home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава десятая

Форама и штаб-корнет Хомура Ди находились в кабине скоростного лифта, стремительно поднимавшего их с почти километровой глубины к поверхности, когда Форама сказал:

– Правду говоря, я все время боялся, что вы мне помешаете; особенно под конец, когда можно уже было понять, куда идет дело.

Хомура усмехнулся:

– Выходит, мы вас разочаровали?

– Напротив. Приобретая новых друзей, всегда радуешься.

– Думаете, мы друзья, мар Форама? Ошибаетесь. Скорее наоборот.

– Ну, врагом вас никак не назовешь.

– И тем не менее… Пусть не враги – но противники во всяком случае.

– Боюсь, мне не понять вашей логики, мар штаб-корнет.

– Она элементарно проста. Каждый человек далеко не в последнюю очередь является профессионалом. И посягательства на его профессию воспринимает почти так же, как покушение на него самого. Но вы напрасно радуетесь. Думаете, что подкосили нас под корень. Что уничтожаете самую возможность войны. Но ведь это не так.

– Вы не правы, – запротестовал Форама. – Вовсе я так не думаю. Война вообще не мое дело.

– Вы именно так думаете, пусть даже подсознательно. И, знаете, кое в чем я с вами согласен. И не один я: многие из нас, из стратегической службы. Мы будем только довольны, если немыслимые заряды и все такое прочее перестанет существовать. Сейчас, по сути дела, именно они командуют нами. Навязывают нам свои способы ведения войны, которые превращают искусство в мясорубку. Но само искусство останется. Пусть мы снова будем сражаться мечами – тогда к войне вернется ее благородство, о котором сейчас уже мало кто думает. Вот тогда мы, военные по призванию, снова сможем показать себя. Тогда в войне основную – и даже единственную – роль опять станет играть человек – наездник и стрелок. А сейчас ведь воюем не мы. Воюете вы, ученые, а мы только нажимаем кнопки по вашему указанию. И с этим в глубине души мы не можем примириться. Я говорю о военных по призванию, конечно. Нет, мы не друзья, мар Форама, но до какого-то поворота нам по дороге.

– Дорогой воин, – сказал в ответ Форама, – я не хочу открывать дискуссию. Но боюсь, что вы не правы. Потому что пусть вы опять начнете с мечей и арбалетов, но вам не свернуть с той же дороги, и понемногу вы снова придете к зарядам, которых хватит, чтобы расколоть планету. Потому что развитие человечества вы не остановите, и нельзя вашу профессию вывести за рамки этого развития только потому, что вам так хочется. Нет, для ваших талантов вам придется искать другое применение. Иначе спустя какое-то время снова кто-то должен будет посылать своих…

Тряхнуло. Свет в кабине погас. Круто затормаживаясь, лифт остановился.

– Это еще что? – пробормотал Хомура. – Гонка с препятствиями. Почти уже на самом верху. Такого раньше не случалось.

– А что могло произойти?

– Вырубилась энергия.

– Отсюда можно связаться, узнать?..

– Сейчас, только нашарю. Ага…

Но свет включился снова, хотя теперь он был заметно тусклее. Кабина дернулась и опять пошла вверх – скорее поползла со скоростью поднимающегося по лестнице человека.

– Включили резервную линию, – сказал Хомура.

– Меня это не радует.

– Думаете, началось? Полководец передумал?

– Нет, я боюсь иного. Тут поблизости есть что-нибудь… какие-то устройства, в которых работают сверхтяжелые элементы? Или даже просто тяжелые? Ведь чего доброго…

– Обождите, дайте подумать… Н-нет… Только противодесантные батареи: вокруг Полководца – широкое кольцо их.

– Ну вот, а вы говорите – нет.

– Вы думаете?..

– Я не думаю, Хомура. Повторяю – я боюсь. Боюсь, что у Полководца не останется даже тех трех часов, которые ему нужны.

– Сейчас мы узнаем, в чем дело. Наверху.

– Такими темпами мы доберемся туда не раньше завтрашнего дня.

– Нет. Всего через несколько минут.

– Надо же было вам забираться на такую глубину…

Хомура только пожал плечами.

Наверху они оказались минут через десять. Дежурный по внешнему сооружению бросился им навстречу.

– Как у вас, внизу, – все в порядке? Флаг-корнет, когда я спросил его, послал меня…

– Там все в порядке, рейтар. А что у вас здесь?

– Ничем не могу порадовать, ваша смелость. Пока детальной информации не имею. Но судя по тому, что докатилось сюда, – это ладно организованная диверсия. И как они добрались?

– На батареях? Я спрашиваю: где рвется?

– Все ракеты-перехватчики. И на пусковых, и запасные, на подземных.

– Хорошо, что это лишь малютки перехвата. И что – под землей.

– Тем не менее, там остались только пещеры и щебень. И никого в живых, конечно. Я сразу выслал наряд, и пока они успели передать мне только это донесение.

– Вы оповестили всех?

– Ваша смелость!..

– Прошу извинить. Однако, как бы там ни было, мы должны попасть к разведывательным катерам. Срочно. – Он повернулся к Фораме. – Если, конечно, и там не происходит то же, что на батареях.

– Нет, – сказал Форама почти уверенно. – В их реакторах работает вещество полегче. Но не исключено, что и им остались считанные часы.

– Вы успеете?..

Форама криво усмехнулся.

– Не исключено, – пробормотал он, – что однажды я уже пережил ядерный взрыв…

Он ожидал вопросов, но Хомура не спросил ни о чем.

Рейтар крикнул от коммутатора:

– На армадроме все в порядке, ваша смелость. Ждут вас. Экипаж на месте.

– Благодарю. Сейчас. Советую поднять подвахту.

– Все уже на местах по расписанию.

– Тогда желаю более спокойного окончания дежурства.

– Счастливый путь, ваша смелость.

– Не мне, – сказал Хомура. – Это ему. И пожелайте как следует, от души. Ему очень нужно добраться счастливо.


* * * | Тогда придите, и рассудим | * * *