home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



6

Действительно, неожиданный казацкий залп вызвал в отряде Чернобая большое замешательство. Двое слуг были ранены. Ещё четверо, упав с подстреленных коней, так разбились, что не сразу пришли в себя, а остальные вгорячах сочли их убитыми.

Сам Чернобай остался невредимым. Он хотел продолжать погоню, но никто за ним не последовал. Только поэтому он, скрежеща зубами, приказал подобрать раненых и возвращаться домой.

В крепости, бросив повод слуге, приказал!

— Разыщи Минку и приведи ко мне! И пошли за Митрофаном и Хорём — пусть зайдут!

Сам же прошёл к себе в спальню, сорвал со стены два пистолета, засунув за пояс и присев у стола на скамью, задумался. Положение его сразу осложнилось. Возвращение Звенигоры было как гром среди ясного неба. Сегодня он спасся только чудом. Арсен может в любой день вернуться с большими силами или подстеречь его где-нибудь одного и послать пулю в спину. Да, было о чем подумать сотнику.

Хлопнули двери, и слуги ввели Минку.

Чернобай поднял голову, сурово взглянул на парня.

— Подойди ближе! А вы — прочь отсюда!

Когда слуги вышли, Чернобай встал, подошёл к Минке. У парня задрожали колени.

— Это ты впустил тех разбойников, негодяй? — прошипел хозяин. — Сколько они тебе заплатили?

— Батечку, ей-богу, ничего! — забормотал Минка. — Пусть меня гром разразит, если брешу!.. Я думал, люди из Немирова… От Юрия Хмельницкого или от Многогрешного… А оказалось…

— Ты слышал, что они здесь говорили?

— Слышал…

По тому, как у Чернобая сверкнули глаза, парень понял, что напрасно проговорился. Руки его задрожали.

— Кому об этом рассказывал? Только правду!

— Никому. Пусть у меня язык отсохнет, если брешу!

— Побожись!

— Разрази меня господь, никому!.. Что я — маленький?

— Хорошо. Иди!

Парень повернулся и шагнул к двери. В тот же миг в руке Чернобая блеснул ятаган — и слуга, не успев вскрикнуть, свалился на пол. Чернобай наклонился над ним и ударил ещё раз, в сердце. Потом вытер ятаган об одежду убитого и снова сел на скамью.

Через некоторое время в сенях послышались шаги. Чернобай встал, высек огонь, зажёг свечу. Потом приоткрыл дверь.

— Это ты, Митрофан?

— Я, — послышалось в ответ.

— А Хорь с тобою?

— А как же.

— Входите!

Слуги робко вошли в светлицу. После поездки за Днепр они крепко спали и теперь, узнав о нападении на крепость и погоне, в которой они не участвовали, не знали, что ждать от хозяина. Увидав на полу труп, остановились. Митрофан перекрестился:

— Неужели Минка?

Чернобай не ответил. Закрыв за ними дверь, подтолкнул их на середину комнаты и стал напротив.

Слуги почувствовали опасность. Митрофан, как стреноженный конь, неловко переступал с ноги на ногу. Хорь, маленький, юркий, норовил спрятаться за долговязого товарища. Но Чернобай прикрикнул на него:

— Чего вертишься, как муха в кипятке? Перед кем стоишь, подлец? Забыл?

Хорь замер, лихорадочно соображая, откуда ждать беды. Митрофан придурковато смотрел на хозяина. Его неповоротливый ум не мог сообразить, что произошло. А Чернобай сразу ошеломил обоих неожиданным вопросом:

— Куда девали Звенигору?

Митрофан вытаращил глаза:

— Какого Звенигору?

— Не прикидывайся дурнее, чем есть, остолоп! — крикнул Чернобай. — Того казака, которого я приказал посадить на кол, а потом кинуть в озеро!

— А-а… — Митрофан повернулся к Хорю с таким видом, словно говоря: «Видишь, я же тебе говорил!».

Хорь подобострастно улыбнулся, виновато опустил глаза:

— Мы продали его Али, хозяин.

— Продали Али? Да как вы посмели, несчастные?

— Митрофан подбил… Говорил: хозяин заработал хорошо, а мы разве не люди? Я и не хотел, а он пристал… Угрожал…

У Митрофана ещё больше выкатились глаза. Лицо его побагровело от гнева. Он задыхался, слыша, как Хорь сваливает свою вину на него, и не мог ничего сказать в своё оправдание. Он обычно орудовал кулаками и потому недолго думая двинул Хорю в ухо. Тот отлетел к окну и выхватил пистолет. Прогремел выстрел. Митрофан вскрикнул, схватился за грудь и медленно осел на пол.

Чернобай же неподвижно стоял у стола, только зорко следил за каждым движением Хоря, держа пистолет на взводе. Хорь бросился к Митрофану, лежащему рядом с Минкой, заглянул в лицо.

— Готов!..

— И ты думаешь, что этим спас свою мерзкую шкуру? — тихо спросил Чернобай. — Думаешь, я так и поверил, будто Митрофан подбил тебя продать Звенигору татарину?

Хорь позеленел. Упал на колени, пополз к хозяину, пытаясь обхватить его ноги руками. Но Чернобай резко оттолкнул холопа.

— Ты, Хорь, хитрый. Но и тебе пришёл конец! Твоя хитрость могла стоить мне жизни.

— Прости меня, добрый господин! — всхлипнул Хорь. — Не иначе, дьявол меня попутал! Но, клянусь богом, я ещё услужу… Только не убивай!.. Вспомни, сколько раз я спасал тебе жизнь… Я всегда служил тебе верой и правдой. Ну, и только раз согрешил — позарился на деньги… Каюсь…

Он снова подполз к хозяину и, плача, целовал его вымазанные в глине сапоги.

Чернобай молчал. Лишь после нескольких минут раздумий схватил Хоря за сорочку и поставил перед собой. Свеча, мерцая, освещала перекошенное от страха лицо слуги жёлтым призрачным светом, и от этого оно казалось неестественно зелёным, мёртвым, безобразным. Чернобай с омерзением оттолкнул парня от себя.

— Хорошо, Хорь… Я помилую тебя…

Из груди парня вырвался радостный стон.

— Однако не думай, что я тебя прощаю… Ты должен заслужить прощение! Слушай внимательно… Ты проберешься в Запорожье, вступишь в сечевое товариство. А там выберешь удобную минуту и прикончишь Звенигору… Он тебя в лицо знает?

— Нет, не знает.

— Вот и хорошо. Это поможет нашему замыслу… Да не оттягивай! Пока Звенигора жив, я не могу оставаться в Чернобаевке. Сегодня же отправлюсь в Крым, к Али… Я буду ждать известия от тебя… Слышишь?

— Слышу… Все будет сделано, как приказал, хозяин.


предыдущая глава | Фирман султана | cледующая глава