home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 46

Кейт медленно мерила шагами гостиную, наблюдая, как часы отсчитывают мгновения каждой минуты, проходившей в ожидании звонка от Митчела. Маленькая стрелка сделала уже семьдесят пять оборотов: один мучительный час с четвертью. И ни звука от бессердечного негодяя, которого, как ей казалось, она любила когда-то.

Отец Донован поспешил приехать сразу же после звонка Марджори и теперь сидел на диване, беспомощно гипнотизируя телефон. Взгляд устремлен на аппарат, руки сложены на коленях. Очевидно, он молился, чтобы Митчел позвонил.

Грей Эллиот сидел на табурете у длинной стойки, отделявшей зону кухни от гостиной. С сегодняшнего утра он стал лучшим другом Дэнни, готовым на все, чтобы обеспечить его благополучное возвращение. Судя по мрачному как туча лицу Эллиота, его заветной мечтой было выдернуть Митчела из той норы, куда он забился, обвинить в преступном отсутствии человечности и обеспечить пожизненное заключение в самой суровой тюрьме Штатов.

Макнил стоял у окна, выходившего на улицу перед рестораном, где все было забито полицейскими машинами с мигалками. На тротуаре толкались репортеры, взволнованные жители, любопытные зеваки, надеявшиеся на какие-то новости. Кейт не понимала, о чем думает Макнил, но тот все время поглядывал на мобильник, словно одной силой воли можно было вызвать звонок. Может, он ждет какой-то подсказки, которая поможет обнаружить похитителей… послать поток полицейских машин, ревущих сиренами, на спасение Дэнни…

Холли оставила Мауи в разгар конференции ветеринаров и вылетела в Чикаго. В одном из обеденных залов ресторана «Донован» разместилась оперативная группа, и после объявления желтой тревоги на вновь установленные телефонные линии стали поступать звонки. Узнав о похищении сына, Кейт немедленно приказала, чтобы ресторан закрыли, но большинство служащих оставались на местах, неся молчаливую вахту ради маленького синеглазого мальчика с сияющей улыбкой, который умудрился навсегда покорить их сердца.

Чилдресс был где-то внизу, должно быть, работал с оперативной группой.

Мобильник Макнила издал резкий щебет, и детектив поднес его к уху так быстро, что движение получилось смазанным. Немного послушав, он повернулся и перевел взгляд с Кейт на Грея:

— Внизу стоят два адвоката: Дэвид Левинсон и Уильям Пирсон. Они представляют Митчела Уайатта.

Услышав имена адвокатов, Эллиот мгновенно выпрямился.

— Скажите, чтобы их немедленно впустили и проводили сюда. Надеюсь, они здесь не за тем, чтобы пригрозить Кейт иском, в котором попытаются отрицать отцовство Уайатта.

Но Дэвид Левинсон объявил причину появления, едва войдя в гостиную с большим портфелем. Такой же был и у Пирсона.

— Мистер Уайатт уполномочил нас перевести десять миллионов в любой форме, которую затребуют похитители.

Руки Кейт безвольно опустились. Она пристально уставилась на адвокатов. Улыбнулась. И заплакала от радости и облегчения.


Джо О'Хара подвел лимузин Мэтта Фаррела возможно ближе к ресторану и, оглянувшись, спросил:

— Хотите, чтобы я подождал вас, Митчел?

О'Хара служил у Фаррела так долго, что давно стал членом семьи. Водил машину, как помешавшийся на скорости маньяк, на что Фаррелы не обращали внимания, не трудился обременять себя небольшими формальностями вроде вежливого обращения к Митчелу «мистер Уайатт», на что Митчел предпочитал закрывать глаза.

— Нет, спасибо, — буркнул Митчел, оглядывая элегантный ресторан, занимавший большую часть квартала. То, что Кейт когда-то описывала как «маленький ирландский паб».

— Когда все закончится, я возьму такси. Могу оставить Капли, чтобы присматривал за обстановкой.

— Мэтт велел передать, что приглашает остановиться у них, как бы поздно вы ни вернулись.

— Посмотрим, — вздохнул Митчел, подумав, что в сложившихся обстоятельствах отель был бы удобнее.

Появление лимузина было тут же отмечено репортерами, торчавшими у входа в ресторан, и Митчел, выходя, низко наклонил голову и потянулся было к чемодану, но Капли ловко его перехватил:

— Это моя работа. И лучше, если репортеры посчитают, что это мои вещи.

На два года старше и на полголовы ниже Митчела, Джованни Каллиорозо был одним из пятерых детей семейства Кал-лиорозо, которых Митчел принимал за своих братьев и сестер, пока в пять лет его внезапно не отослали в частный пансион во Франции.

Капли с детства полюбил боевые искусства и поэтому душой и телом посвятил себя спорту, став всемирно известным боксером. Но несколько лет назад, до смерти устав от этого не слишком чистого бизнеса, он попросил, чтобы Митчел взял его к себе водителем и по совместительству телохранителем.

Верный своему характеру, Калли и в своей новой профессии стал незаменим. Прежде всего он потребовал от Митчела послать его на специальные курсы, где водителей обучали сложным приемам вождения машины в экстремальной обстановке, на случай внезапного нападения на дороге или попытки похищения.

На выпуске Калли назвали одним из лучших водителей, когда-либо обучавшихся на курсах, и всю свою преданность и свирепую верность он перенес на Митчела. Митчел знал, что если потребуется, Калли бросится ради него под грузовик. Однако в этот момент Калли был не совсем уверен, требует ли его преданность Митчелу снова забираться в машину, за рулем которой сидел О'Хара.

— Где, черт возьми, он научился так водить? — раздраженно буркнул он, когда они пересекли мостовую, обходя бамперы полицейских машин.

— «Гонки с выбиванием»[9], — рассеянно ответил Митчел. — Полагаю, он ни разу не побывал в аварии.

— Нет? Что ж, сегодня он едва не стал причиной таковой. Джип, который следовал за нами, едва не влепился в пикап, когда они оба пытались убраться с его пути.

— Больше никакого английского, — велел Митчел, переходя на итальянский, как только они стали проталкиваться сквозь толпу. — Может, от меня хотят кое-что утаить, зато в твоем присутствии будут говорить свободно.

Кое-кто из собравшихся держал зажженные свечи, и у Митчела сжалось сердце при мысли о том, что они делают это для сына, которого он никогда не видел… и, возможно, не увидит живым.

Он даже задохнулся от гнева, достигшего точки кипения. Как Кейт посмела утаить от него сына?!

Макнил со своего поста наблюдал, как высокий мужчина выходит из лимузина и вместе со своим спутником переходит улицу. Уже стемнело, но уличные фонари горели, так что, узнав вновь прибывшего, он обратился за инструкциями к Грею Эллиоту, поскольку мать Дэнни давно ушла в спальню ожидать звонка похитителей.

— Уайатт здесь.

Грей обменялся довольными взглядами с отцом Донованом и сказал:

— Прикажите, чтобы его проводили сюда.

Один из копов, дежуривший под маркизами у входной двери, ответил на звонок, убрал телефон и решительно шагнул вперед, заставив толпу расступиться и дать дорогу Митчелу и Калли.

Репортеры немедленно схватились за камеры, на случай если вновь прибывшие окажутся важными фигурами, каким-то образом имеющими отношение к случившемуся. Но Митчел, не обращая ни на кого внимания, продолжал идти.

С ощущением нереальности происходящего он прошел через опустевший ресторан, но не заметил ничего из того, что описывала Кейт. Зато увидел Пирсона и Левинсона, чинно обедавших за одним из столиков, и приветственно кивнул.

Коп провел его по обшитому панелями коридору, в самую глубину ресторана, где он увидел лестницу, расположенную рядом с кабинетом. Вот сейчас обстановка смутно напоминала ту, о которой рассказывала Кейт. На верхней площадке виднелась дверь в квартиру. Митчел велел Калли оставить чемодан внизу.

Первым, кого увидел Митчел, войдя в просторную уютную гостиную, был Грей Эллиот. Рядом стоял детектив, который допрашивал его три года назад по делу об убийстве Уильяма. Тот самый детектив, который посмел фотографировать его и Кейт на лоджии отеля!

Митчел, брезгливо морщась, проигнорировал протянутую руку Грея, повернулся и встретился с пристальным взглядом человека с зелеными глазами и высоким воротничком с белой вставкой.

— Я дядя Кейт, Джеймс Донован, — пояснил незнакомец, вставая и протягивая руку. — А вы, разумеется, Митчел.

— Разумеется, — саркастически согласился Митчел. Руку священника он пожал и тут же, кладя конец светским любезностям, почти грубо спросил: — Где она?

— В спальне Дэнни. Первая дверь справа, — вежливо пояснил священник, кивнув в сторону выхода из гостиной.

Комната его сына…

Митчел сразу понял, что спальня была обставлена так, чтобы радовать ребенка и развивать его воображение. На трех стенах красовались настоящие джунгли, из-за деревьев и высокой травы выглядывали причудливые животные. В одном углу возвышалась лошадка-качалка, а вдоль стены стояли коробки с игрушками. И повсюду разбросаны грузовики: красные пожарные машины, желтые самосвалы, синие фургоны, большегрузные автомобили. У четвертой стены стояла кроватка с изголовьем в виде палисадника. На острых кольях сидели яркие попугаи и канарейки. Между ними резвились кролики. Рядом с кроватью примостилось кресло-качалка.

При виде Кейт Митчел ожидал ощутить все, что угодно, кроме жалости. Но сейчас его захлестнула именно жалость. Одетая в джинсы и объемный желтый свитер-водолазку, она сидела в качалке, подвернув одну ногу под себя. Глаза закрыты, голова откинута, к груди прижат большой полинявший лопоухий кролик. Кролик выглядел так, словно его долго тащили по дороге за машиной… а может, это просто озорной мальчишка таскал его за собой повсюду, куда несли его крепкие ножки?

Ее рыжие волосы свободно падали на плечи, ресницы лежали курчавыми веерами на неестественно бледных щеках. Не отталкивайся Кейт босой ногой от пола, Митчел подумал бы, что она спит.

— Кейт! — чересчур резко окликнул он.

Ее тело дернулось, словно от электрического тока. Глаза открылись. Несколько мгновений она смотрела на него так, словно не верила глазам. И только потом слегка улыбнулась.

— Спасибо, — вежливо сказала она.

— За что? — холодно бросил Митчел, борясь с сюрреалистическим ощущением пребывания в спальне, принадлежавшей сыну, которого он никогда не видел. Он здесь и говорит с женщиной, зачавшей этого сына во время незабываемой ночи любви, долго-долго терзавшей его воспоминаниями.

Все еще прижимая к себе кролика, она с трудом встала, словно собралась с силами исключительно ради него.

— Спасибо за то, что одолжил мне и Дэнни деньги на выкуп, — пояснила она. — Я дала твоим адвокатам долговую расписку и попросила составить дарственную, по которой ресторан переходит тебе. Я найду способ со временем выплатить остальное, — заверила Кейт и, не заметив, как бешено дергается жилка на щеке Митчела, добавила: — Но тебе совсем ни к чему было приезжать…

— Не благодари меня и не пытайся отделаться, — предупредил Митчел. — Тебе, мне и нашим адвокатам предстоит долгая беседа, как только мальчик благополучно окажется здесь.

— Не смей называть его мальчиком, — свирепо прошипела Кейт. — Его…

— Почему нет? — процедил Митчел. — Ты сделала все, чтобы я не имел права называть его сыном. До сегодняшнего дня я даже не знал о его существовании.

— Составляя извещения о рождении сына, я вычеркнула тебя из списка посвященных, когда ты назвал меня аморальной стервой, — парировала Кейт. — А кроме того, я хорошо запомнила, что ты развелся с той женщиной, которая хотела родить тебе сына.

Но короткий взрыв праведного гнева мгновенно растворился в мучительной реальности исчезновения Дэнни.

— Уходи, — измученно прошептала она, отворачиваясь и зарываясь лицом в кролика. Слезы снова полились на потертый искусственный мех. — Мое дитя! Они забрали мое дитя!

Митчел повернулся и вышел.

— Подожду внизу, — сообщил он священнику, зайдя в гостиную.

— Это будет ошибкой.

— Почему?

— Видите ли, что бы Кейт ни сказала в приступе скорби, вы все равно остаетесь отцом Дэнни. И как его отец, имеете право быть там. Мало того, ваш долг поддерживать его мать в это ужасное время.

Митчел поколебался, подошел к креслу и сел.

— Видите ли, — добавил священник, — я все думаю: каким образом мужчина и женщина, знакомые всего три дня, смогли за это время так безоговорочно разочароваться друг в друге, что даже через три года не смогли преодолеть этой неприязни?

— Понятия не имею, — коротко ответил Майкл.

— Зато имею я, — заявил отец Донован, но не стал ничего объяснять, а Митчел и не думал расспрашивать.


Глава 45 | Еще одно мгновение, или Каждый твой вздох | Глава 47







Loading...