home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Странник

Максимов уронил руку с дивана, на ощупь нашел пиликающий мобильный.

Протер глаза и уставился на дисплей.

— Ненормальная, — недовольно пробормотал Максимов, разобрав цифры номера.

— Да, Лиза, слушаю.

В трубке слышалось дыхание. На заднем фоне на полных оборотах низко гудел движок автомобиля.

Максимов отчетливо представил себе приплюснутый «мицубиси эклипс» Лизы, торпедой несущийся по ночному городу. Невольно поежился.

«Нет, не везде хорошо, где нас нет. Если гонит, как тогда, с похорон Матоянца, да еще так же „под шафэ“, может легко оказаться без башни. В прямом смысле», — подумал Максимов.

— Слушаю!

— Максим, я хочу вас видеть, — после паузы промяукала Лиза.

— Законное желание, но не вовремя.

— Ты не один?

— Какая разница, если я уже сплю!

— Могу объяснить. Вот приеду… И объясню.

Максимов промолчал, закусив губу, чтобы не сказать все, что подумал.

— Хочешь меня, Максим? Я тебя — очень, очень, очень!

«Так, пол-литра как минимум приняла, — определил по придыханиям и шепелявости Максимов. — Выросли девочки, нечего сказать».

— Ну, давай адрес, Максим! — потребовала Лиза.

— Карина с тобой?

— А-а-а. А я губу раскатала! Карина, как же… Пять «лимонов» наследства.

— Слушай, девочка, я же и по попе ремнем дать могу!

— Пра-а-вда-а? Как мило! Я уже штанишки снимаю.

— Так, овц… девочка, — с трудом поправил себя Максимов, — Карина с тобой?

— Козел! — выплюнула Лиза. — А насчет Карины позвони Глебу Лобову. Семьсот сорок пять, пятнадцать пятнадцать. Он как раз сейчас на ней лежит. А я…

Связь оборвалась.

Максимов нажал на повторный набор. Но Лиза трубку не взяла. Терпения Максимова хватило дождаться десятого гудка.

Он потер переносицу. Потом поскреб затылок.

Прошел к столу, включил настольную лампу. Из стаканчика для карандашей вытряс пластинку сим-карты.

«Биплюсовская» ни разу не задействованная карта — гарантия сохранения инкогнито.

Заменив сим-карту в телефоне, Максимов набрал номер Лобова.

Абонент на связь выходить не захотел. После десятого гудка Максимов нажал на кнопку отбоя.

Отложил телефон. Сел, подперев голову руками.

Часы равнодушно показывали пятнадцать минут второго. Им, железным, было все равно, как и на что убивают время люди.

За неполных три часа глубокого забытья, в которое погрузил себя Максимов, организм едва успел прийти в себя. Но грозился объявить лежачую забастовку, стоило подумать, что надо встать и действовать.

Максимов отлично знал себя. Будет надо, встанет, никуда не денется, и сделает, что требуется. И еще чуть-чуть сверх того. Но сейчас отчетливо чувствовал, что надо сидеть неподвижно и слушать себя.

Что-то явно изменилось в мире. Произошло что-то чрезвычайно важное. И незримые волны изменений уже покатились, круша и опрокидывая планы одних, неожиданно вознося к вершине других и безжалостно сталкивая в бездну третьих.

Надо только подождать. Не тревожить себя. И обязательно, если не услышишь, то почувствуешь накат невидимой волны.


Глава тридцатая. «Дороги, которые нас выбирают» | Цена посвящения: Время Зверя | Активные мероприятия