home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 24. ИВАН. Три года назад

Он должен был заехать за Мариной в семь вечера. И уже понимал, что не успеет.

— Может быть, встретимся прямо в ресторане? — предложила она, когда Иван позвонил предупредить, что задерживается.

— Ни в коем случае! У нас ничего не горит, заеду в восемь.

— Хорошо, — было слышно, что она обрадовалась. — Только не позже, а то есть очень хочется.

— Ни секундой позже. Ровно в восемь стой в пальто в передней. И дверь открой для ускорения.

Иван приехал в десять минут девятого. Дверь ему открыла Люся.

— 0-па, какая неожиданная встреча. Жаль, что недолгая. Прости, Люсь, мы уже опаздываем.

— Никуда вы уже не опаздываете, — ласково сказала Люся, — нам, Ванечка, предстоит серьезный разговор.

— А где хозяйка-то? — Иван заглянул за широкое плечо Люси и крикнул в глубь квартиры: — Ма-ри-на! Собирайся, я уже здесь.

Марина не отозвалась.

— Где она? — Иван заволновался.

— ЕЕ нет, — сказала Люся с особым выражением. — И это даже хорошо, потому что нам многое надо обсудить тет-а-тет.

Иван посмотрел на Люсю зверским взглядом:

— У меня на сегодняшний вечер были другие планы. Много. Разных. Но только не общение с тобой тет-а-тет. Может быть, ты мне все-таки скажешь, где Марина, куда это она на ночь глядя делась?

— Может быть, это ты мне скажешь, чего добиваешься и куда ее на ночь глядя собираешься тащить?!

— Скажу. В ресторан. Хотел девочку вкусно покормить и развлечь.

— Развлечь?! — завизжала Люся. — Морочишь ребенку голову, развлечься задумал, а что потом с ней будет, тебя не касается!

— Во-первых, она уже не ребенок, а во-вторых, это как раз тебя не касается. Что ты лезешь-то всюду?

— Я за нее отвечаю. У девочки нет родителей, она сирота, — Люся трагически всхлипнула.

— И кто же тебя уполномочил? С чего ты взяла, что именно ты за нее отвечаешь?

— Ты — женатый человек, как тебе не стыДно…

-..угощать сирот обедами?

— При чем тут обед9 Тоже — благодетель на шелся. А что ты с ней сделаешь ПОСЛЕ обеда?

— Цинично надругаюсь и выгоню на мороз. А что, ты против? — Иван уставился на Люсю с ненавистью.

— Ха. Ха. Ха, — мрачно сказала она, — доба вить тебе к этому нечего?

— Есть чего. Что-то я совсем сбрендил, раз веду с тобой разговоры. Пока, я пошел. И не лезь не в свои дела.

— А если я позвоню твоей жене?

Иван остановился.

— В вашем штабе это называется Доносительство и стукачество.

— Я позвоню! — крикнула Люся.

— Да ради бога. — Иван захлопнул дверь и побежал по лестнице вниз. Люся немедленно выскочила на лестничную площадку вслед за ним.

— Ты — плохой человек, — крикнула она, — твой цинизм, как ржавчина, все разъедает и приводит в негодность. Ты и так испортил нам многое. То, что мы строили годами, наше уникальное сообщество, наше взаимопонимание и взаимовыручка — это все ты опошлил и облил грязью. Ты — жук в муравейнике! И напрасно ты нас не боишься. У нас принято защищать своих. И защищаться.

— Боюсь, боюсь, — крикнул Иван снизу. — До смерти.

Марину Иван встретил у подъезда.

— Я не виновата, — она схватила его за руку. — Понимаешь, Люся позвонила, хотела приехать, а я сдуру брякнула, что мы с тобой идем в ресторан. Ну, и все. Я думала — все. А она приехала, начала кричать, что не позволит, что ты просто так… ну, что несерьезно ко мне относишься, а так, от скуки, и что для тебя главное — семья, и что ты любишь жену…

— Конечно, люблю. — Иван обнял ее и погладил по голове. — Жен надо любить, да и как их не любить, таких прекрасных.

Почувствовав, что Марина начинает вырываться и уже обиженно сопит, обнял ее покрепче и добавил совсем другим голосом, который его жена Ирина называла кошачьим: — Я тебя люблю. Очень.

Кошачий голос — это когда к уверенности в себе, в своих чарах добавляется изрядная доля теплоты, интереса к собеседнику (собеседнице) и чуть-чуть загадочности, за мутной пеленой которой должны маячить конкурентки, то есть претендентки на Него. Поэтому под аккомпанемент кошачьего голоса очень хорошо удаются разговоры о прежних любовных похождениях, но (!) — о важно, безо всякой заинтересованности к своим прошлым победам. Максимум, что можно себе позволить, — это вдруг (разговором навеяло) вспомнить что-то приятное, слегка улыбнуться, даже, пожалуй, усмехнуться, сказать чуть устало:

"Вот, помню, в Красноярске… или в Свердловске… Господи, как же ее звали? Но точно помню, она то ли училась где-то, то ли работала".

Ирина, когда слышала этот голос, приходила в неописуемую ярость. Марина — таяла, что и требовалось доказать.

— Поехали, — Иван потащил ее к машине, — а то и голодной смертью умереть недолго. Она там у тебя квартиру не ограбит?

— У меня грабить нечего, а дверь захлопывается. Только она, наверное, будет дожидаться меня. — Марину передернуло.

— Боишься?

— Боюсь.

— А ты домой не вернешься, — пообещал Иван.

— А куда же я денусь?

— Придумаем куда. Что нам, деться будет некуда в таком большом городе?

— Нам?

Иван взял ее руки в свои, поцеловал, посмотрел просительно:

— Если ты, конечно, не будешь возражать.

— Дело в том, что…

— Tec, — Иван закрыл ей рот ее же ладонью, — позже обсудим. Сейчас мы едем ужинать. Просто ужинать.

Весь вечер разговоры все равно крутились вокруг Люси.

— Чего ты ее боишься? И зачем ты вообще с ней общаешься? — то ли утешал, то ли ругал Марину Иван.

— Так получилось. Я к ней привыкла. Когда умерла мама, представь, я же училась в девятом классе, они мне очень помогли, Люся следила, чтобы я не чувствовала себя одиноко.

— Это все прекрасно, но нельзя позволять им лезть в твою жизнь.

— А разве в твою жизнь никто не лезет? Просто у тебя — одно, у меня другое, — пробовала сопротивляться Марина.

— Нет, ты же видишь, она тобой распоряжается!

— А тобой никто не распоряжается?

— Сейчас уже нет. Кстати, твоя Люся пообещала настучать моей Ире.

— Испугался?

— Нет.

— А я ужасно этого боюсь. — У Марины даже голос задрожал. — Просто ужасно.



Глава 23. ВАСИЛИЙ | Тело в шляпе | Глава 25. ИРИНА