home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



18. Дом колониста

Деревянный дом немца-колониста казался необитаем. Окна были затемнены изнутри и закрыты ставнями снаружи. Ни одной светлой щелки, ни одного звука — ничего, что указывало бы на присутствие внутри людей.

Бураков сидел на скамейке наискосок от дома и прислушивался к шагам дежурной по улице. Он уже два раза предъявлял ночной пропуск — сначала пожилой полной женщине, затем другой, в громадном полушубке. Обе дежурные пытались выяснить, что делает на их улице незнакомый человек, и успокаивались только тогда, когда узнавали, что он представитель пожарной охраны района.

В ясном небе мерцали звезды, словно они ежились от холода.

Бураков утешал себя тем, что к утру он попадет в теплое помещение и отогреется, а на фронте люди мерзнут не меньше и этой надежды не имеют. Чтобы разогнать кровь, Бураков прошелся по улице и остановился около дежурной.

— Замерзли? — спросил он женщину.

— Нет. Я тепло одета.

— Вы давно здесь живете?

— Давно. Отец после революции сюда переехал. Тут женился и все время живет. Я здесь родилась, — охотно ответила дежурная.

— Вы значит, совсем еще молодая.

— Конечно, молодая. Это, наверно, полушубок меня старит. Он неуклюжий, но зато теплый.

— Вы русская?

— Русская. Почему вы спросили?

— Просто так. Здесь, кажется, немцы живут?

— Да. Много немцев. Раньше здесь была немецкая колония.

— Вы их не боитесь?

— А чего бояться? Мы с ними никаких дел не имеем. Они сами по себе, мы сами по себе. Они живут очень замкнуто и мало кого к себе пускают.

— А вдруг немцы город захватят? Положение очень серьезное.

— Нет, это невозможно… Столько жертв, — и неужели не удержим?

— Удержим! Первый натиск отбили.

— Ну вот видите… Первый натиск — самый сильный.

Бураков помолчал, потом спросил:

— Вы работаете?

— Да. На заводе.

— На каком заводе?

— Вы очень любопытный. Здесь, на Выборгской стороне.

— Ну, если это военная тайна… Отец ваш тоже работает?

— Нет. Ушел в ополчение. Два брата на фронте… Все дерутся.

— Значит, вы сейчас одна?

— Мама есть. Она в ночной смене работает. Бураков затеял беседу с целью получить кое-какие сведения о живущих здесь немцах, но разговор незаметно свернул в сторону.

На горизонте вспыхнули узкие столбы прожекторов.

— Опять, что ли, налет? — проворчал Бураков.

— В наш завод немцы две бомбы сбросили, — сказала девушка и засмеялась. — В ответ на это у нас производительность поднялась.

— Это как в сказке, — сказал Бураков. — В заколдованном войске. Одному голову срубят, на его место десяток новых встанет.

— Да, — сказала девушка.

— А как эти… ваши соседи себя чувствуют? — спросил Бураков. — У них ведь сложное положение. С одной стороны, они советские граждане, а с другой — немцы… Наверно, сочувствуют?

— Не знаю. Молчат они…

Столбы прожекторов неожиданно исчезли, и только один с громадной скоростью упал на землю. Казалось, что сейчас донесется свист рассекаемого воздуха и удар от падения.

Раздались гулкие шаги, и темная фигура высокого человека вынырнула из переулка.

Девушка решительно направилась к пешеходу, но Бураков удержал ее за рукав.

— Что вы хотите делать? — спросил он шепотом.

— Пропуск надо спросить, — также шепотом ответила она.

— Стоит ли? А впрочем, спрашивайте. Дежурная перешла на другую сторону улицы и загородила дорогу высокому человеку.

— Предъявите ночной пропуск!

— Какой там еще пропуск!

— Кто вы такой?

— Пусти-ка… Я тут живу.

— Гражданин, я дежурная и прошу не толкаться, — с достоинством сказала девушка.

— Ну и дежурь на здоровье…

— Вам говорят, предъявите пропуск.

— Не приставай.

Она шла следом за ним, а по другой стороне улицы двигался Бураков, готовый в любую минуту прийти ей на помощь. Голос и рост нарушителя были ему знакомы. Без сомнения, это был шофер, получивший письмо для однорукого.

— Гражданин, предъявите пропуск, иначе я вас отправлю в милицию, — твердо сказала дежурная. Шофер остановился.

— Ты? Меня? В милицию? — со смехом переспросил он. — Да как же это ты сделаешь? Я же тебя. как муху, могу одним щелчком… Хочешь?

Он протянул руку, намереваясь щелкнуть ее по носу, но услышал из темноты предостерегающий голос Буракова:

— Эй ты!.. Без фокусов! А то неприятностей не оберешься. Иди, куда идешь.

Шофер опустил руку и, немного помолчав, дружелюбно пробасил:

— То-то она такая храбрая…

— В чем дело, гражданин? Предъявите пропуск, вам говорят, — настойчиво потребовала женщина.

— Вот пристала. Да я уж дома. Вот он… — С этими словами шофер поднялся на крыльцо и сильно забарабанил в дверь кулаком.

Дежурная потопталась на месте, не зная, как ей поступать дальше, и медленно перешла на другую сторону улицы.

— Послушайте, ведь это… — начала она говорить вполголоса, но Бураков остановил ее жестом.

— Потом…

Они стояли молча, слушая, как шофер постучал еще раз, как в доме что-то скрипнуло и раздалось бормотание.

— Свои. Это я, Семен, — громко ответил шофер. — Петр Иванович у вас? Срочное дело есть. Да открывай ты…

Слышно было, как звякнул засов, как открылась дверь, затем снова загремел засов, и все стихло.

— Вы сказали «потом»? — спросила шепотом девушка.

— Потом объясню, — сказал Бураков. — Не знаете ли вы где-нибудь поблизости телефона?

— На почте есть телефон.

— Это далеко… Придется в совхоз идти.

— Да, да… В совхозе есть, — торопливо подтвердила она.

Девушка чувствовала в голосе незнакомца едва сдерживаемое волнение.

— Как зовут вас? — неожиданно спросил Бураков.

— Валя.

— Скажите, Валя, вы давно на заводе работаете?.. Вы, случайно, не в партии?

— Я комсомолка, и совсем даже не случайно…

— Тем лучше, — обрадовался он, не обращая внимания на иронию. — Очень важное дело… Я должен пойти позвонить по телефону. Могу я попросить вас посмотреть за домом? Если этот человек выйдет, то мне нужно знать — один он выйдет или с кем-нибудь… Потребуйте у него опять пропуск и посмотрите, кто с ним идет. Это очень важно.

— Пропуск я у них потребую, конечно, раз я дежурная, но я не понимаю…

— Потом… потом я объясню. Могу я на вас положиться, Валя?

— Конечно.

— Я быстро вернусь. Звонить Буракову не пришлось. В конце улицы зашумела машина и узкий луч через щели замаскированной фары скользнул по домам. Бураков торопливо вытащил из кармана электрический фонарик, зажег его и замахал из стороны в сторону, на всю ширину руки. Большая крытая машина, вроде автобуса, ответила отрывистым гудком и скоро остановилась в нескольких шагах от него.

— Что это значит? — спросила девушка.

— Идите теперь на свой пост. Потом расскажу, — отрывисто сказал Бураков и пошел к машине.

Из кабинки вышел плотный высокий человек и приветливо похлопал по плечу Буракова.

— Замерз?

— Уже успел отогреться, товарищ майор. Минут пять тому назад к нему пришел шофер. Тот, что полуторку сюда пригнал.

— Вот как! Значит, мы только-только успели. Который дом?

— Вот этот.

— Не на месте остановились. А что за домом?

— За домом у них крытый двор, сарай, а дальше огород. Огород выходит на ту улицу.

— Сколько их в доме?

— Не могу сказать.

— Надо полагать, что будут сопротивляться…

— Наверно…

— Делаем так; возьми половину людей и оцепи дом сзади и по бокам. Стрелять в крайнем случае и только в ноги.

— Есть!

— Это что за фигура стоит?

— Дежурная из группы самозащиты.

— Отправь-ка ее куда-нибудь в сторонку. Бураков подошел к девушке, с удивлением наблюдавшей эту сцену, и сухо сказал:

— Валя, я просил вас вернуться на свой пост. Выполняйте.

— Но я…

— Не нужно вопросов. Потом. Выполняйте приказание.

Тарантул

Холодный тон, каким были сказаны эти слова, совершенно обескуражил девушку. Она без возражений вернулась к своему дому. Издали она видела, как из машины вылезли темные фигуры красноармейцев и разошлись в разные стороны. Часть скрылась в переулке, часть расположилась на улице около дома колониста. Минут через десять вернулся Бураков и доложил, что дом окружен.


16. В комнате следователя | Тарантул | 18. Дом колониста