home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



13

Аманда очень удивилась, когда на следующий день, спустившись в гостиную, увидела Тони с малышом на руках. Она не смогла подавить удивление и улыбку при виде того, как отец и сын радостно играют. Решив не мешать им, Аманда тихо вышла и отправилась на кухню.

В это время пришла Флора и забрала Джона, чтобы покормить его и уложить. Тони остался один. Вспомнив, что пообещал Аманде сжечь ее бумаги, он пошел в кабинет и стал копаться в ящиках, пока не достал длинный конверт. Он посмотрел внутрь, чтобы удостовериться в том, что нашел то, что искал и подошел к камину намереваясь сжечь доказательства принадлежности ему Аманды. Но прежде, чем он успел это сделать, дверь открылась, и в комнату без стука вошла Летти. Тони глядел на нее с бросавшейся в глаза очевидной неприязнью.

– Летти!

– Это все, что ты можешь сказать? Я уже две недели не видела тебя. Так ты обращаешься со своей будущей женой? Как всегда, Летти была красиво одета и аккуратно причесана, спокойна и холодна, несмотря на явное неудовольствие.

– Я рад, что ты здесь, Летти. Я собирался приехать к тебе, – сказал он, готовясь к новой атаке Летти. Ведь сейчас он объявит о своем решении, что свадьба отменяется.

– Я знала, что ты будешь скучать по мне, милый. Я тебе сейчас покажу, как я по тебе соскучилась. Ее глаза сверкнули.

– Летти, за эти две недели многое произошло. Во-первых, я узнал о том, что ты сделала с Амандой, пока я был в Англии. У тебя нет никаких прав приезжать сюда и бить моих слуг.

– Но это было давно. И почему она ждала так долго и ничего не говорила?

– Это неважно почему и как я узнал об этом скверном поступке. И я не могу жениться на тебе, потому что люблю Аманду. Я хочу жениться на ней, если она согласится.

– Нет! – закричала Летти. Лицо ее перекосилось: – Я ей этого не позволю сделать. Ты принадлежишь мне!

– Я никогда не принадлежал тебе, особенно с того момента, когда в моей жизни появилась Аманда. Да и до того, вряд ли. Ты так же должна знать, что я собирался уничтожить документы, обвиняющие ее в преступлении, перед тем, как ты сюда ворвалась, – холодно высказал он, держа документы перед ее глазами. – И так как ты здесь, то можешь посмотреть на это.

Достав из коробка спичку, Тони собрался зажечь бумаги, но вдруг до них донеслись громкие голоса. Через несколько секунд в комнату ворвался Натан.

– Натан, что за... – выражение лица Натана не позволило ему закончить предложение.

– Сейчас не время для долгих объяснений. Я пришел, чтобы предупредить тебя.

– Предупредить? О чем?

– Индейцы!

Громкий вздох Летти вызвал у Натана отвращение. Он повернулся к Тони.

– Племя Чироки всю прошлую неделю совершало налеты в этой зоне. В основном они крадут лошадей и еду. Но жена и дети Неда Коллинза, которому принадлежит маленькая ферма в низовье реки, были найдены убитыми. Я не знал, предупредили ли вас об этом, и приехал сюда, как только услышал про это.

– Ты молодец, Натан, если...

– Тони, забудем наши разногласия. Я приехал, чтобы предложить свою помощь. Я знаю эту плантацию так же хорошо, как и ты. Нам нужно предупредить всех людей об опасности.

– Ты прав, – заторопился Тони, – идем.

– А как же я? – спросила Летти.

Тони хмуро взглянул на нее, как будто не знал ее никогда. – Тебе придется пока побыть здесь, ничего уж тут не поделаешь. Но когда опасность минует, тебе придется уехать. И запомни то, что я сказал тебе. Он бросился догонять Натана.

Летти была в бешенстве. Итак, Тони решил бросить ее. Хорошо, но она так просто не сдастся. Все, что можно сделать – попытаться найти способ избавиться от Аманды, и Тони вернется к Летти назад. Казалось, сама судьба благоволит ей. То, что Чироки пришли сюда – хороший повод для того, чтобы побыть в Ривер Эйдж несколько дней. Достаточно для того, чтобы раз и навсегда позаботиться об Аманде!

И тут взгляд Летти упал на конверт, минуту назад находившийся в руках Тони перед торжественной церемонией сожжения, которой помешал Натан. Конверт лежал прямо на столе: Тони в спешке оставил его там. Взяв его в руки, Летти вытащила тонкий лист пергаментной бумаги. Быстро прочитав его, она положила лист за лиф платья. Лежавший рядом пустой лист бумаги она сунула вместо него и положила конверт на то самое место, где он и был. Дьявольская улыбка играла на ее губах.

Позже, в тот же самый день, Тони вернулся в свой кабинет и закончил то, что намеревался сделать перед прибытием Натана. Так и не открыв конверт и не проверив его содержание, Тони сжег его в камине.

– Дело сделано, – громко произнес он, вздыхая с облегчением. Тони никогда не чувствовал себя так легко.

В тот вечер перед ужином Тони рассказал Натану о своем желании жениться на Аманде. И хотя Натана эта новость совсем не обрадовала, он принял ее благосклонно. Но одна вещь убедила Натана в искренности намерений Тони: любовь, которая появилась у Тони к сыну. К нему поздно пришло прозрение но оно было абсолютно искреннее. Натан заметил это, когда наблюдал за тем, как Тони играет с малышом. Натану рассказали о том, что Аманда болела, и Тони не скрывал, какую роль сыграл в этом. Сначала Натан взбесился, но потом, когда Тони рассказал ему о том, что сжег документы Аманды, немного смягчился. Он сам поскорее хотел увидеть Аманду, чтобы побыстрее успокоиться.

Френсис и Летти тоже собирались ужинать, и Натан не переставал себя спрашивать о том, какой же способ мести изберет Летти; он не верил в то, что она так легко отстанет от Тони. Оставаясь в Ривер Эйдж, она использует любой шанс. У Тони не хватило совести отправить ее домой, потому что в округе появились индейцы. «За ней нужно хорошенько следить», – рассудил Натан. Натан радовался тому, что в жизни Тони Летти больше не существовало.

Только тогда, когда Аманда вспомнила о том, что больше не слуга, она расслабилась и принялась за еду. Она была рада снова видеть Натана. Самолюбие Аманды было польщено, когда она заметила ревность Тони во время ее беседы с бывшим поклонником.

Тони пришел к Аманде перед ужином, чтобы предупредить об индейцах и о том, что в доме несколько дней проведет Летти. Тони также сообщил о том, что Летти уже знает, что он любит Аманду и хочет на ней жениться. Когда Тони сказал, что сжег ее бумаги, слезы благодарности появились в глазах Аманды. Тони не мог отвести от Аманды нежного взгляда, его тронули ее слезы. Одетая в платье, которое было ей по размеру, Аманда такая худенькая, казалась еще красивее. Тесс назначалась ее личной горничной. Она тут же с удовольствием занялась укладкой волос Аманды, пока не уложила их как следует.

Даже Летти неохотно отдала ей должное, так как знала, что не сможет соревноваться с ней в красоте... пока Аманда жива.

Во время ужина Натан отвечал на вопросы об индейцах.

– Они путешествуют маленькими группами, не более 4—5 человек. Они очень ловкие и сильные, крадут все, что попадется им на пути, особенно лошадей и рабов, и после себя оставляют смерть и разрушение.

На какое-то время забыв про Летти и Аманду, муж чины принялись обсуждать различные меры защиты.

Вдруг сдавленный крик прервал их разговор. Все насторожились. Вроде ничего. Беседа восстановилась, но вскоре опять была прервана. В комнату, с кровавым лицом, едва живой, ввалился Лионель, слуга Тони.

– Боже, что случилось, Лионель? – тревожно воскликнул Тони, подскакивая на помощь.

– Индейцы! Они в негритянских кварталах, масса Тони. Они идут к конюшне.

– Сколько их?

– Трудно сказать, но мне кажется, их не много.

– Бери оружие, Натан. Ты знаешь где. Да поторопись! Френсис, ты останешься с женщинами, – крикнул Тони.

– Нет, Тони, – воспротивилась осмелевшая Аманда. – Индейцам нельзя отдавать лошадей. Возьми с собой Френсиса. Он тебе больше пригодится, чем нам.

– Нет! Не обращай на нее внимания, Тони, – закричала Летти. – Оставь Френсиса защищать нас!

– Оставь нам ружье, Тони, – сказала Аманда, совершенно не обращая внимания на истеричные вопли Летти.

– Пожалуйста, торопись. Ты должен защитить рабов.

Тони понял, что Аманда права. Индейцы могут украсть несколько лошадей и рабов, а затем вернуться. Нельзя, чтобы они подошли к дому. Конечно, Френсис будет более полезен для отражения налета, чем если останется с женщинами.

– Ты права, дорогая, – неохотно согласился Тони. – Я оставлю тебе ружье, но, пожалуйста, проследи за тем, чтобы рабы заперли все окна и двери. Даже на втором этаже.

– Береги себя, Тони, – нежно сказала она, понимая, что Летти смотрит на нее.

– Береги сына, – прошептал он, едва касаясь ее губ. Летти так трясло от ревности, что она была готова схватить, оставленное на столе Натаном, ружье и пристрелить Аманду на месте. «Но это означало бы и собственную смерть, – подумала она. – Аманду надо погубить более изощренно».

Внушительный голос Аманды оторвал Летти от ее дьявольских мыслей. – Вы слышали, что сказал Тони. Я начну закрывать здесь все окна, а вы, Летти, идите на второй этаж. Не ожидая ответа, Аманда поспешила на кухню за Джеммой, Линусом, Тесс и Корой.

Летти отодвинулась от окна, ей было страшно. Когда она закрывала ставни, то заметила, как какие-то две фигуры направились к дому. Успела ли Аманда запереть окна и двери на первом этаже? Летти думала, стоит ли ей идти вниз и рассказать об этих двоих, или лучше остаться здесь.

И тут ее мысли вернулись к ружью, которое лежало на столе. Если у нее будет ружье, она сможет защитить себя. Лионель сказал ведь, что индейцев было не так много.

Быстро спустившись вниз, Летти встретила там Аманду.

– Джемма с горничными закрывают окна в гостиной, – сказала Аманда. – Вы закрыли окна наверху?

– Конечно. Или ты принимаешь меня за идиотку?

– Нет, не за идиотку, – вздохнула устало Аманда и вдруг заметила странное выражение на лице Летти.

– Что такое, Летти? Что ты видела? – обеспокоено спросила Аманда, вглядываясь в окна, которые так напугали Летти.

В этот момент Летти уже точно знала, что делать. Никогда такой возможности ей больше не представится. Они были в комнате без свидетелей.

– Я... только что видела там Джемму.... – с ужасом на лице проговорила Летти.

– Это невозможно. Всего лишь несколько минут назад она была здесь.

– Говорю же, это была она! Как я могла не узнать ее фигуру? – настаивала Летти.

– О, нет! – воскликнула Аманда, бледнея. – Линуса не было на кухне, когда я пришла туда, и Джемма беспокоилась, где он. Должно быть, она пошла его искать.

– Должно быть, так, – с готовностью согласилась Летти, сдерживая радостную улыбку.

– Надо что-то делать. Натан говорил, что индейцы ищут рабов и лошадей.

– Но что ты можешь сделать? Подожди! Я только что видела, как Джемма пошла за дом, – и она рукой указала в темноту.

– Я должна найти ее, – объявила Аманда. – Не думаю, что индейцы где-нибудь возле дома, но нельзя упускать время. Запри за мной дверь, Летти, и стой рядом. Когда я дам знак ты впустишь меня.

– Хорошо. Торопись.

– Подожди! – воскликнула Аманда. – Дай мне ружье!

– Ты хочешь оставить сына без защиты? Я бы могла защитить его, если индейцы проникнут через окна.

Боязнь за сына лишила ее предусмотрительности и благоразумия. Конечно, пусть ружье останется у Летти. Ничего нет для нее дороже ребенка.

Летти быстро закрыла за Амандой дверь и прислонилась к ней, довольная своей дьявольской изобретательностью. Она не заметила Кору, вошедшую сюда, которая видела, как Аманда выскользнула за дверь. Кора стояла и не могла сойти с места. Она вся побелела от ужаса и не могла поверить своим глазам. Но пока решила не вмешиваться, только стоять и смотреть. В конце концов, она ведь только рабыня. Она решила пока спрятаться, чтобы узнать, что у Летти на уме.

Аманда обошла вокруг дома, совершенно не подозревая, что за нею бесшумно идут люди в мокасинах. Она почти уже подошла к двери, но услышала за собой какой-то шорох. Резко обернувшись, она увидела индейцев. Страх сковал ее. Целую минуту она безмолствовала, не сводя глаз с двух молчаливых фигур, возникших из темноты, как привидения. В панике она бросилась к двери. Она очутилась у двери на мгновение раньше индейцев, и этого мгновения хватило бы Летти впустить Аманду и спасти от непрошенных гостей. Но Летти не обращала внимания на мольбы Аманды впустить ее. Она улыбалась, думая о том, что руки Аманды сейчас в крови, и эта мысль была ей особенно приятна.

Кора, прятавшаяся под лестницей, была напугана и подавлена жестокостью Летти. Почему Летти не обращает внимания на ужасные крики Аманды, не помогает ей, в страхе спрашивала себя Кора.

Наконец, не в силах прятаться и терпеть стоны Аманды, сражающейся за свою жизнь, Кора выбежала из своего убежища и бросилась к двери.

– Впустите ее, мисс Летти! Вы должны впустить Аманду.

– Это еще что! – бешеным взглядом Летти окинула Кору. – И как долго ты здесь пряталась?

– Это не важно, мисс Летти! Вы не можете отдать этим животным нашу Аманду.

– Молчи! – приказала Летти и схватила Кору за руку, с силой оттолкнула девушку от двери.

– Ты ничего не видела и ничего не слышала, поняла? Я говорю, ничего!

– Но мисс Летти...

– Я могу выкинуть тебя за дверь к этой шлюхе. Ты ведь, конечно, слышала, что индейцы делают с женщинами? Они насилуют ее по очереди, пока она не потеряет сознание. Все племя, пока она не запросит смерти. Ты этого хочешь, Кора? Раздвигать ноги перед десятками грязных животных?

– Но мисс Летти, надо же что-то сделать, – беспомощно повторила Кора.

– Убирайся отсюда, – приказала Летти, – и если ты кому-нибудь скажешь, я вырежу тебе язык. Пройдет немного времени, и я стану здесь хозяйкой. Узнаешь, что такое настоящее наказание. А теперь уходи! Грубо оттолкнув Кору, Летти вдруг обратила внимание на то, что звуки по другую сторону двери стихли.

Поглаживая ушибленную руку, Кора ушла, убитая мыслью, что Аманду захватили индейцы. И все это из-за ревности Летти. Кора хорошо знала то, что Аманду ждет изнасилование, пытки, унижения и, возможно, смерть. Но лучше предпочесть смерть, чем выбрать позорное будущее раба.

Тони, Френсис и Натан возвращались домой на рас-, свете усталые и грязные. Индейцы украли четыре лошади, и, к счастью, их отряд был немногочисленен – всего четыре человека. Индейцы не взяли ни одного раба. Тони был удовлетворен тем, что Чироки никого не поймали. Он лично патрулировал районы, где жили рабы на тот случай, если дикари вернутся, и сдал вахту только после того, как Натан обследовал соседний лес и заявил, что индейцы ушли и, скорее всего, уже не вернутся. Они взяли то, за чем приходили.

В тот момент, когда Летти открыла дверь, Тони понял, что произошло что-то ужасное. Джемма, Линус и две горничные стояли в центре зала.

– Что случилось? – спросил Тони, сразу же заметив отсутствие Аманды. Но в душе он надеялся на то, что она наверху с ребенком.

– Аманда пропала, – объявила Летти.

– Пропала? Ты сошла с ума! Если это твоих рук дело, я задушу тебя собственными руками. Теперь говори, что произошло.

– Я ничего не могла поделать, – презрительно фыркнула Летти, – я не могла остановить ее. Ей показалось, что она увидела Джемму на улице и ушла за ней. Я ждала ее у двери, но она так и не пришла. Должно быть, индейцы подошли к дому ближе, чем мы думали. Думаю, они взяли ее.

Натан изумленно крикнул, у Френсиса перехватило дыхание. Все это невероятно обрадовало Летти, но ей удалось сохранить безразличное выражение лица. Но она совершенно была не готова к реакции Тони – его стальные пальцы больно вцепились ей в руку.

– Я не верю тебе, Летти, – кричал Тони. – Ты ни перед чем не остановишься, чтобы добиться своего! Достаточно того, что ты сказала, а теперь говори правду!

– Я говорю правду, – процедила Летти сквозь зубы. – Мне больно!

– Я еще с тобой не то сделаю, когда узнаю, что это твоих рук дело. Ты знаешь, что индейцы сделают с ней?

– ...Да... думаю, знаю. Она принялась плакать.

Убитый горем Тони отпустил Летти и повернулся к рабам.

Джемма, что ты знаешь об этом? Ты была на улице?

– Боже, боже, масса Тони, – причитала Джемма, – меня там не было, и Аманда знала это. Я закрывала окна, как она сказала. Я не знаю, почему она вышла из дома. Это какая-то бессмыслица. Не в силах продолжать, Джемма разрыдалась, и Тони обратился к Линусу.

– Я был в летнем домике, но вернулся, как только узнал обо всем. Я нашел Джемму и был все это время здесь.

Тесс рассказала о том, что делала она, плача и причитая, пока Тони не попросил Джемму вывести ее из комнаты. Кора долго не могла начать говорить. Она чувствовала вину, но боялась и не могла решиться заговорить. Ее взгляд блуждал между Тони и Летти.

– Она что-то знает, – сказал Натан, когда Тони задал ей первый вопрос.

– Кора, никто не причинит тебе зла. Расскажи что ты знаешь.

– Перестань, Тони, – забеспокоилась Летти. – Разве ты не видишь, что она напугана. Она ничего не знает. Отпусти ее.

Ледяные глаза Летти сверлили Кору так, что бедная девушка съежилась от страха.

– Кора, – продолжал Тони, не обращая внимания на выпад Летти, – ты принадлежишь мне. Ничего плохого с тобой не будет.

Черные глаза девушки на мгновение задержались на Летти, но она уже решилась. Неважно, что будет с ней потом, она не позволит Летти уйти безнаказанной после того, что она сделала с Амандой.

Поборов страх, Кора ткнула указательным пальцем в Летти, которая побледнела от страха.

– Это она сделала, масса Тони. Не знаю, почему Аманда вышла за дверь, но я видела, что мисс Летти стояла и смеялась, когда Аманда просила открыть ей дверь. Потом мы бросились на улицу, но было уже поздно. Индейцы увели Аманду. Я хотела помочь раньше, но мисс Летти сказала, что отдаст меня этим дикарям, если я скажу что-нибудь. После этого Кора горько заплакала.

– Ладно, Кора, я не виню тебя. – Тони сказал это спокойно, без злобы в голосе. – Ты можешь идти.

Тони сдерживал себя, пока Кора и Линус не удалились. Затем он вылил на Летти всю свою злость и ярость.

Тяжело дыша, Летти сделала шаг назад, боясь ярости Тони, и у нее были на это причины.

– Ты сущий дьявол! – выкрикнул он. – Однажды ты заплатишь за это! Ты знаешь, что случится с Амандой, а, может, уже и случилось! Его руки вцепились ей в горло.

– Тони, я не знала, – задыхалась Летти, – ты веришь испуганной рабыне?

– У Коры нет причин лгать. Она говорит правду. И теперь ты умрешь! Мне только жаль, что твоя смерть будет относительно безболезненной по сравнению со смертью Аманды. Затем он крепко сдавил ей горло, Летти пошатнулась. Но он не чувствовал удовлетворения от этого.

Френсис среагировал первый. Он бросился к Тони. Вместе с Натаном они оторвали руки Тони от Летти. Та упала на колени, глотая воздух.

– Боже мой, Тони, ты чуть ли не задушил ее! – сказал Френсис.

– Я и хотел это сделать, – заявил Тони.

– Отпусти ее. Она не стоит этого, – сказал Натан. – Нам нужно искать Аманду. Если мы немедленно отправимся на поиски, у нас есть шанс догнать их. Ты ведь хочешь, чтобы она вернулась, не так ли?

– Она нужна мне, Натан. Она нужна моему сыну. Я сделаю все, что смогу, лишь бы вернуть ее.

– Тогда успокойся. В конюшне есть хорошие лошади, и через час мы будем в пути, – мягко добавил Френсис.

Натан и Френсис немедленно ушли готовиться к опасной поездке, а Тони задержался на несколько минут, чтобы сказать пару слов Летти, которая уже почти отошла от его нападения.

– Я хочу, чтобы ты ушла до того, как уйду я, – презрительно сказал он. Его серые глаза потемнели при мысли о том, как хладнокровно Летти отдала Аманду индейцам. – И я никогда больше не хочу тебя видеть. Понятно?

– Прекрасно, – ответила она. – Но ты не слыхал моего последнего слова. Ты действительно думаешь, что найдешь свою драгоценную? Даже если и так, она уже будет не такой. Вряд ли ты захочешь ее после того, как индейцы ее ... – она сделала красноречивый жест.

– Убирайся к черту! – взревел Тони, – пока я не передумал и не убил тебя. Я найду Аманду, если она еще жива. Я никогда ее не брошу, не смотря ни на что. И будь добра, уезжай к своему отцу в Англию. Ты здесь никому не нужна.

Летти вспыхнула ненавистью оттого, что он так унизил ее. Никто ее еще так не унижал и не обходился с ней.

– Нет, Тони Брандт! – поклялась она, массируя горло, – однажды ты заплатишь за все. И твоя любовница тоже, если ей посчастливится, и она останется в живых.


предыдущая глава | Невинная грешница | cледующая глава