистое тело. Лорен задрожала, вспомнив его властные руки, прикосновения его теплой загорелой кожи…

Отвернувшись, она попыталась избавиться от нахлынувших чувств. Слева от нее вокруг большого журнального столика со стеклянным верхом стояли три огромных зеленых дивана. В тот вечер, Когда они встретились, Ник опускался там на колени, чтобы осмотреть ее ногу…

— Известите очистительный завод в Оклахоме, что у них тоже могут возникнуть проблемы, если все не будет приведено в порядок, — спокойно сказал Ник в телефонную трубку. Затем последовала короткая пауза. — Хорошо, свяжитесь со мной после того, как встретитесь в Далласе с группой по связям.

Он повесил трубку и погрузился в чтение.

Лорен открыла рот, чтобы сообщить о своем присутствии, но слова застыли у нее на губах. Она не могла назвать его по имени и совсем не хотела употреблять почтительное «мистер Синклер». Медленно направляясь к его столу, она произнесла:

— Ваша секретарша сказала, что я могу войти. Ник резко повернулся. Его серые глаза были непроницаемы, когда он небрежно бросил папку с бумагами на стол, засунул руки глубоко в карманы брюк и молча уставился на Лорен. Подождав, пока она подойдет к нему, он небрежно бросил:

— Ты выбрала неподходящий момент для извинений, Лорен. Через пять минут я должен уйти.

Лорен почти задохнулась от его оскорбительного тона и слов, но, взяв себя в руки, ответила с холодной улыбкой:

— Мне не хотелось бы задевать твое чувство собственной значимости, но я пришла сюда совсем не для извинений. Меня прислал мистер Ветерби.

— Зачем? — резко спросил Ник, сжав губы.

— Для работы над каким-то специальным проектом требуется дополнительная секретарша на три недели.

— Тогда ты напрасно тратишь время, — протянул он язвительно. — Во-первых, у тебя недостаточно опыта и квалификации, чтобы работать на таком уровне, а во-вторых, я не хочу видеть тебя здесь.

Сквозившее в его словах презрение привело Лорен в ярость и, отступив на шаг от его стола, она громко сказала:

— Чудесно. Тогда будь любезен, позвони мистеру Ветерби и скажи ему об этом сам. Я уже объяснила ему причины, по которым не хочу работать с тобой, но он настоял на том, чтобы я пришла.

Ник сильно нажал на кнопку.

— Соедините меня с мистером Ветерби. — Он посмотрел на Лорен:

— О каких же причинах ты ему сообщила?

— Я сказала ему, что ты самонадеянный, тщеславный распутник, и поэтому я скорее умру, чем буду работать с тобой.

— Ты сказала это Ветерби? — переспросил он тихим голосом, в котором звучала угроза. Лорен постаралась сохранить улыбку:

— Да.

— А Ветерби?

Не в силах выдержать его холодный взгляд, Лорен сделала вид, что рассматривает свой маникюр.

— О, он ответил, что, возможно, многие женщины, с которыми ты спал, думают то же самое, но я должна поставить интересы компании выше своих чувств.

— Лорен, — вкрадчиво сказал Ник, — ты уволена.

Хотя в душе Лорен бушевал гнев, смешанный с болью и страхом, она продолжала придерживаться выбранной линии поведения. Гордо подняв голову, она отрезала:

— Видишь ли, я была уверена, что ты тоже не захочешь работать со мной, и попыталась объяснить это мистеру Ветерби. — Она направилась к двери. — Но ему казалось, что когда ты узнаешь, как я владею итальянским языком, то передумаешь.

— Владеешь итальянским? — засмеялся Ник. Она повернулась к нему, не отпуская дверную ручку:

— Да. Я могу сказать на прекрасном итальянском, что я думаю о тебе. — Она заметила, как нервно дернулись его крепко сжатые губы, и тихо, презрительно добавила:

— И по-итальянски и по-английски суть будет одна: ты — ублюдок!

С силой распахнув дверь, Лорен пробежала через роскошную приемную. Когда она уже нажимала кнопку лифта. Ник схватил ее за руку.

— Вернись в мой кабинет, — процедил он сквозь зубы.

— Убери руки, — прошептала она с негодованием.

— За нами наблюдают четыре человека, — предупредил он. — Ты пойдешь ко мне в кабинет по собственной воле или я втащу тебя туда силой на глазах у всех.

— Только попробуй! — разбушевалась Лорен. — Я обвиню тебя в том, что ты напал на меня, а эти четверо будут моими свидетелями!

Неожиданно ее угроза вызвала у него восхищенную улыбку.

— У тебя невероятно красивые глаза. Когда ты сердишься, они…

— Прекрати! — прошипела Лорен, пытаясь вырвать руку.

— Но ведь красивые! — поддразнил он ее.

— Не разговаривай со мной в таком тоне, ты мне ни капельки не нужен!

— Маленькая лгунья. Я нужен тебе весь. Его самоуверенность вдруг лишила Лорен последних сил. Побежденная, она прислонилась к мраморной стене и с мольбой в голосе сказала:

— Ник, пожалуйста, дай мне уйти.

— Я не могу. — Он сдвинул брови, и его хмурый взгляд выражал смущение. — Каждый раз когда я тебя вижу, не могу отпустить.

— Ты уволил меня. Он ухмыльнулся:

— Только что я снова взял тебя на работу. За последние несколько минут произошло столько событий, что Лорен уже не смогла противостоять его неотразимой улыбке. К тому же ей очень нужна была эта работа. С оскорбленным видом она пошла за ним в кабинет секретарши.

— Мэри, — сказал Ник седой женщине, которая моментально повернулась к нему, — это Лорен Деннер. Она будет работать над проектом Росси. Я ухожу на ленч, а ты устрой ее за свободным столом, и пусть начнет переводить письмо, полученное сегодня утром от Росси.

Он повернулся к Лорен, и в его взгляде появилось что-то интимное.

— У нас будет долгий разговор, когда я вернусь.

Мэри Калахен, как было написано на табличке на ее столе, обрадовалась присутствию Лорен в своем кабинете не больше, чем известию, что протекает крыша.

— Вы довольно молоды, мисс Деннер, — сказала Мэри, внимательно изучив лицо и фигуру Лорен.

— Я быстро взрослею, — ответила Лорен. Не обращая внимания на пронизывающий взгляд пожилой женщины, она устроилась на своем рабочем месте напротив стола Мэри. В час тридцать зазвонил телефон, Лорен взяла трубку.

— Мэри? — неуверенно спросил вежливый женский голос.

— Нет, это — Лорен Деннер, — ответила Лорен голосом хорошо обученной секретарши. — Чем могу быть полезна?

— О, привет, Лорен, — ответил удивленный дружелюбный голос, — это Эрика Моран. Я не хочу отрывать Ника от дел, но не могли бы вы передать ему, что я завтра прилетаю из Нью-Йорка поздним рейсом? Скажите ему, что я из аэропорта поеду сразу же в клуб Ресесс и встречусь с ним там в семь часов.

Лорен была настолько возмущена ролью устроительницы его свиданий, что даже не очень удивилась, что Эрика помнит ее.

— Он на ленче, но я все ему передам, — пообещала она отрывисто.

Лорен положила трубку, но телефон сейчас же зазвонил опять. На этот раз у женщины был протяжный говор южанки. Она попросила «Ники».

Лорен сжала трубку с такой силой, что у нее заболела рука, но вежливо ответила:

— К сожалению, его сейчас нет, что-нибудь передать?

— Черт возьми, это Вики. Он не сообщил мне, насколько официальной будет вечеринка в субботу, и я просто не представляю, как мне одеться. Я позвоню ему домой вечером.

«Позвони?»— подумала Лорен, почти бросив трубку.

Когда Ник вернулся в офис, она уже была спокойна. Она решила, что в течение следующих трех недель будет следовать своему плану и вести себя с Ником так же вежливо и дружелюбно, как со всеми другими сотрудниками. Если он будет приставать к ней, то она даст понять, что ее это забавляет, но нисколько не волнует. А если он разозлится, тем лучше.

Селектор на ее столе зазвонил. Спокойный баритон вызвал дрожь во всем ее теле, но она приказала себе успокоиться.

— Лорен, зайди ко мне, пожалуйста. Теперь он, очевидно, был готов к «долгому разговору». Лорен взяла бумаги и вошла в его кабинет, — Да, я слушаю. — Она вопросительно подняла свои тонкие брови.

Ник сидел на краю стола, скрестив руки на груди.

— Подойди ближе, — сказал он спокойно.

— Я и так прекрасно тебя слышу.

Веселые искорки заблестели в его глазах, а в голосе появились ласковые нотки.

— Нам надо привести в порядок наши личные отношения. Почему бы не отправиться куда-нибудь сегодня вечером? — предложил он.

Лорен вежливо отказалась:

— К сожалению, у меня на сегодня назначено свидание.

— Ну хорошо. А как насчет завтрашнего вечера? — спросил он, протягивая ей руку.

Лорен положила на его ладонь записи сообщений.

— У тебя назначено свидание с мисс Моран в клубе Ресесс.

Ник не обратил внимания на ее замечание.

— Я уезжаю в Италию в среду…

— Счастливого пути, — мягко перебила его Лорен.

— Вернусь в субботу, — продолжил он нетерпеливо. — Мы пойдем…

— Извини, — сказала Лорен подчеркнуто кротким тоном. — Я занята в субботу, и ты тоже. Вики звонила тебе, чтобы узнать, насколько официальной будет субботняя вечеринка. — Наслаждаясь впечатлением, которое произвели на Ника ее слова, она добавила с ослепительной улыбкой:

— Она называет тебя — Ники. Я думаю, что звучит прелестно: Вики, Ники.

— Я отменю встречу, — резко бросил Ник.

— Но я не собираюсь отменять свое свидание. Ты хочешь еще что-то мне сказать?

— Да, черт возьми, хочу. Я обидел тебя и прошу прощения.

— Я принимаю твои извинения, — сказала — Лорен весело. — Это тем легче, что в нашем случае была задета только моя гордость.

Его глаза сузились, и он пытливо посмотрел на нее:

— Лорен, я пытаюсь извиниться перед тобой, чтобы…

— Ты уже извинился, — перебила его Лорен.

— Чтобы мы могли начать все сначала, — закончил он, не слушая ее. Немного подумав, он продолжал:

— Ради нас обоих мы должны избежать сплетен среди сотрудников компании, но я думаю, что, если мы будем достаточно осторожны, нам это удастся.

Лорен задохнулась от негодования, но ей удалось сделать так, чтобы в ее голосе прозвучало лишь недоумение:

— Что нам удастся? Сомнительная любовная связь?

— Лорен, — сказал Ник, — я хочу тебя и знаю, что ты тоже хочешь меня. Я также знаю, что ты сердишься на меня за то, что я соблазнил тебя, а потом…

—  — Совсем я не сержусь! — запротестовал? Лорен, притворяясь спокойной. — Прелестная ночь! — Отступив на всякий случай немного назад, она беспечно добавила:

— Вообще-то я уже решила: когда у меня будет дочь моего возраста, я непременно позвоню тебе. Если ты будешь все еще в силах, мне бы хотелось познакомить ее с тобой, чтобы именно ты с твоим опытом…

Одного шага оказалось недостаточно. Ник кинулся вперед, схватил ее за руки и резким движением привлек к себе: его мускулистые ноги сжали ее бедра. В его глазах горели искорки гнева и желания одновременно.

— Ты красивая, жестокая… — Он замолчал, жадно и настойчиво прильнув к ее губам.

Лорен сжала губы, пытаясь противостоять губительному соблазну его поцелуя.

— Прекрати, пожалуйста, — задыхаясь проговорила она, пряча лицо у него на груди.

Он перестал с силой сжимать ее плечи, и когда заговорил, его голос был резким от смущения.

— Если бы я мог, поверь, я бы это сделал. Но у меня не хватает сил. — Погладив волосы Лорен, он взял ее лицо в ладони и слегка приподнял. — После того как ты уехала из Харбо-Спринг, я все время думаю о тебе. Сегодня на совещании я не мог ни на чем сосредоточиться: мне мешала ты. Я не могу прекратить это.

Его признание сломило сопротивление Лорен, действуя на нее сильнее любого поцелуя.

По ее дрожащим губам Ник понял, что она сдается. Искорки в его глазах разгорались в пламя, по мере того как он медленно наклонялся к ее лицу.

— Это и есть важный секретный проект, требующий знания итальянского? — раздался насмешливый голос Джима.

Они оба резко повернулись в сторону кабинета Мэри, где он картинно стоял в дверях.

Лорен вырвалась из объятий Ника, а Джим вошел в кабинет.

— Все это чрезвычайно осложняет положение Лорен, — продолжал он задумчиво. — Во-первых, я боюсь, что Мэри видела эту сцену. Она слепо преданна тебе и склонна винить во всем Лорен.

От этих слов Лорен пришла в ужас. Но следующее заявление лишило ее дара речи.

— Во-вторых, — сказал он вкрадчиво, — свидание, которое ты просил Лорен отменить в субботу, назначено мне. Поскольку я твой старый друг, а в неделе еще шесть дней, я не думаю, что очень красиво с твоей стороны пытаться отобрать у меня этот вечер. — Ник рассерженно сдвинул брови, но Джим невозмутимо продолжал:

— Так как мы оба собираемся ухаживать за Лорен, то нам следует установить основные правила игры. Итак, честно ли, что она работает здесь? Давай придерживаться очередности…

От возмущения Лорен обрела голос.

— Я отказываюсь слушать все это, — воскликнула она, гордо направляясь в кабинет Мэри.

Джим уступил ей дорогу, но продолжал с торжествующей улыбкой смотреть на соперника.

— Как я уже сказал, Ник…

— Я искренне надеюсь, — прервал его Ник, — что у тебя была веская причина для незапланированного визита ко мне.

Джим усмехнулся, и его голос смягчился:

— Безусловно. Картис звонил, пока меня не было. Я думаю, что он хочет поговорить с нами… о сделке…

Лорен как раз входила в кабинет Мэри, когда услышала это имя — Картис. Ее ладони вспотели от напряжения. Это одно из тех имен, которые назвал Филип Витворт.

«Картис хочет поговорить о сделке». Она упала в свое рабочее кресло и так старалась расслышать голоса в кабинете Ника, что у нее застучало в висках. Но разговор стал тише, и за стуком пишущей машинки Мэри ничего невозможно было разобрать.

Картис — скорее имя, а не фамилия. Лорен нашла в ящике стола телефонный справочник «Глобал индастриз». Там значились два Картиса — возможно, имелся в виду один из них. Лорен не могла поверить, что Джим был посредником шпиона, предательство которого разоряло фирму Филипа. Кто угодно, только не Джим.

— Если вам нечего делать, — ледяным тоном сказала Мэри Калахен, — я с удовольствием дам вам часть моей работы.

Лорен вспыхнула и начала печатать.


Ник ушел на совещание, и в пять часов Лорен наконец вздохнула свободно: громкие голоса и стук закрывающихся ящиков столов известили о конце рабочего дня. Лорен рассеянно кивнула девушкам, которые напомнили ей о встрече в баре. Ее взгляд остановился на Джиме, подошедшем к ее столу.

— Хочешь поговорить? — спросил он, кивнув в сторону своего кабинета.

Они вошли.

— Ну? — усмехнулся он, когда Лорен села в кожаное кресло перед его столом. — Давай говори. У нас, по-моему, уже такие отношения, что мы можем быть друг с другом откровенны. Лорен нервно откинула со лба прядь волос:

— Зачем вы стояли там и подслушивали? Зачем наговорили про нас всей этой ерунды? Джим откинулся в кресле и криво усмехнулся:

— Когда я вернулся после ленча и узнал, что ты работаешь у Ника, я поднялся наверх, чтобы убедиться, что у тебя все в порядке. Мэри сказала мне, что ты только что вошла к нему в кабинет, поэтому я открыл дверь и заглянул, чтобы узнать, не нужна ли тебе помощь. И там я увидел тебя с ангельской улыбкой на лице. Ты прекрасно держалась, когда говорила ему о звонках Эрики и Вики.

Положив голову на спинку кресла, Джим закрыл глаза и засмеялся.

— О, Лорен, ты была просто великолепна, когда сказала, что позвонишь ему, когда у тебя будет взрослая дочь, чтобы он мог, ха-ха, соблазнить ее, как, я догадываюсь, он поступил с тобой?

Джим открыл один глаз и, увидев, что щеки Лорен стали пунцовыми, успокаивающе махнул рукой.

— Во всяком случае, ты, по-видимому, здорово задела его. Я как раз решил уйти, когда Ник начал говорить, что он не может думать ни о чем, только о тебе. Ты поверила и стала сдаваться, поэтому я вошел, чтобы дать тебе возможность опомниться.

— Но почему? — настаивала Лорен. Он молчал подозрительно долго.

— Я думаю, потому, что я видел, как ты рыдала из-за него, и потому, что я не хочу, чтобы тебя обидели. Если ты обидишься, то уволишься, а мне почему-то хочется, чтобы ты осталась здесь. — Он посмотрел на нее тепло и восхищенно. — Ты можешь быть не только сотрудницей, но и другом. А для секретарши просто непозволительно хороша!

Лорен приняла его комплимент с улыбкой, но считала, что прекращать разговор на эту тему еще рано. Джим объяснил, почему прервал ее поцелуй с боссом, но почему он так прозрачно намекнул Нику, что имеет какие-то особые права на Лорен?

— Итак, — размышляла она вслух, — если Ник подумает, что я нравлюсь тебе, он из одного только чувства соперничества начнет ухаживать за мной вдвое сильнее. — И прежде чем Джим успел промолвить слово, Лорен быстро продолжила:

— А если Ник будет занят мной, он не сможет уделять много времени Эрике Моран, не так ли? Джим прищурился:

— Ник, Эрика и я вместе учились в колледже. Мы друзья уже много лет.

— Все трое? Или только она с Ником? — язвительно спросила Лорен.

Это задело его и одновременно напомнило, что перед ним настоящая женщина и достойный противник.

— Мы с Эрикой были помолвлены, но это было много лет назад. — Дьявольская улыбка появилась на его лице. — Может, мне действительно стоит поступить так, как я сказал Нику, и начать ухаживать за тобой самому?

Лорен улыбнулась:

— Мне кажется, ты такой же пресыщенный циник, как и он. — Его лицо стало таким обиженным, что она добавила насмешливо:

— Да, ты такой и есть, но все-таки очень привлекательный.

— Спасибо, — сказал он сухо.

— Вы с Ником принадлежали к одной студенческой компании? — спросила она, пытаясь узнать еще что-нибудь о Нике.

— Нет, Ник в те годы жил на стипендию. Он не мог себе позволить ни моих трат, ни моих пьянок. Но не жалей его, милая глупышка. У него не было денег, но была хорошая голова, он прекрасный инженер. И девушки, от которых я терял голову, бывало, предпочитали его мне.

— Я и не собираюсь жалеть его, — сказала Лорен, встав, чтобы уйти.

— Кстати, — остановил ее Джим, — я поговорил с Мэри и прямо объяснил ей, кто кого соблазнил и сколько недель назад.

Лорен тяжело вздохнула:

— Лучше бы ты этого не делал.

— Не было другого выхода. Мэри работала еще с дедом Ника. Ника она знает с рождения и очень привязана к нему. К тому же она человек строгих взглядов и особенно не любит молодых агрессивных женщин, которые увиваются вокруг ее любимца. Она бы превратила твою жизнь в сущий ад.

— Если у нее такие строгие взгляды, — сказала Лорен возмущенно, — то как она может работать с Ником?

Джим подмигнул ей:

— Мы с Ником ее слабость. Она убеждена, что мы не совсем испорчены.

Лорен остановилась в дверях и повернулась к Джиму.

— Джим, — сказала она смущенно, — ты только из-за меня поднялся наверх? Ты что-то говорил о Картисе и какой-то сделке?

Джим удивленно моргнул карими глазами.

— Это действительно важное дело. Но с другой стороны, это был только повод. — Он тихо засмеялся, открыл свой портфель и стал засовывать туда бумаги. — Ник довольно резко заявил мне, когда ты ушла, что это не настолько срочно, чтобы врываться и мешать ему. А почему ты спрашиваешь о Картисе?

У Лорен похолодело все внутри. Ей показалось, что она поймана.

— Не о Картисе. Я хотела знать, из-за меня ли ты поднялся или решил заодно помочь и мне, придя к Нику по своим делам.

Он взял свой портфель:

— Пойдем, я провожу тебя.

Они пересекли мраморный вестибюль, и Джим открыл стеклянные тяжелые двери, пропуская Лорен вперед. Первый, кого она увидела, когда вышла на улицу, был Ник. Он быстро шел к длинному серебристому лимузину, который ждал его у тротуара.

Уже собираясь сесть в машину, Ник посмотрел в сторону здания и увидел их. Сначала он быстро взглянул на Джима, а потом остановил жадный взгляд на Лорен. В его серых глазах она прочла предупреждение, что завтра так просто от него не отделается.

Он видел из окна лимузина, как Лорен «. Джим вместе перешли широкий проспект. Наблюдать за ней было эстетическим удовольствием: спокойная гордая осанка, грациозные движения.

Лимузин тронулся с места и влился в плотный поток машин. Теперь, когда Ник задумался о своих отношениях с Лорен, он понял, что все в ней привлекало его. Сначала она забавляла его, потом злила, но всегда возбуждала. Она была одновременно веселой и серьезной, мягкой и непокорной. Все эти качества сочетались с редкой красотой.

Откинувшись на спинку заднего сиденья. Ник размышлял о задуманной им любовной связи с Лорен. Конечно, было безумием вступить в такие отношения с секретаршей. Если бы он, мог предположить что-нибудь подобное раньше, то нашел бы ей работу в другой фирме. Но сейчас он уже не мог отказаться от Лорен: уж слишком она ему нравилась.

Желание возникло с того момента, когда он повернулся к ней, чтобы предложить тоник. И вместо испуганной девчонки увидел необыкновенно красивую молодую женщину. Ник улыбнулся, вспомнив выражение ее лица. Она ожидала, что произведет на него впечатление, и открыто наслаждалась своей маленькой победой.

Той ночью он решил держаться от нее подальше. Она была слишком молода для него… Ему внушила острую тревогу необъяснимая вол на желания, которая накатила на него во время их шутливого диалога. Он вспомнил Золушку, а Лорен предупредила его, что если ей подойдет туфелька, то она превратит его в красивого лягушонка. Когда они завтракали в ресторане у Тони, он твердил себе, что не должен приглашать ее в Харбо-Спринг. И все-таки пригласил.

И она оказалась девственницей. Ник почувствовал угрызения совести и нервно вздохнул. Черт подери, если бы не он, то другой мужчина очутился бы на его месте. Джиму Вильямсу она тоже нравилась. И еще десятку мужчин, которые смотрели на нее с жадным восхищением на вечере в субботу.

Образ Лорен на кедровом настиле в ту ночь пронесся в сознании Ника. И потом…» Четыре недели назад я думала, что ты особенный, неповторимый!»В гневе она была прекрасна. Очень правильным и красивым языком — сразу видно дочь филолога — она упрекала его во всех смертных грехах.

Он знал, что связь с Лорен усложнит ему жизнь. Но эта девушка завладела всеми его мыслями. Ему следовало прервать их отношения в самом начале; этим решением он и руководствовался, когда отправил ее из Харбо-Спринг. И все бы кончилось, если бы он не встретил ее снова в ресторане» Глобал индастриз»— и не потерял голову.

Она тоже хотела его в тот вечер, хотя и отрицала это. Первое, чему он научит свою головокружительную дурочку, — понимать собственную сексуальность и признавать свои желания. Он познакомит ее с собственным телом и покажет, какие острые ощущения мужчина может дать женщине. Под его руководством она доставит удовольствие и себе и ему. Он вспомнил ее неумелые ласки той ночью в Кове и сразу почувствовал, как волна желания захлестывает его. «Я веду себя как мальчишка», — подумал он мрачно.

А что, если она психологически не выдержит неизбежно мучительной связи со своим боссом? Он не хотел причинять ей боль.

Ник наклонился, открыл портфель и вынул оттуда контракты на покупку земли, которые собирался обсудить на предстоящей деловой встрече. Просмотрев, он отложил их в сторону.

Ник ясно осознал, что теперь поздно беспокоиться о возможных последствиях: он слишком хотел ее, а она — его.


Глава 11 | Битва желаний | Глава 13







Loading...