home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

В Переяславском курене спали не все. Несколько казаков, а среди них Звенигора, Воинов, Метелица и Секач, забрались в дальний угол, накрылись рядном, зажгли свечку и играли в карты. На скамье, что заменяла им стол, блестело золото и серебро.

Деда Шевчика с ними не было. Ему ещё с вечера не пофартило. Проигрался он до нитки и с досады завалился спать. Надо же так — не повезло ему и с местом для сна. Он любил примоститься у печки или на лежанке, чтобы погреть старые косточки. Но сегодня в курене яблоку негде упасть: со всех сторон — с дальних зимовьев, с Правобережья, с Левобережья да Слобожанщины — понаехали запорожцы, созванные для избрания кошевого. На всех нарах плотно, как сельди в бочке, лежали казаки. По этой же причине все были трезвые, хотя за счёт сечевой скарбницы было заготовлено немало горилки, пива и меду, чтобы повеселиться, но уже после выборов.

Шевчик потоптался было возле печки и лежанки, но не нашёл там ни щёлочки, чтобы втиснуться между казаками, храпевшими во все носовые завёртки.

Пришлось старому лечь возле окошка. Накрылся с головой стареньким кожушком, свернулся калачиком и заснул.

Вскоре после полуночи дед Шевчик вдруг проснулся. Ему приснился страшный сон.

Будто поплыл он на каюке ставить мерёжи в Чертомлыке. И заплыл далеко, туда, где рыбы видимо-невидимо, но не каждый казак отважится здесь ловить. Только кошевой Серко заплывает сюда — ему что, он и самого черта не боится. Бывалые казаки рассказывают, что когда атаман ещё был молодым и вместе с товарищами искал место для новой Сечи, то заплыл однажды из Днепра в какую-то неведомую речку с тёмными глубокими ямами, крутыми берегами и густыми зарослями кувшинок. Понравилось ему это место. Вышел из чёлна на берег, чтобы лучше рассмотреть, где крепость ставить, а тут вылезает из камышей огромный рогатый черт и прёт прямо на него. Клыками клацает и рога наставляет, хочет растоптать казака или хотя бы напугать, чтобы деру, значит, дал. Да не на такого напал! Вытащил Серко из-за пояса пистолет да как бабахнет — черт так и млыкнул в воду! Булькнул и на дно пошёл, только волны побежали. А Серко привёл казаков и построил Сечь как раз на том месте, где впадает в Днепр та безымянная речка, которую в память о победе над чёртом с тех пор прозвали Чертомлыком… Вот и подумал во сне Шевчик: «Серко не забоялся черта, когда здесь ни одной христианской души не было, так чего же мне тревожиться теперь? Поплыву, поставлю мерёжи там, где никто ещё не ставил! Наберу утречком рыбы полный чёлн!» Заплыл он с чистого плёса в тихую заводь, выбрал подходящее место, но только опустил мерёжу в воду, как вынырнет из глуби какое-то чудище-страшилище, да как схватит казака за правый ус, да потянет книзу…

Обливаясь потом, Шевчик захлопал глазами. И правда, за правый ус его кто-то крепко тянет. Что за нечистая сила! Кажется, он уже и не спит… И весь вечер не пил…

Пошарив вокруг рукою, старый понял, что страх его напрасен. Просто длинный седой ус примёрз к подоконнику и держал его, как на привязи.

Не без сожаления Шевчик отрезал кончик уса, перекрестился и сел, опираясь рукой на обледеневший подоконник. В курене было темно. Только в углу мигала под рядном свечка: картёжники ещё не ложились спать. А во дворе светил месяц. Сквозь верхние, незамерзшие стекла пробивалось голубоватое сияние.

«Должно быть, уже и до утра недалеко, — подумал дед Шевчик. — Месяц, кажись, за сторожевую башню заходит». И чтобы убедиться, что скоро утро и ему недолго осталось ворочаться в бессоннице с боку на бок на жёстких досках, выглянул сквозь оконце во двор.

Сначала старый казак подумал, что он либо спит, либо не в себе.

Прямо перед окном, всего в трех-четырех шагах от куреня, стояла сплошная стена янычар. За свой долгий век перевидел он их достаточно, обознаться не мог.

Впервые в жизни по-настоящему испугался старый казак Шевчик. Перекрестился, ещё раз дёрнул себя за усы — убедиться, что действительно не спит, — и снова припал к окну. Янычары!.. Стоят, клятые, спокойно — видать, к бою готовятся. А пока что глазами хлопают.

Шевчик вскочил с нар, метнулся к картёжникам и потушил свечку.

— Янычары в Сечи! — выдохнул испуганно.

Метелица от неожиданности уронил карты.

— Ты что, спятил, Шевчик? — прикрикнул он.

— Чтоб меня гром сразил и святая богородица, если брешу! Гляньте сами!

Звенигора бросился к окну и обмер. Шевчик не врал: в Сечи полно янычар.

— Други, будите товариство! Тихо только!.. Батька Корней, подопри двери, чтоб ни одна собака не заскочила!.. Готовьте мушкеты и порох!..

Через минуту весь курень был на ногах. Страшные слова «янычары в Сечи!» мгновенно разогнали сон. Куренной атаман ночевал перед радой у кошевого, и потому все невольно стали выполнять то, что говорил Арсен.

— Ставьте пороховницы и ящики с пулями на столы! — распоряжался он. — Кто заряжать — к столам! Кто стрелять — к окнам! Вести огонь без перерыва! Ну-ка, живее, братья!

Казаки быстро заняли каждый своё место. Одни заряжали мушкеты, другие передавали их стрелкам, а те уже были наготове, ждали команды.

— Огонь! — крикнул Звенигора.

Прогремел залп. За ним — второй, третий. Курень заволокло дымом. Снаружи донёсся страшный нечеловеческий вой. Янычары подались назад, оставив на снегу десятки убитых и раненых. Но бежать было некуда. Сзади колыхалась сплошная живая стена.

Казакам не надо было и целиться: янычары стояли так плотно, что каждая пуля пронизывала сразу двоих, а то и троих.

Сразу же, после первых залпов, вся Сечь поднялась на ноги. Каждый курень ощетинился стволами мушкетов. Беспрерывно гремели залпы. С башен ударили пушки и гакивницы. Частый дождь пуль и ядер хлестал по сечевой площади, где скопились враги, и косил их десятками и сотнями.

Обезумев от ужаса, янычары забегали, заметались по Сечи, как звери в западне. Те, что были ближе к воротам, попытались открыть их. Но напрасно! Никто из них не знал потайных рычагов, которые открывали ворота. А тут с надвратной башни ударили пушки, и толпа нападающих с воплями отхлынула назад.

Никто уже не слушал ничьих приказаний. Каждый думал только о себе. Видя, что беспощадный огонь запорожцев достаёт их повсюду, вконец обезумевшие янычары и спахии вспомнили о лазе, которым пробирались в Сечь. Туда! К выходу! Бежать скорее из этого ада, где дом старшин, войсковая скарбница, каждый курень и даже церковь, хотя её разноцветные стекла лишь отражали огонь выстрелов, сеют смерть!

Тысячные толпы ринулись к фортке. Но лаз-то очень узкий. В него можно протискиваться лишь по одному. И каждый старается стать первым из этих счастливцев. Некоторые уже прокладывали себе дорогу саблей, рубили головы своим единоверцам.

Задние напирали на передних. Каждый вопил, ругался, бесновался, проклинал. Хрипение умирающих, стоны раненых, крики одиноких старшин, что пытались навести хотя бы какой-никакой порядок, беспрерывный треск выстрелов — все слилось в дикий, невообразимый гул.

Внезапно в грохот и рёв ворвался тревожный рокот тулумбасов, а потом призывный клич боевых казацких рожков, которые звали в атаку.

Звуки доносились из старшинского куреня.

Стрельба начала утихать.

И тогда раздался могучий голос кошевого Серко:

— До сабель, братья-молодцы! До сабель! Кончай стрелять! Выходи из куреней! Бей клятых! Смерть басурманам!..

Стрельба прекратилась.

Через распахнутые настежь двери и разбитые окна из куреней повалили запорожцы с саблями, ятаганами, келепами[60] в руках. С боевым кличем ринулись они на врагов, объятых ужасом, мечущихся в предрассветной морозной мгле.


предыдущая глава | Фирман султана | cледующая глава