home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 73

Шлем с него сняли. И кто-то нещадно бил по щекам. От хлестких ударов горела кожа. В голове гудело. А он жадно ловил ртом воздух. И не желал открывать глаза, пока не надышится вволю. Хорош-ш-шо! Потом… Потом вдруг стало плохо. Он вспомнил…

— Аделаида?!

Глаза распахнулись сами.

Было все еще темно. Но темнота другая. Ночная, подсвеченная звездами и молочно-желтой луной. Света хватало, чтобы увидеть…

Малопольская княжна Агделайда Краковская сидела рядом. Живая! Невредимая!

Вот она, его Аделаидка! Кутается в тевтонский плащ. Заглядывает ему в лицо. В блестящих глазах — огоньки надежды. На губах — улыбка.

Бурцеву залепили еще одну звонкую пощечину. Голова дернулась.

— Да хватит же! — взвизгнула княжна.

Бурцев перехватил руку бьющего. Блин! Это Джеймс Банд лупит его почем зря.

— Чего дерешься, брави?

— Ага, очухался-таки! — удовлетворенно хмыкнул папский шпион. — Наконец-то! А мы уж думали, ты колдовского дыма надышался.

— Не-е-е, — слабо улыбнулся Бурцев.

— Вот и я говорю «не-е-е». Рановато тебе загибаться, русич! Должок за тобой. Ты мне еще о Хранителях Гроба расскажешь и грамотки их прочесть поможешь.

— Расскажу, брави, помогу. Только позже. Все — позже.

Аделаида отпихнула Джеймса, повалилась на Бурцева. И — заревела в голос.

— Ну вот, опять, — нежно проговорил он. — Куда же мы без слез-то, а?!

— А-а-а… — тихонько подвывала княжеская дочка.

— Воевода очнулся! — басом прогудел Гаврила.

— Василь! — В поле зрения появился Дмитрий.

— Вацлав! — и Освальд, и Ядвига.

— Вацалав! — и юзбаши Бурангул.

— Васлав! — и китайский мудрец Сыма Цзян.

— Каид! Василий-Вацлав! — и Хабибулла.

Молча подошли дядька Адам и Збыслав…

Народ обступал плотной живой стеной. Улыбались, гомонили, хлопали по плечу. Все были тут, все были в сборе. Все живы-здоровы.

А Бурцев осматривался потихоньку.

Громадные обветренные глыбы на взгорье, глубоко вросшие в землю… Не иначе, развалины какой-нибудь неведомой платц-башни. И ни намека на центральный хронобункер СС. Получилось, значит! Ушли, значит! И от фашиков, и от газовой атаки, и от ядерного взрыва. Но вот куда ушли-то?!

Было тепло, душно даже. Опять Палестина? Нет. Вокруг явно не Святая земля. Природа не та. Лес вон рядом густой, буреломный, лиственно-хвойный, из тех, что в палестинских песках и камнях не произрастает. Скорее уж средняя полоса России? Или Восточная Европа? Или Центральная? Блин, так сразу и не разберешь!

Бурцев снова обратил лицо к ночному небу. М-да, смотрите, Вацлав, звезды… Эх, был бы он опытным штурманом, астрономом или звездочетом каким, на худой конец! Вычислил бы не время, так место, в которое их занесло. А так… Так его знания исчерпывались Ковшом Большой Медведицы. Ковш вроде был на месте. И вроде ничего в Ковше этом не изменилось. Вроде…

— Сыма Цзян, Хабибулла, — позвал Бурцев по-татарски. — Вы ведь у нас мудрецы изрядные. В небесных светилах, наверное, смыслите?

— Аюа. Швайа-швайа, — скромно ответил сарацин. — Да. Чуть-чуть. Мункыз, конечно, прочел бы звезды лучше. Я же знаю немногое.

— А моя смысляся, — заверил китаец. — Хорошо смысляся.

— Тогда гляньте-ка на созвездия. Все ли там нормально?

Сначала мудрецы переглянулись между собой. Недоуменно. С тревогой за душевное здоровье воеводы-каида. Потом все же подняли очи горе. Всматривались долго, внимательно. Все более и более заинтересованно. Тыкали в небо пальцами, о чем-то тихонько спорили, перешептывались.

— Ну? — поторопил Бурцев.

— Мы сейчас не в Эль Кудсе и не в его окрестностях, — заявил Хабибулла.

Открытие, блин, сделал! Чтобы это понять, на небо смотреть не обязательно. Это и без звезд определить можно.

— Но где же мы тогда, Хабибулла?

— Севернее Палестины. Гораздо севернее. Точнее сказать не могу.

— А созвездия? Сами звезды и их расположение? С ними все в порядке?

— Рисунок небес не изменился. И звезды и созвездия мне знакомы, — осторожно ответил сарацин.

Слишком уж осторожно.

— Но? — навострил уши Бурцев.

— Но яркость некоторых светил не та, что была раньше. Так мне кажется. Посмотри на голубой аль-таир или на желтый аль-дабаран…[59]

Бурцев смотреть не стал — поверил на слово. Повернулся к китайцу:

— Ты что скажешь, Сема? Куда нас занесло?

— Моя не знается. Но вся светила висится на своя места. А еще…

Сыма Цзян завороженно пялился на небосвод.

— Что? Что ты там увидел?

— Сиин кэ! — отозвался старик.

— Объясни по-русски, а? — попросил Бурцев. — Или хотя бы по-татарски, что ли.

— Сиин кэ! — повторил китаец, не опуская глаз. — Звезда-гость! Вон тама! Твоя видится? Маленький яркий точк.

Палец Сыма Цзяна указывал куда-то влево от Млечного Пути.

— И что? Что значит «звезда-гость»?

— Что раньше она не былася тама, на неба!

— Ты уверен?

— Моя верена-верена! — Китаец был возбужден чрезвычайно. — Моя изучилась восемь книга «Син чжань»[60] великая древняя мудреца Гань Гун из царства Чу и еще восемь книга «Тянь вэнь»[61] такая же великая мудреца Ши Шень из царства Вэй. В «Гань ши син цзин»[62] нет эта звезда. Нет эта звезда и в списка У Сянь, и в списка Чжан Хэн, и в карта Лу Цзы, и в карта Су Сунн. И у Хуан Шан нет, и в карта Ван Чжунь тоже нет!

От обилия имен древнекитайских астрономов у Бурцева зачесалось в затылке.

— Значит, раньше этой звезды точно не было?

— Моя знается, что моя говорится, Васлав! Об эта звезда еще никогда не писалась древняя мудреца. И эта звезда моя собственная глаза тоже не виделась. Никогда не виделась!

Сверхновая, что ли? Похоже на то. Иначе как объяснить?

— Еще что-нибудь?

— Хуэй сиин! — торжественно объявил Сыма Цзян.

— Сема, не ругайся! Что за хуэй такой?! Просил же изъясняться понятнее. Китайского тут, кроме тебя, никто не знает.

— Хуэй сиин! Хуэй сиин! Звезда-метла!

— Метла? Где?

— А вона! Туда посмотрися.

Бурцев постарался проследить за пальцем не по годам востроглазого китайца. И… Оп-с!

— Комета! — выдохнул Бурцев. — Хуэй, блин, сиин!

— Така-така, — радостно закивал старик. — Хуэй-блин-сиин! Она тоже не былася тама раньше.


Глава 72 | Пески Палестины | Глава 74