home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 36

Иерусалим ошарашил и озадачил. После толкотни у Иосафатских ворот даже тесные кривые улочки показались Бурцеву пустынными и безлюдными. А еще — какими-то уж слишком цивильными для средневекового города. Улицы окаймляли аккуратненькие сточные канавы, больше похожие на неглубокие траншеи. Видимо, новые хозяева Эль Кудса не хотели разводить грязь в своих владениях.

В одной из канав, под присмотром эсэсовца и двух орденских кнехтов, возились несколько человек. Все перепачканы липкой вонючей жижей с ног до головы. В руках лопаты, корзины, тележки. Видимо, расчищают забитый сток… Чистенькие немцы покрикивали по-барски. Грязные рабочие пахали. По-рабски.

Редкие прохожие казались пугливыми и настороженными. Что арабы, что европейцы. Люди жались к высоким дувалам, к глухим стенам домов. Иерусалимцы торопливо уступали дорогу всадникам, отводили глаза, старались сделаться маленькими и незаметными. Оккупация, однако…

Бурцев глянул направо. Там, над плоскими крышами невысоких домишек из щербатого известняка и глины, виднелись католические кресты.

— Церковь Святой Анны, — пояснил Жан д'Ибелен.

Бурцев повернул голову налево. Здесь было интереснее. Над улицей нависала стена — поменьше внешней городской, но густо оплетенная поверху колючей проволокой. Наверное, что-то вроде детинца. Или кремля. Или замка. В общем, внутренняя цитадель цайткоманды. Бурцев прикинул: да, именно туда должны вести Золотые ворота.

В стене этой тоже, кстати, имелись свои воротца, и притом весьма внушительные. Над ними меж выкрошившихся зубцов застыли часовые — автоматчики СС. За стеной высился холм, гора целая с целым архитектурным ансамблем. Довольно живописным ансамблем, надо сказать.

Самым грандиозным сооружением была восьмиугольная постройка. Мраморные стены и колонны с золочеными капителями, арки, окна, разноцветные витражи, купол, сияющий позолоченной медью… Размеры купола впечатляли: метров двадцать в диаметре, более тридцати в высоту. Наружные стены тоже немаленькие — поднимаются над фундаментом метров на тридцать пять.

А рядом… Рядом торчали пулеметные вышки.

За вышками — по ту сторону холма — тянулась к небу труба. Высокая, кирпичная. Именно ее Бурцев принял издали за закопченный минарет со снесенной верхушкой. Теперь видел — ошибся. Труба — она и есть труба. Но вот на кой она здесь? Этакая-то громадина. Для очага такие не используют. А вот для крематория…

Ему стало нехорошо. Труба навевала жуткие мысли.

На этот раз в роли гида выступил Хабибулла:

— Это крепость в крепости — Священный Двор ал-Харам аш-Шариф. Здесь, на Храмовой горе, когда-то стояло святилище Соломона, здесь же воздвигнута мечеть аль-Акса, что значит «Дальняя». И здесь находится Куббат ас-Сахра — Купол Скалы лли Мечеть Скалы о восьми углах. Ее величие ты можешь лицезреть даже через стены ал-Харам аш-Шариф. Под Куполом сокрыта скала Мориа, с которой пророк Мохаммед, перенесенный в Иерусалим ангелом Джибриилом, поднялся в небо на крылатом скакуне аль-Бураке. Там же лежит камень, сохранивший след Пророка, и ларец с волосом из его бороды. Увы, святыни эти недоступны более для правоверных.

— До прихода Хранителей Гроба за этими стенами располагался дворец иерусалимских правителей и резиденция тамплиеров, — дополнил рассказ араба Жан д'Ибелен. — Теперь все принадлежит немецким колдунам. Теперь это их логово, и там они творят свои бесовские обряды. Говорят, немцы жгут в большой печи людей.

Все-таки крематорий… Бурцева передернуло.

— А пробраться на этот Священный Двор никак нельзя? — спросил он Хабибуллу. — Я вижу ворота.

— Это Райские ворота, — невесело усмехнулся араб. — Да, они ведут к Храмовой горе, но, как и Золотые ворота Эль Кудса, открываются только перед Хранителями Гроба.

Словно отзываясь на его слова, воротные створки вдруг вздрогнули, распахнулись. М-да, то еще зрелище! Из Райских врат с тарахтеньем выкатывал мотоцикл. Коляска облеплена ящиками с боеприпасами. Пулемет на турели. Все тот же, знакомый еще по Чудскому озеру «Цундапп»…

Мотоцикл свернул влево, пророкотал по улице. Эсэсовец за рулем пер нагло. И не подумал притормозить. Отряду Бурцева пришлось спешно уступать дорогу. Посторонились, отошли на обочину, едва не опрокинули повозку со свининой. То-то было бы шуму, если б перед мотоциклистами вдруг посыпались танковые фугаски!

Сухой грязью и пылью из-под «цундапповых» шин окатило всех. Самодовольные рожи под касками даже не повернулись в их сторону. Хозяева жизни, блин!

Освальд, Гаврила, Дмитрий и Жан Ибеленский не сдержались — выругались тихонько. Остальные отряхивались угрюмо и молча. Брань сейчас бессмысленна и опасна: не дай бог, кто услышит!

— Хабибулла, сколько ворот в крепости Хранителей? — спросил Бурцев.

— Золотые и Райские ты уже видел. Есть еще Ворота Печали. Были Великолепные ворота, но сейчас их уже нет. На их месте — большой пролом и начало Прохода Шайтана.

— Что? — удивился Бурцев. — Какого прохода?

— Прохода Шайтана. Так мы его называем. Христиане зовут иначе — Коридором Дьявола. Это большая прямая улица для летающих колдовских машин, которым нужен разгон, чтоб подняться в небо.

«Взлетно-посадочная полоса! — догадался Бурцев. — Аэродром! Как в Дерите».

— Проход огорожен колючими железными веревками, — продолжал Хабибулла, — и идет через весь город — по Скорнячной улице и улице Сионской горы мимо аль-Кумамы — церкви Гроба и мимо башни Давида к самым Яффским воротам в Западной стене. Скоро ты сам все увидишь.


Глава 35 | Пески Палестины | Глава 37