home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16

Мисс Кларво обернулась и увидела, что Эвелин Меррик идет по залу к ней, ловко пробираясь сквозь толпу. День, который изменил мисс Кларво, изменил и Эвелин Меррик. Она не улыбалась и не выглядела такой уверенной в себе, как при встрече на улице. Теперь это была хмурая незнакомка с холодными глазами, вся в черном, вроде бы в трауре.

— Я вижу, ты получила мою записку.

— Да, — сказала мисс Кларво. — Она у меня.

— Нам нужно поговорить.

— Да.

«Да, нужно. Я должна теперь выяснить, как я потеряла день, как минуты прошли над моей головой, не задев меня, словно торопливые птицы. Минуты — точно дикие гуси. Помню, отец как-то взял нас на охоту, Эвелин и меня. В тот день отец рассердился за то, что у меня от солнца разболелась голова. Он сказал, что я плакса и всем порчу удовольствие. И еще добавил: „Почему ты не можешь быть такой, как Эвелин?“»

— Все о тебе беспокоились, — сказала незнакомка. — Где ты была?

— Ты же знаешь, ты прекрасно знаешь. Я была с тобой.

— О чем ты говоришь?

— Мы поехали вместе за город… посмотреть, как цветет люпин… мы…

Голос у незнакомки был резкий и неприятный.

— Ты всегда сочиняла умопомрачительные сказки, Элен, но это уж слишком. Я не видела тебя около года.

— Не пытайся отрицать это…

— Я не пытаюсь. Я начисто это отрицаю!

— Пожалуйста, говори потише. На нас смотрят. Не могу, когда на меня глазеют. Я должна защищать свою репутацию, свое имя.

— Да никто не обращает на нас ни малейшего внимания.

— Еще как. Видишь, у меня и чулки разорваны, и пальто. Это случилось за городом. Ты забыла, что мы с тобой поехали за город посмотреть, как цветет люпин. Я споткнулась о камень и упала. — Но ее голос сам собой поднимался до вопросительной интонации, в глазах были неуверенность и страх. — Ты… ты припоминаешь теперь?

— Мне нечего вспоминать.

— Нечего?

— Я не видела тебя больше года, Элен.

— Но сегодня утром… утром ты же повстречала меня у подъезда гостиницы. Пригласила пойти выпить и сказала, что мы пойдем к человеку, который сделает тебя бессмертной, и ты хотела, чтобы я пошла с тобой.

— Это бессмыслица какая-то.

— Никакая не бессмыслица! Я даже помню имя этого человека. Терола. Джек Терола.

Эвелин спокойно, но с нажимом спросила:

— И ты ходила к этому человеку, к Тероле?

— Не знаю. Думаю, мы обе к нему пошли, ты и я. В конце концов, я не пошла бы в такое место одна, да еще Терола был твоим другом, а не моим.

— Я никогда не слышала это имя. Пока не прочла его сегодня в вечерних газетах.

— В газетах?

— Терола был убит сегодня до полудня, — сказала Эвелин. — Важно, чтобы ты вспомнила, Элен. Ходила ты к нему утром?

Мисс Кларво ничего не сказала, лицо ее выглядело равнодушным.

— Ты навестила Теролу сегодня утром, Элен?

— Я должна… я должна подняться наверх.

— Но нам надо поговорить.

— Нет. Нет, я должна подняться наверх и запереть дверь от всего, что есть уродливого.

Она медленно повернулась и пошла к лифту, сутулясь и засунув руки в карманы пальто, как будто хотела избежать физического контакта с кем бы то ни было.

Подождала, пока один из лифтов не освободился, вошла в кабину и приказала лифтеру тотчас закрыть дверцу. Лифтер, усталый старик, был не выше ребенка, словно годы, проведенные в маленькой кабине, задержали его рост. Он привык к причудам мисс Кларво. Например, к тому, что она предпочитала ехать в лифте одна. И в прошлом он получил от нее немало чаевых, чтобы потворствовать ее прихотям.

Он закрыл дверцу, а когда лифт пошел вверх, стал смотреть на указатель этажей.

— Ветреный сегодня денек, мисс Кларво.

— Не знаю. Я свой потеряла.

— Прошу прощения, мэм?

— Я потеряла свой день, — медленно повторила она. — Искала его повсюду, но не нашла.

— Вы… вы хорошо себя чувствуете, мисс Кларво?

— Не называйте меня так.

— Мэм?

— Называйте меня Эвелин.

— Хорошо, мэм.

— Ну давайте, скажите: Эвелин.

— Эвелин, — сказал старик и задрожал всем телом.

Вернувшись к себе в номер, она заперла дверь и, даже не сняв пальто, тотчас прошла к телефону. Когда стала набирать номер, почувствовала, как в ней вскипает возбуждение, точно жидкая лава в кратере вулкана.

— Миссис Кларво?

— Это… это вы, Эвелин?

— Конечно, я. Я оказала вам еще одну услугу.

— Прошу вас, пожалейте меня.

— Не хнычьте. Я этого не люблю. Терпеть не могу, когда хнычут.

— Эвелин…

— Я только хотела сказать, что нашла для вас Элен. Она у меня заперта в своем гостиничном номере, живая и здоровая.

— С ней все в порядке?

— Не беспокойтесь. Я за ней присматриваю. Только я умею с ней обращаться. Она дрянная девчонка и заслуживает наказания. Она, понимаете ли, бессовестно лжет, и ей надо преподать урок, как и другим.

— Дайте мне поговорить с Элен.

— О нет. Сейчас она говорить не может. Не ее очередь. Мы должны говорить по очереди, понимаете? Это очень неудобно, потому что Элен добровольно не уступает мне очередь и мне приходится самой проявлять инициативу. Она плохо себя чувствовала после несчастного случая, у нее ушиблена голова, поэтому я сама взяла слово. Я чувствую себя прекрасно. Я никогда не болею. Это я предоставляю ей. Оставляю ей все противные вещи: болеть, стареть… Мне двадцать один год, а этой старой кляче за тридцать…


* * * | Загнанный зверь | * * *