home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 44

Всеволод пытался осмыслить услышанное. Ребенок? У темной твари и Изначального? Как вообразить подобное?!

– Такое потомство смешивает в себе силу отца и матери, – продолжал Бернгард. – Даже нет, не так – силу миров, которую несут в себе и используют отец и мать. А когда одна великая сила ложится на другую не менее великую, они не складываются, но преумножаются. И притом многократно.

– Что ж, сила Изначальных действительно велика, – согласился Всеволод. – Но ведь сила лидерки не настолько…

– Настолько, – оборвал его Бернгард. – У той Любящей – именно настолько. Прежде чем соединиться с Изначальным Вершителем вашего мира, она долго и кропотливо собирала на любовном ложе силу молодых и неопытных Властителей, которых смогла подчинить своим любовным чарам.

Ах, вот оно как! Эта легендарная лидерка, оказывается, не отличалась благонравием, чистотой и верностью. А впрочем, существо, живущее плотской любовью, и не может быть иным.

– По сути, через Пьющую-Любящую слились воедино могущество Вершителей и Властителей. В ее сыне слились. В Срединном Дите.

– Об этом тоже говорит легенда?

– Тоже. Теперь ты понимаешь, русич, какой ребенок появился на свет?

– Да уж догадываюсь! Интересно только, это было дитя любви или силы?

Бернгард пожал плечами:

– Как именно произошло зачатие – по страстному влечению неразумных влюбленных, по обоюдному согласию – тщательно обдуманному и обговоренному, по хитроумному расчетливому плану одного из двух любовников или в результате грубого насилия и принуждения – об этом легенда умалчивает. Никому и никогда уже не узнать истинных помыслов и целей отца и матери Срединного Дитя. Известно только, что семя Изначального Вершителя вошло в лоно Пьющей-Любящей на границе миров, в проходе, соединяющем два обиталища, ибо так было необходимо для единения сил двух миров. Известно также, что родившийся ребенок со временем стал величайшим воином, что он легко переносил свет солнца людского обиталища и прекрасно видел во мраке темного мира. Что он одинаково хорошо владел правой и левой дланью. И что его потомство тоже…

– Тоже – что?

– Тоже следует искать среди обоеруких. Истинных обоеруких. Таких, как ты, русич.

– Вот как? И чем же мы так примечательны?

На ответ Всеволод не надеялся. И все же ему ответили. Честный или нет, но ответ прозвучал.

– Вы – ничем, – хмыкнул Бернгард. – А вот ваша Смешанная кровь обладает многими полезными свойствами. Она способна не только открывать и закрывать рудную черту в проходах между обиталищами, как обычная кровь Изначальных…

«Ничего себе „обычная"!» – невольно подумалось Всеволоду. Насколько же необычной в таком случае должна быть Смешанная кровь?!

– Она позволяет тому, в чьих жилах течет свободно и беспрепятственно, без помощи древних заклинаний и ритуалов проходить через границы миров. Проходить так же просто, как ты перешагиваешь порог незапертой, но лишь притворенной двери. Проходить самому и проводить за собой других, раздвигая на время своим следом пелену мироздания. Для этого не нужно даже пускать кровь наружу. Для этого достаточно лишь желания. Горячего, как кровь, страстного, искреннего – но одного только желания! Пожелав по-настоящему, потомок Срединного Дитя может легко переступить любую закрытую границу.

– То есть, перейти из людского обиталища в темное или обратно через непорушенную рудную черту? – недоверчиво спросил Всеволод.

Это было немыслимо. Но с другой стороны, зачем Бернгарду врать?

– Людское, темное… Ты умен, но слишком ограничен в своих суждениях, русич. Я говорю о большем. Обладатель Смешанной крови способен путешествовать не только по знакомым тебе и мне мирам, но и по иным, еще неизведанным.

– По иным? Но разве…

– Да, они существуют! – глаза Бернгарда горели незнакомым пугающим блеском. – Старые легенды говорят и об этом. На самом деле проход между нашими обиталищами – это условный рубеж, тончайшая грань, к которой примыкают десятки, сотни, а, быть может, и тысячи других миров. Она была вскрыта лишь частично. Однако любой проход, уже соединяющий два мира, может вывести обладателя Смешанной крови в третий, в четвертый, в пятый, в десятый, в сотый мир. Ну, и наконец… Смешанная кровь двух обиталищ помогает справляться с их Вершителями, и Властителями. А поскольку в вашем мире Изначальных Вершителей не осталось, можно обратить всю ее мощь на Пьющих-Властвующих моего мира.

– Ты говорил, броню Черных Князей крушит оружие, смоченное в их же крови, – угрюмо заметил Всеволод.

– А вот тут – каюсь – я немного слукавил, – осклабился Бернгард. – Не стоило тебе открывать глаза раньше времени. Да, черная броня Властителей и Летунов необычайно крепка. Но ведь на твоих глазах, русич, один Властитель поверг другого. Оружие, созданное тем же миром, в котором кована эта броня, способно ее одолеть. Не сразу, с большим или меньшим успехом, – но способна. Боевой серп Пьющего-Властвующего – с большим. Когти и клыки Пьющих-Исполняющих – с меньшим. Ваша серебрёная сталь для этой цели подходит лучше когтей, но хуже черного меча. Но вот если ее окропить кровью… – нет, не кровью Властвующих и не кровью Изначальных, а Смешанной кровью… Твоей, к примеру…

– Моей?

– Именно. Это твоя кровь, русич, помогла мне так легко и быстро пробить чешую Летуна и доспех Властителя.

– Но нож! Засапожник, которым я собственноручно заколол Черного Князя под стеной Сторожи… И стрелы Сагаадая… Нож и стрелы, Берн-гард?.. Они ведь били через кровь Властителя… и потому… они… его…

Прежде такое объяснение казалось Всеволоду вполне правдоподобным. Потому что другого не было. Теперь же…

Бернгард покачал головой:

– Они били не только через его, но и через твою кровь. Вспомни, ведь вы перемазали друг друга с ног до головы.

Всеволод помнил. Так все и было…

– Именно твоя кровь придала силу твоему ножу и стрелам Сагаадая.

Вот оно что… Вот оно как…

– Выходит, и ты задел меня не случайно? – понял вдруг Всеволод. – Там, в склепе? Когда мечом по ноге.

– Верно, – кивнул Бернгард. – Не случайно. Мне требовалась Смешанная кровь – окропить свой меч и сразить Властителя, атакующего Сторожу. Пришлось пролить немного…

– А теперь? Что ты намерен делать теперь? Со мной? С моей кровью? Желаешь обагрить ею новые клинки? И вооружить ими свою мертвую дружину?

Бернгард покачал головой:

– Для этого необязательно было так долго ждать и вести тебя сюда.

Действительно, совсем не обязательно.

– А для чего – обязательно?

Если перекрывать границу миров Бернгард тоже не собиравтся…

– Старая легенда, о которой я тебе рассказал, гласит: Пьющий, который изопьет кровь потомка Срединного Дитя, сам, переродившись, обретет могущество Смешанной крови. Только сделать это нужно в том же проходе между мирами, где она зародилась. В легенде говорится, что зачатие Дитя произошло здесь.

Холодная улыбка князя-магистра напоминала хищный оскал.

– Так, да?! – Всеволод почувствовал, как его захлестывает волна бешенства. – Значит, вместо того чтобы закрыть моей кровью рудную черту, ты… ты…

– Эх, русич, русич, – разочарованно покачал головой Бернгард. – Ты, похоже, так ничего и не понял. Эта черта, этот проход, эта Сторожа, этот проклятый Эрдейский край и все ваше обиталище, лежащее за ним, ничего уже не значат. Для меня – ровным счетом ничего. Как, впрочем, и то обиталище, откуда пришел я сам. Прежде – да, я дрожал над кровавой границей, как скряга над златом. Я честно оберегал границу. Я извел под корень опасное ведовское племя, а если допустил при этом ошибку, то только от излишнего усердия. Я неусыпно бдил в нескончаемом Дозоре, а когда начался Набег – отбивал штурм за штурмом.

Но сейчас все изменилось. Сейчас у меня есть ты… твоя Смешанная кровь. Она позволит мне уйти отсюда, с этого проклятого рубежа, не в твой и не в мой мир. А – в иной, полнокровный, куда еще не ступала нога Пьющего. Причем уйти, не разрушая грань мироздания повторно, не оставляя за собой бреши, которой смогут воспользоваться другие. Так объясни, зачем мне драться за это обиталище? И зачем мне делить его кровь с прочими Властителями? Зачем, в конце концов, ограничивать себя, довольствуясь лишь одним испитым человеком в месяц?

Нет, русич, взяв с собой в новый, непорочный, не знающий еще Жажды Пьющих мир десяток своих рыцарей, я со временем обзаведусь там целой армией Исполняющих, которую уже не остановит никто. Я стану единственным Властителем целого обиталища. Это будет мой мир и только мой. И вся его кровь будет принадлежать мне.

– Что все-таки движет тобой, Бернгард? – негромко спросил Всеволод. – Что движет вами, Властвующими? Какая именно жажда? Жажда крови? Жажда власти?

– А это одно и то же, русич, – удивленно поднял брови Бернгард. – Власть не дается без крови. Кровь нельзя взять без власти. Так было и будет. Всегда. Везде. Испитая однажды кровь пробуждает стремление властвовать. Обретенная власть крепится кровью. И множится новой жаждой. В своем новом мире я смогу вдосталь насладиться и тем, и другим. А когда истощатся запасы одного обиталища, твоя Смешанная кровь, проведет меня в другое. Здесь же… Здесь пусть разбираются без меня. Ну и без тебя уже тоже.

– А Эржебетт? – хмуро спросил Всеволод. – Зачем она нужна была тебе, Бернгард? Ее ты тоже хотел взять с собой?

– Ее я хотел испить с тобой, – скрипуче хохотнул Князь-магистр. – Вас обоих хотел испить. В ней ведь тоже течет сильная кровь.

Ну да, в самом деле….

– Кровь Изначальных?

Бернгард покачал головой:

– Опять ты не понял, русич. Смешанная кровь.

– Смешанная?! Разве Эржебетт тоже потомок этого… Срединного Дитя?

– А разве она обоерука? – вопросом на вопрос ответил Бернгард.

Нет. По крайней мере, Всеволод этого не замечал. Но…

– Тогда как? Смешанная кровь – как?

– Она смешалась в тот момент, когда на границе миров Пьющая-Любящая в облике ©боротая моего мира пожрала ведьмину дочь из твоего обиталища и когда древняя кровь юной ведьмачки слилась с кровью лидерки.

Ах, вот оно что! А ведь действительно, а ведь в самом деле…

– Конечно, ее Смешанная кровь была значительно слабее твоей. Все же Эржебетт – не прямой потомок Срединного Дитя. Однако и такая кровь лишней не была бы. Она могла бы усилить твою кровь. А уж тогда… О том, какие бы тогда возможности открылись передо мной, сейчас можно только гадать.

Бернгард вздохнул, не скрывая сожаления.

– По-настоящему я понял, что за лидерка охотится за твоей силой, когда прикоснулся к ней. Беда же Эржебетт заключалась в том, что она сама не подозревала, кем стала. Она попросту не знала, как лучше использовать свою новую суть. Да и не могла знать. Любящим не ведомы древние легенды, известные Властителям, и притом далеко не всем. К тому же Любящие чуют только чужую силу, но зачастую не в состоянии правильно оценить собственное могущество. Впрочем, хватит болтать. Проход свободен, так что займемся более важными вещами.

Только когда Бернгард столь неожиданно оборвал разговор, Всеволод понял: из-за рудной черты не доносится уже ни звука. Видимо, серебряные умруны оттеснили упырей достаточно далеко. Мертвые рыцари очистили место для своего Властителя-магистра.

– За мной, – приказал Бернгард.

И – шагнул в Проклятый проход.

Всеволода впихнули туда же.


Глава 43 | Рудная черта | Глава 45