home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двадцать четвертая

— Инспектор Роджер Диверс из Скотланд-Ярда, — представился он обоим ученым. — Один из вас, если не ошибаюсь, явился из параллельного мира?

Баллард-старший развел руками.

— Разве что-нибудь можно скрыть от полиции? — ворчливо произнес он. — Вы не ошибаетесь, инспектор.

— Прекрасно, господа, — сказал Диверс и круто повернулся к группе двойников. — Но прежде займемся вами. Джованни Риччи, Шарль Левьен, Ли Брунсвик — вы арестованы!

— А Миллер, значит, ценой предательства заслужил себе прощение?

— язвительно заметил Риччи. — Вы уже получили свои тридцать сребреников, любезный?

— В тридцать сребреников была оценена жизнь Христа, — ответил Миллер, выдерживая презрительный взгляд итальянца, — ваши же жизни не стоят и пенса. Ганс Миллер никогда не был предателем, запомните это, Риччи.

Итальянец пожал плечами.

— Тот, кто предает, всегда предатель, — сказал он. — По-моему, это более чем очевидно.

— Предатель лишь тот, кто предает свою совесть, — твердо возразил Миллер.

— Совесть! — скривился Риччи с усмешкой. — Совесть есть химера. Жаль, не дожил до наших дней человек, обещавший освободить нас от нее.

Шарль Левьен схватился руками за голову и застонал.

— Боже! — пробормотал он. — С кем я связался!

— Один поминает фюрера, второй — самого Господа Бога, — усмехнулся Диверс. — Ну и команду вы себе подобрали, уважаемый Сэндерс. — Инспектор крепко пожал руку кумиру своей юности. — Что у вас с лицом? Может, требуется помощь?

— Спасибо, это всего лишь крапива. А вот с плечом у меня действительно не все ладно. — Сэндерс пощупал распухший сустав и поморщился от боли.

— Вы чудом уцелели, — с уважением произнес Диверс. — Я видел вашу разбитую машину. Пойдемте отсюда, мои ребята сами здесь разберутся.

Запястья Левьена и Риччи уже были стиснуты стальными браслетами. Оба — и француз, и итальянец — поняли, что их игра проиграна, но если с губ Риччи не сходила презрительная усмешка, то Левьена трясло так, словно через него пропускали электрический ток. Впрочем, в последние дни его трясло постоянно. Двое дюжих парней обрабатывали изуродованную руку Грифона с быстротой заправских хирургов.

Уже у самых дверей Диверс вдруг остановился.

— А где доктор Баллард? Где его двойник?

Ни того ни другого в кабинете не было.

— Быстрее, Мэтью! Нам нужно успеть добраться до берега прежде, чем они хватятся нас.

— Ты уверен, что нам следует опасаться полиции?

— Нам следует опасаться всех, кто может помешать осуществлению нашего замысла. Полиции в первую очередь. Или ты решил остаться, Мэтью? Я не неволю тебя.

— Я верен нашему договору, брат. Я следую за тобой до конца.

— Тогда поднажми, мы скоро достигнем цели.

Доктор Баллард и его двойник бежали вдоль края обрыва прочь от виллы. Слева сплошной стеной стоял сосновый лес, а справа, в сотне футов под ними, билось о скалу море.

Они задыхались от быстрого бега, ноги их путались в высокой траве, да и возраст давал о себе знать, но неведомая цель влекла их вперед.

Путь им неожиданно преградил овраг. Дно его плавно спускалось к морю, образуя у самой воды небольшую песчаную отмель. Отвесная скала словно бы рассекалась надвое.

— А теперь — вниз! — скомандовал Баллард-старший. Он буквально скатился по каменистому склону и оказался на дне оврага. Через несколько минут они уже достигли отмели. Здесь их ждал двухместный катер.

— Теперь никакая сила не сможет нас удержать, — с облегчением произнес Баллард-старший и занес ногу над бортом.

— Они исчезли, инспектор! — выпучив глаза, доложил Диверсу один из его сотрудников. — Их нигде нет.

— Не могли же они сквозь землю провалиться! — теряя терпение, выкрикнул Диверс.

Они стояли у главного входа в особняк, недалеко от оставленного двойниками автофургона. Пять минут поисков не дали никаких результатов. Балларды словно в воду канули.

В этот момент на шоссе появились Клод Реналь и Антонио Пеллони. Комиссар едва дышал от усталости и походил на выжатый лимон. Его итальянский коллега выглядел не многим лучше.

— Джил! — издали крикнул Реналь, заметив друга среди полицейских. — Как я рад тебя видеть, старина!

Друзья крепко обнялись.

— Кто это тебя так разукрасил? — с сочувствием покачал головой Реналь.

— Долгая история, — отмахнулся Сэндерс. — Помоги лучше решить одну задачку. Здесь нужен твой аналитический ум.

Сэндерс в двух словах объяснил причину происходящей сумятицы. В этот момент к ним подошел Диверс.

— Чертовщина какая-то! — пробормотал он, хмуря брови.

Реналь на минуту задумался, переглянулся с Антонио, кивнул, сощурился и наконец вынес приговор:

— Поищите еще раз в кабинете.

Диверс ударил себя ладонью по лбу.

— Какой же я болван! Ну конечно же!

Он тут же бросился обратно в дом, отдавая на ходу распоряжения. Сэндерс рассмеялся и хлопнул комиссара по плечу.

— Есть еще порох в пороховницах, черт побери! — гордо выпятил грудь Реналь и подмигнул. — Без старика Реналя этому юноше туго бы пришлось.

— Это ты в точку попал, — улыбнулся Антонио, топорща длинные усы.

— Кабинет был пуст. Грифон, впопыхах оставленный лежать у стены, тоже исчез. Алела на полу лишь уже успевшая загустеть лужа крови, да отчетливо виднелись на ковре кровавые следы, пересекавшие весь кабинет и обрывавшиеся у книжного стеллажа.

— Идиоты! — в сердцах пробормотал Диверс, двигаясь вдоль следов, словно ищейка. — Упустить такого крупного зверя!..

Он остановился у книжного стеллажа. Без сомнения, за стеллажом скрывался потайной ход. Но как открыть эту завуалированную дверь? Грифон, не будь дураком, не спускал глаз с братьев Баллардов, пока здесь происходила вся эта кутерьма, и наверняка видел, как они исчезли. Как только кабинет опустел, он преспокойно последовал за Баллардами, воспользовавшись тем же хитроумным способом.

В течение нескольких минут Диверс тщательно изучал стеллаж. Наконец необходимое устройство, приводящее скрытую дверь в движение, было обнаружено и включено. Стеллаж плавно отъехал в сторону, открыв Диверсу и его спутникам вход в полуосвещенный тоннель.

— Трое за мной, — приказал Диверс, — остальным оставаться здесь.

Следом за инспектором в потайной ход нырнули трое его сотрудников, а также Сэндерс, Реналь, Антонио Пеллони и Миллер. Путь по тоннелю занял не более трех минут. Внезапно они оказались в каком-то сарае, где в изобилии водились пауки, а под самой крышей, на жердях, во множестве висели спящие летучие мыши. Толкнув скрипнувшую дверь, Диверс вышел на свет Божий. До особняка была добрая сотня ярдов. Появившийся следом Сэндерс присвистнул.

— Куда теперь? — В голосе инспектора прозвучала неуверенность.

— Смотрите, след! — воскликнул Сэндерс, указывая на примятую траву в нескольких футах от сарая. — Еще один! Они побежали на восток, вдоль берега.

— Вперед! — крикнул Диверс и первым устремился по следу.

— Катер стремительно несся в открытое море. Свежий бриз разогнал туман, и видимость была прекрасная.

— Еще немного, и мы будем у цели, — сказал Баллард-старший. В его глазах читалась непоколебимая решимость. — Видишь плавучий якорь? Он указывает место третьей «бреши».

Большой красно-белый шар трех футов в поперечнике мерно покачивался на легких волнах. До него оставалось не более ста ярдов.

— Я специально оставил его там, — продолжал Баллард-старший. — Как видишь, не зря. Через минуту мы минуем «брешь», и тогда…

— Смотри! — крикнул Баллард-младший, указывая пальцем в сторону берега. — Никак, наш друг Брунсвик пожаловал!

На песчаной отмели действительно показалась фигура Грифона. Он носился по берегу и в бессильной злобе потрясал здоровой рукой. Обрывки проклятий, которые изрыгал убийца, долетали до катера.

— Что ему надо? — спросил Баллард-младший, удивленно вскидывая брови.

— Либо он хочет довести свой замысел до конца, то есть разделаться с нами, либо его интересует третья «брешь». Согласись, брат, «брешь» — его единственное спасение.

— В таком случае он недалек от цели.

Баллард-старший покачал головой.

— Она для него недосягаема. Гораздо ближе он к осуществлению своего первого замысла.

— Но ведь аннигилятор бездействует! — возразил Баллард-младший.

— Ты ошибаешься, брат, — печально произнес двойник. — Радиус действия антианнигилятора всего триста ярдов. До виллы же не менее полумили.

Наступило молчание.

— Может быть, это и к лучшему, — заметил Баллард-младший чуть слышно. — Если он догадается воспользоваться портсигаром, то тем самым избавит нас от жизни прямо сейчас.

Баллард-старший снова покачал головой.

— Нет, брат, — задумчиво отозвался он, неотрывно глядя в сторону берега, — наших жизней не должна коснуться рука убийцы. Мы должны принести жертву добровольно, чтобы открыть обоим мирам нашу вину перед ними. Мы умрем на вилле «Утиное Гнездо» — после того, как вернемся в мой мир. Там нам никто не помешает. Жаль только, что мы не успели довести наши поиски до конца: убийцы пришли слишком рано.

Громада красно-белого шара выросла на их пути.

— Мы проходим сквозь «брешь», — торжественно заявил Баллард-старший, ведя катер в обход шара. — Все! Переход осуществился…

— А якорь? Почему виден якорь?

Теперь шар закрывал собой полберега. Баллард-старший выключил мотор, лодка замерла.

— Потому, брат мой, что якорь одновременно находится в обоих параллельных Вселенных, — объяснил он, умело разворачивая катер к берегу. — Проклятье! Что это?!

Лицо его покрылось мертвенной бледностью, губы затряслись. Береговая линия снова была как на ладони, а там…

Грифон не исчез. Только теперь он не носился по отмели, а неподвижно стоял, широко расставив ноги. Слева от него, на расстоянии сотни футов над уровнем моря, к отмели бежали люди. Кто-то махал рукой, приказывая катеру вернуться к берегу.

— Поворачивай в открытое море, — резко потребовал Баллард-старший. Его двойник тут же выполнил маневр. — Похоже, я ошибся в расчетах. «Брешь» исчезла раньше, чем я предполагал. Впрочем, она еще может появиться, но уже не для нас…

— Жаль, — печально произнес младший брат, — а я так надеялся на тихую, спокойную смерть.

Старший улыбнулся.

— Еще не все потеряно, брат. — Он устремил взгляд в открытое море. — Посмотри, какой простор! Чем не могила для двух неприкаянных отщепенцев? Так пускай же воды этого холодного моря навсегда сомкнутся над нашими бренными телами!

Братья обнялись. Их лица светились отчаянной решимостью.

— Мы рано пришли в мир. Искупим же вину нашего преждевременного появления собственной смертью!..

Катер стремительно уносил их в морскую даль.

Но чаяниям братьев Баллардов не суждено было сбыться.

— Грифоном владела лишь одна мысль, гвоздем засевшая в мозгу, — уничтожить обоих ученых. Воспользовавшись случаем и недосмотром полицейских, он последовал за своими жертвами и оказался на свободе. Теперь к жажде убийства примешивалась и некоторая надежда на спасение. А когда он увидел красно-белый якорь, качавшийся на волнах в двух сотнях ярдов от берега, и катер, стремительно несущийся к нему, надежда превратилась в уверенность. И лишь чуть позже, когда нога его коснулась песчаной отмели, он понял: добраться до «бреши» ему не под силу. Он потерял слишком много крови, да и правая рука бездействовала. А спасение было так близко! Вид двух фигур, гордо стоявших на низкой палубе, вызвал новый приступ бешенства. Жажда крови вновь овладела им с небывалой силой, затмив все другие мысли, в том числе и о собственном спасении. Он выл и рычал, словно раненый медведь, посылая вслед катеру проклятия и отборную брань. Сейчас бы сюда его верный «смит-вессон»!.. Он вспомнил о некогда безотказном портсигаре, который до сих пор лежал в кармане его брюк. Со злостью вынул его, размахнулся, но… какая-то

быть, заклятье Баллардов уже не действует? А там — чем черт не шутит!

Крышка откинулась. Дрожащий палец коснулся маленькой кнопки, та поддалась…

На фоне серого неба бледно вспыхнуло голубое свечение, окутавшее катер и две обнявшиеся фигуры на нем. Грифон взвыл от неудержимого восторга. Его торжествующий хохот далеко прокатился вдоль берега. Он все-таки добился своего.

Пуля свистнула у левого уха и насквозь прошила кисть левой руки. Портсигар выскользнул и упал в воду. Волна, откатываясь, тут же уволокла его в морскую пучину.

Море было пустынно. Лишь красно-белый шар одиноко маячил на воде.

— Поздно, — огорченно произнес Сэндерс, опуская пистолет. — Все-таки он сделал свое черное дело. Столько трудов — и впустую.

Сэндерс с друзьями стоял на самом краю обрыва, а инспектор Диверс в сопровождении помощников мчался к поверженному Грифону.

— Этот убийца оказался слишком живуч, — кивнул Реналь вниз, где Грифон корчился от боли.

— Они плыли умирать, — тихо сказал Миллер, устремив задумчивый взгляд в море.

Сэндерс быстро взглянул на него.

— Да, они плыли умирать. Им не нашлось места ни в том мире, ни в этом. Вы правы, Ганс, Грифон не в силах был изменить их судьбу. Разве можно убить обреченного на смерть?

Налетевший вдруг шквал сорвал красно-белый якорь и унес его в открытое море. Долго еще взбесившаяся стихия играла им, покуда он окончательно не исчез из виду.


Глава двадцать третья | Брешь в стене | Глава двадцать пятая