home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



БИТВА ЗАВЕРШЕНА

Мы стояли друг против друга, как гладиаторы на песке какой-то неведомой арены. «Смертельная битва», — пришла мне на ум странная мысль. Но мы оба были мертвы. Тогда что же за битва происходила между нами?

Я знал только, что, если не сумею ее выиграть, в проигрыше будем мы оба.

— Жизни после смерти не существует, — начал я.

— Никакой.

Пристальный взгляд, почти гипнотизирующий меня своим вызовом.

— В таком случае я не смог бы узнать о том, что произошло после моей смерти.

На ее лице на миг отразилось смущение, потом она насмешливо пробормотала:

— Твоей смерти.

— Я говорю, что я Крис, — сказал я.

— Ты…

— Твой муж Крис.

— А я говорю, что ты болван.

Теперь к ней, казалось, возвращались силы.

— Верь во что угодно, — настаивал я. — Но, кто бы я ни был, я не мог бы знать, что произошло с тобой после смерти твоего мужа, верно? То есть подробности, — добавил я, прерывая ее. — Мог или не мог?

Она недоверчиво взглянула на меня. Я понимал, что она озадачена и не понимает, чего я от нее добиваюсь. Я быстро продолжал, чтобы не дать ей опомниться.

— Нет, не мог, — сам ответил я. — Ты ведь знаешь, что не мог. Потому что, если бы мог…

— Какие подробности? — сердито перебила она.

— Например: ты с детьми сидишь на переднем ряду в церкви. Кто-то дотрагивается до твоего плеча, и ты вздрагиваешь.

По ее реакции я понял, что мой откровенный шаг был ошибочным. Очевидно, она не помнила моего прикосновения. Она взглянула на меня с нескрываемым презрением.

— Или дом, заполненный пришедшими с похорон людьми, — продолжал я. — Ричард готовит напитки в баре…

— Ты думаешь… — вздрогнула она.

— Там твой брат Билл, Пэт, твой брат Фил, его жена и…

— И это ты называешь…

— Ты за закрытой дверью спальни, лежишь на кровати, рядом сидит Йен, держит тебя за руку.

Я понял, что попал в точку, — она дернулась, словно ее ударили. Этот скорбный момент она живо помнила. Теперь я почувствовал себя уверенней.

— Йен говорит тебе, что хотя это звучит неправдоподобно, но он чувствует меня рядом.

Энн задрожала.

— Ты ему говоришь: «Знаю, что ты хочешь помочь…»

Она что-то прошептала.

— Что?

Она прошептала снова. И опять я не услышал.

— Что такое, Энн?

— Оставь меня в покое, — хрипло произнесла она.

— Ты знаешь, что я прав, — сказал я. — Знаешь, что я там был. А это доказывает…

Опять пелена у нее на глазах. Она возникла мгновенно и казалась плотной, почти материальной. Энн отвернула голову.

— Хорошо бы пошел дождь, — пробубнила она.

— Я ведь прав, не так ли? — спросил я. — Все это действительно произошло. Верно?

Она с трудом поднялась на ноги, вид у нее был осоловелый.

— Ты что — боишься услышать правду?

Она опустилась обратно на диван.

— Какую правду? — Ее тело дергалось в конвульсиях. — О чем ты говоришь?

— Загробной жизни не существует?

— Нет!

Ее лицо напряглось от страха и гнева.

— Тогда зачем ты согласилась на сеанс с Перри?

Она снова дернулась, словно ее ударили.

— Он говорил тебе, что я сижу около тебя на кладбище, — молвил я. — Я тебе скажу, что он говорил, слово в слово. «Я знаю, что вы чувствуете, миссис Нильсен, но поверьте мне на слово. Я вижу его рядом с вами. На нем темно-голубая рубашка с короткими рукавами, синие клетчатые брюки…»

— Ты лжешь. Лжешь.

Ее голос звучал гортанно, зубы были крепко стиснуты, на лице выражение гневного возмущения.

— Сказать тебе, что ты говорила Перри дома?

Она попробовала снова подняться, но не смогла.

Взгляд у нее помутился, но тут же вновь прояснился.

— Меня это не интересует, — пробормотала она.

— Ты сказала: «Я не верю в жизнь после смерти. Я верю в то, что, когда мы умираем, мы умираем, и это конец».

— Это правильно! — воскликнула она. Проблеск тщетной надежды.

— Ты сказала именно это?

— Смерть — конец всему!

Я поборол вспышку отчаяния.

— Тогда откуда мне известны все эти вещи? — спросил я.

— Ты их придумал!

— Ты ведь знаешь, что это неправда! Ты знаешь, что все мной рассказанное в точности соответствует действительности!

На этот раз ей удалось подняться на ноги.

— Не знаю, кто ты, — сказала она, — но тебе лучше отсюда убраться, пока не поздно.

— Для кого поздно? — спросил я. — Для тебя или меня?

— Для тебя!

— Нет, Энн, — сказал я. — Я-то знаю, что произошло. Это ты не понимаешь.

— И ты мой муж? — спросила она.

— Да.

— Мистер, — молвила она, почти выплевывая в меня это слово. — Вот смотрю я на вас и вижу, что вы не мой муж.

Я ощутил в груди внезапный тоскливый холод. Увидев мою реакцию, она тотчас же этим воспользовалась.

— Будь вы моим мужем, — сказала она, — вы бы не говорили мне подобных вещей. Крис был добрым. Он меня любил.

— Я тоже тебя люблю. — На меня наваливалась депрессия. — Я сейчас здесь, потому что тебя люблю.

Ее смех прозвучал цинично и холодно.

— Люблю, — повторила она. — Вы даже меня не знаете.

Почва ускользала у меня из-под ног.

— Знаю! — крикнул я. — Я — Крис! Разве не видишь?! Крис!

Мое поражение довершила ее высокомерная улыбка.

— Как же тогда вы можете быть здесь? — спросила она. — Он мертв.

Все было напрасно. Убедить ее было невозможно, потому что она просто не могла себе представить жизнь после смерти. Ни один человек не может себе представить невозможное. А для Энн жизнь после смерти казалась невозможной.

Повернувшись, она вышла из гостиной в сопровождении Джинджер.

Поначалу это потрясение никак на мне не отразилось. Я сидел и смотрел, как она уходит, будто мне это безразлично. Но потом до меня дошло, и я ощутил как будто удар молнии. Я сделал все, что было в моих силах, чтобы ее убедить. Я почти заставил ее поверить, но, как оказалось, ничего не достиг.

Ничего.

Я пошел вслед за ней, но теперь без всякой надежды. Казалось, с каждым шагом мой рассудок и тело становятся все более вязкими — цепенели мысли, затвердевала плоть, — чем дальше, тем хуже.

В какой-то жуткий миг я подумал, что снова дома, что я часть этого места.

Очнувшись, я воспротивился этому омерзительному процессу. Я бы не вынес, если б остался здесь. Это было бы невыносимо.

Раздавшийся из нашей спальни крик ужаса заставил меня бежать.

Я говорю «бежать», но на самом деле я с трудом переставлял словно налитые свинцом ноги. Именно в этот момент я осознал то, о чем говорила Энн. Как и она, я с трудом двигался. А для нее это было даже хуже.

Я остановился в дверях спальни. Мне навстречу повернулась Джинджер. Прижавшись к стене, Энн не отрываясь смотрела на кровать.

По несвежему, выцветшему покрывалу полз тарантул размером с мужской кулак.

Все замерли. Энн у стены. Джинджер смотрит на меня. Я в дверном проеме.

С медлительной неповоротливостью двигался только огромный волосатый паук.

Устремившись к подушке со стороны Энн, я услышал булькающий звук, словно она чем-то подавилась.

На какой-то жуткий миг я представил, что Энн сама сделала это с собой — бессознательное наказание за то, что не поверила моим словам. Создала образ самого омерзительного существа, какое могла себе вообразить, — огромного тарантула, разгуливающего по ее подушке.

Не знаю, почему Джинджер даже не пошевельнулась, когда я вошел в комнату. Потому ли, что теперь почувствовала мое желание помочь Энн? Ответа я не знаю. Знаю только, что она позволила мне пройти мимо Энн и подойти к кровати.

Осторожно подняв подушку, я стал поворачиваться. Когда паук вдруг метнулся к моей правой руке, я, судорожно вздохнув, отбросил его в сторону. Он с глухим стуком упал на покрывало, а Энн слабо вскрикнула.

Я поспешно схватил подушку и накрыл ею паука. Потом как можно быстрее сгреб покрывало за углы и закрыл им подушку. Подняв узел, я поднес его к двери и рывком раздвинул дверь. Вышвырнув покрывало, я вновь задвинул дверь и запер ее.

Обернувшись, я увидел, как Энн нетвердой походкой идет к кровати и валится на нее, словно неживая.

Я смотрел на нее, не в силах пошевельнуться.

Делать больше было нечего. Я исчерпал все возможности.

Противостояние окончилось, битва завершена.


ЕСТЬ ТОЛЬКО СМЕРТЬ! | Куда приводят мечты | ДА БУДЕТ АД НАШИМ РАЕМ