home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава третья

В горах Галилеи расположены города Сафед и Назарет. Местные жители возделывают землю, выращивают апельсины, откармливают индюшек и живут себе припеваючи, не зная горя и печали.

В заливе Хайфа расположен один из самых оживленных портов Средиземноморья. Помимо огромных портовых складов, там есть металлургические заводы, нефтеперерабатывающие комбинаты, фабрики по производству удобрений, тканей и стекла.

В Иудее есть такой город, как Иерусалим. При всех разительных контрастах между старой и новой частью города, его жителей объединяет общность веры и взгляда на мир.

Ну а в Тель-Авиве есть небольшая организация, члены которой — при всей их малочисленности — несут ответственность за безопасность израильского ядерного оружия и использование его в случае, если Израиль окажется под угрозой уничтожения со стороны тех, кого в дипломатических кругах Вашингтона называют «их арабские соседи». Вернее, называли до тех пор, пока количество еврейских детей, уничтоженных арабскими террористами, не превысило все критерии добрососедства, даже с точки зрения аналитиков «Нью-Йорк таймс».

На двери этой организации имеется табличка с надписью на иврите «Захер лахурбан», что в переводе означает: «Помни о разрушенном храме». Секретная организация действовала «под крышей» статуса археологической исследовательской группы, а ее миссия заключалась в том, чтобы государство Израиль не превратилось в сноску в исторических штудиях.

В офисе сидел человек, закинув ноги на стол и пытаясь удержаться и не чесать правую сторону лица. Доктор рекомендовал ему не делать этого, поскольку зуд носил фантомный характер. Вообще-то у Йоэля Забари правая сторона лица отсутствовала начисто. Нельзя же, в самом деле, считать частью лица сочетание зарубцевавшейся ткани и кожи, пересаженной в ходе ряда пластических операций.

Правого глаза у Забари не было. Вместо этого ему вставили немигающий стеклянный протез. Вместо правой ноздри виднелось отверстие на зловещем бугорке, а правая часть рта была просто щелью, результатом работы хирурга.

Год назад кто-то оставил старый диван возле торы мусора неподалеку от его офиса. Когда Забари вышел из здания и повернул налево, раздался взрыв. Осколки изуродовали правую часть лица — от щеки до переносицы. Левая часть осталась невредимой, если не считать шишки, которую набил Забари, брошенный взрывом на землю.

Все же Йоэль Забари уцелел. Двенадцати другим мужчинам и женщинам, возвращавшимся, на свою беду, в этот час с работы и оказавшимся возле офиса Забари, повезло куда меньше.

Премьер-министр Израиля назвал это чудовищным преступлением против невинных мирных граждан. Новый американский представитель в ООН, разрываясь между гласом души и проблемой цен на нефть, от комментариев воздержался. Ливия приветствовала новый успех в борьбе арабского народа за свои права. Уганда назвала это возмездием за агрессию.

Забари вовремя направил руку выше и почесал седеющие завитки на макушке. В этот момент вошел его первый заместитель — Тохала Делит. Он явился с ежедневным докладом.

— Привет, То! — воскликнул Забари. — Рад тебя видеть. Как прошел отпуск?

— Отлично, — отозвался Тохала Делит. — Вы, кстати, отлично выглядите.

— Ты так думаешь? — отозвался директор организации «Захер лахурбан», ведавший проблемами как ядерной безопасности, так и археологических изысканий. — Я только недавно смог заставить себя смотреться в зеркало. Когда видишь только половину румянца, это немного действует на нервы.

Делит рассмеялся без признаков смущения или стеснения и уселся на привычное место — в красное плюшевое кресло у зеленого металлического стола.

— Семья в порядке? — осведомился он.

— Они молодцы, — отозвался Забари. — Собственно, ради них я и живу. Свет никогда не меркнет в очах моей супруги, а младшая дочь на этой неделе выразила желание стать балериной. Во всяком случае, на сегодняшний день. — Забари пожал плечами. — Повторяю, это на этой неделе. Поглядим, что взбредет ей в голову на следующей.

Изувеченное лицо и приятный голос принадлежали человеку по имени Йоэль Забари. Солдат, шпион, герой войны, безжалостный убийца и ярый сионист, он был также хороший муж, любящий отец и человек с чувством общественного долга. Несмотря на то, что у него была, по сути, лишь половина рта, он не испытывал трудностей со словесным выражением своих мыслей.

— Тебе обязательно нужно жениться. То, — сказал он заместителю. — Как гласит Талмуд, неженатый еврей не может считаться полноценным человеком.

— В Талмуде также говорится, что невежда прыгает первым, — рассмеялся Делит.

— Понятно, — тоже со смехом проговорил Забари. — Ну а какие ужасные новости ты мне принес сегодня?

Делит раскрыл папку на коленях.

— Наши агенты из Нового Света доносят, что сюда направлены еще двое американцев.

— Что в этом нового?

— Это не простые шпионы.

— Все американцы убеждены, что каждый из них представляет особый случай. Помнишь, один из них уговаривал поделиться нашим ядерным арсеналом с тем, кто возглавлял ливанское правительство?

Делит фыркнул.

— Ну а что хотят эти двое?

— Мы пока не знаем.

— От какой они организации?

— Это еще предстоит уточнить.

— Откуда они?

— Это мы и пытаемся выяснить.

— У них два глаза или три? — спросил Забари, с трудом сдерживая свое неудовольствие.

— Два, — отозвался Делит, на лице которого не дрогнул и мускул. — А всего, стало быть, четыре на двоих.

Забари улыбнулся и погрозил пальцем.

— Мы знаем только, что одного зовут Римо, а другого — Чиун, а также, что они должны прибыть завтра. И знаем мы это только потому, что американский президент сообщил это нашему послу на официальном обеде.

— С какой стати он это сделал?

— Наверное, чтобы показать свое дружеское отношение, — предположил Делит.

— Хм... — задумчиво проговорил Забари. — Беда с новыми шпионами заключается в том, что мы никогда не знаем, что представляет собой очередной новичок — пустышку или нечто весьма серьезное.

Делит поднял взгляд от папки, лицо его было серьезным.

— Эти люди действуют по инструкциям из Вашингтона, недалеко от которого был убит Бен Айзек Голдман.

Левая сторона лица Забари потемнела.

— А мы сидим в Тель-Авиве, недалеко от которого был убит Хегез. Я это понимаю, То. Приставь человека к этим двоим, надо выяснить, что у них на уме.

— Что-то шевелится в песках, — мрачно сказал Делит. — Сначала это убийство, затем усиление движения на маршруте между Ближним Востоком и Россией. Наконец, появление этих Римо и Чиуна. Мне это все не нравится. Тут существует какая-то взаимосвязь.

Забари наклонился вперед, поднял руку, чтобы почесать правую щеку, но, вовремя спохватившись, опустил и принялся барабанить пальцами по крышке стола.

— Нет человека, которого это волновало бы больше меня, — сказал он. — Будем начеку, примем все меры предосторожности, будем следовать по пятам за этими американскими агентами. Если окажется, что они хотят посягнуть на нашу безопасность, мы с ними разберемся.

Забари откинулся в кресле и глубоко вздохнул.

— Ладно, То, хватит о мрачном. Лучше скажи, писал ли ты в отпуске стихи?

Делит заулыбался.


Глава вторая | Последний оплот | Глава четвертая