home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 9

Каютой, тем более королевской, это тесное, низенькое, обитое голой доской помещеньице в кормовой надстройке можно было назвать с большущей натяжкой. Массивный сундук, два грубо сбитых табурета да кусок парусины в полтора метра шириной, подвешенный к балкам наподобие гамака, — вот и весь комфорт. Впрочем, как пояснила Алиса Шампанская, на корабле и это считается неслыханной роскошью. Отдельная каюта, отдельный гамак…

Оказалось, что остальные пассажиры и члены экипажа, включая капитана, ютятся в общих каютах и спят по двое на одном подвесном спальном месте. По крайней мере, так обстояло дело до встречи с пиратами, когда на судне было более многолюдно.

Бурцев посочувствовал мореходам, но поспешил сменить тему. Время действительно дорого, и тратить его на пустопорожнюю болтовню — жаль. Бурцев теперь сам старался задавать тон беседе. И легко преуспел в этом. То, что интересовало сейчас его, королеву также волновало до глубины души. А потому говорила ее величество охотно и по делу. Только вот часто прикладывала к уголкам глаз шелковый платочек.

После смерти мужа Гуго де Лузиньяна — наследника Амори де Лузиньяна, обладателя громких титулов короля Кипра, графа Аскалона, графа Яффы и коннетабля Иерусалима, — Алиса Шампанская осталась в окружении немногих, но верных вассалов. Тихо, мирно и спокойно жила венценосная вдова с сыном Генрихом на острове-королевстве, не помышляя ни о большой политике, ни о великих свершениях, пока Иерусалим не попал под власть Хранителей Гроба и ордена Святой Марии.

Вот тогда выяснилось, что королева с королевичем стоят на дороге фашистско-тевтонской машины, стремительно набиравшей обороты. Кроме того, юный Генрих — набожный и в то же время честолюбивый наследный принц — загорелся желанием биться за святыни, попираемые колдунами «поломанного креста». Вопреки воле матери Генрих отправился на бессмысленную войну и сгинул под Аккрой. Потом было предупреждение Хабибуллы, бегство, пираты, освобождение…

— Теперь я хочу плыть в Рим, затем во Францию. Хочу поднять европейское рыцарство в новый крестовый поход, — страстно закончила королева недолгий рассказ. — В поход против Хранителей Гроба и тевтонского братства! И Господь да поможет нам!

Безысходная печаль в красивых глазах Ее Величества уступила место гневу. К щекам королевы прилила кровь. Бурцев аж залюбовался. Алиса Шампанская бурлила. Ну точно, прямо как шампанское в бокале. Пузырики зарождающейся ярости, однако, пришлось пригасить.

— Крестовый поход против немецких крестоносцев — по-моему, это весьма сомнительное мероприятие, Ваше Величество. И совершенно бесперспективное, если уповать на одну лишь помощь свыше.

— Его Святейшество Папа Григорий Девятый выступит на моей стороне, — убежденно заявила королева.

— Я тоже думаю, что в Риме вы найдете поддержку, — согласился Бурцев. — Возможно, вам даже удастся собрать небольшое войско. Однако Хранители Гроба разобьют его еще на подходе к Святой земле. А если ваши крестоносцы отправятся морем, немцы потопят весь флот.

Она молчала и ждала… Он вздохнул:

— Открою вам секрет, ваше величество. В бою с пиратами я использовал оружие Хранителей, и лишь благодаря ему мы победили.

— Это для меня уже не секрет, — кивнула Алиса Шампанская. — Жюль мне обо всем поведал. До сих пор я и надеяться не смела, что кто-нибудь, кроме самих немецких колдунов, в состоянии овладеть смертоносными громами. Но сегодня Господь послал мне вас, мсье Вася. Я поняла, это знамение! Благоволение Божие, от которого грешно отказываться. И я решилась…

— На что?!

— Об этом, собственно, я и хотела поговорить наедине.

Ее глаза смотрели серьезно и внимательно. «А теперь о главном», — читалось в этих глазах. Отказать им Бурцев не смог.

— Хорошо. Что именно вас интересует, ваше величество?

— Мне не важно, где и каким образом вы получили доступ к тайным знаниям Хранителей Гроба и как завладели их оружием, ибо я вижу в ваших очах и помыслах божественный свет, а не отблески адова огня. Сейчас у меня к вам только один иопрос. Один-единственный. Согласны ли вы выступить во главе войска, которое я намерена собрать во Франции?

— Я? — Бурцев вытаращил глаза. — Во главе войска?

— Вы ведь сами сказали, что у вас тоже имеются счеты к немецким колдунам?

О, да, имеются, и еще какие. Бурцев скрипнул зубами. В принципе, он, конечно, не против заявиться под стены Иерусалима не с дружиной в десяток человек, а с армией побольше. Было бы время, действительно сгонял бы во Францию с мадам Алисой, навербовал рыцарей-волонтеров и… Да вот с ним-то, родимым, со временем, — напряженка. Полнолуние близится, Аделаидка томится в плену, «кляйне атоммине» ждет своего часа. М-да… Но как бы этак поделикатнее отказать венценосной особе?

— Ваше величество, — он кашлянул. — Я не думаю, что благородные рыцари Франции согласятся подчиниться княжескому дружиннику вроде меня. Мой род не настолько знатен и…

— Согласятся, — заверила Алиса Шампанская. — Если, встав во главе войска, вы станете еще и мужем королевы.

— Му… му… му…

Оба-на! А вот такого оборота он ну никак не ожидал! Совсем сбрендила ее величество!

— …жем?

— Да, вы не ослышались, мсье Вася.

— Но я?! Но вы?! – Язык отказывался повиноваться.

Блин! Одно дело, когда купеческая женушка, притесняемая муженьком-тираном, виснет на шее, но королева!

Теперь деликатного отказа не получится. Но он все же попытался:

— Благодарю за столь высокую честь, ваше величество, однако…

Ее величество Алиса Шампанская поднялась со своего табурета, так мало напоминавшего трон. И ее величество Алиса Шампанская медленно опустилась на колени. Перед бывшим омоновцем Василием Бурцевым.


Глава 8 | Пески Палестины | Глава 10