home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Эпитафия "кресному отцу"

Те, кто хорошо знал Сергея Фролова, считали его американистом, точнее - сторонником организации мафиозного клана по типу семьи, воспетого в знаменитом романе "Крестный отец". Говорили, что одноименный фильм Фрол, как звали лидера члены его собственной семьи, видел десятки раз. Он мог цитировать оттуда целые диалоги и не скрывал, что восхищается образом дона Корлеоне - всесильного и дальновидного главаря сицилийской мафии в Нью-Йорке.

Между тем Фролов, вопреки личным видеосимпатиям, являлся патриотом, враждовал с кавказцами, особенно с чеченскими группировками, стремился вытеснить иноземцев из тех районов, где торговля, рынки и автобизнес находились под его контролем. Это раздвоение - космополитизм и патриотизм, - скорее всего, и стало причиной его разногласий с ворами в законе, что привело к трагической развязке - выстрелу, прогремевшему в предновогоднюю ночь в отдельном кабинете казино "У Александра".

Похороны были пышными. Такой траурной процессии маленькое деревенское кладбище неподалеку от села Воскресенское Ногинского района раньше никогда не видело. По сторонам шоссе на несколько сотен метров выстроились припаркованные автомобили и автобусы. Полторы тысячи друзей Фролова, пришедших проводить его в последний путь, молча выслушали вдохновенное надгробное слово, произнесенное батюшкой местной церкви. Люди шли мимо горы живых цветов и венков, закрывших свежий могильный холм.

Сергею Фролову было только тридцать пять лет. Но хоронили его с пышностью и благоговением, которым мог позавидовать семидесятилетний старец, шагнувший в вечность с высокого министерского или правительственного поста. Посвященные таким почестям, конечно, не удивлялись. Имя Фролова для многих стало символом нового времени, где уважением и авторитетом владеет лишь тот, у кого есть деньги и сила: А того и другого у покойного было достаточно. Как, впрочем, и недругов, желавших его смерти.

Из оперативных материалов: "К середине 1986 года в уголовной среде Балашихинского района сформировалось несколько устойчивых вооруженных преступных групп, имеющих признаки организованности. Основным направлением их деятельности являлось совершение мошенничеств, краж, разбоев и грабежей при реализации автомобилей через комиссионные магазины Москвы и области.

Наиболее авторитетными являлись группировки, возглавляемые Сергеем Фроловым и Владимиром Мушинским, по кличке Муха. Членами группировок были Чудайкин, Куликов, Смирнов, Фатеев, Шустов, Мерзликин, братья Соломатины, Пирушко, Хусаинов, Старостин. Группировки тесно взаимодействовали между собой и с бандформированиями Москвы, но с 1987 года началась борьба за лидерство в районе, периодически перераставшая в вооруженные конфликты".

Первое время все обходилось словесными перебранками, но позже загрохотали выстрелы. Летом 1987 года в результате перестрелки между боевиками группы Фрола и Мухи были ранены и госпитализированы Старостин, Тубашов, Воробьев. Получили ранение, но не захотели обращаться к врачу Пирушко, Соломатин и сам Муха. К этому моменту Фролов уже добился положения лидера в районе, чему в немалой степени способствовал его интеллект и умение анализировать ситуацию. Он не походил на тупого "быка" с накачанными мускулами, хотя занимался боксом и постоять за себя умел. Фрол шаг за шагом создавал авторитет, окружал себя преданными людьми, заводил связи в администрации Балашихинского и Ногинского районов, внимательно следил за политическими реформами в стране. Верно оценив момент, в 1988 году он учредил кооператив "Вымпел". В отремонтированной школе довоенной постройки в поселке Старая Купавна Фролов организовал целое производство. Его люди шили пользовавшиеся в то время огромным спросом джинсовые вещи из "варенки", делали бижутерию и даже вырезали штучную деревянную мебель.

Официально Фрол не являлся первым лицом в "Вымпеле", но настоящим хозяином - и каждый это знал - был именно он. Кооператив стал как бы крышей группировки и базой для ее дальнейшего роста. К тому же основной конкурент Муха совершил роковую ошибку. Он и двое его дружков были приговорены к смерти ворами в законе. Дело в том, что Муха, Маноха и Чистяков во время пьяного конфликта убили в Балашихе приехавшего погостить грузинского вора Пхакадзе по кличке Тимур. Исполнение приговора в отношении Манохи было поручено Соломатину. Тот долго не тянул и 14 февраля 1990 года средь бела дня в поселке "5-й фабрики" в упор (с такой же дерзостью он в будущем расстреляет Фролова) пять раз выстрелил в Маноху.

Ворошиловский стрелок из Соломатина не получился. Маноха получил ранения, но жив остался и попал в больницу. Вылечившись, он бросился в бега, но на свободе пробыл недолго. В апреле 1991 года Маноху арестовали и отправили в СИЗО-З Серпухова, где как раз в это время находился один из судей, известный балашихинский вор Султан и… сам исполнитель приговора Соломатин. Протянул Маноха ровно две недели. Он скончался от побоев в камере. Разумеется, никто из сокамерников ничего не видел. Как говорится, от судьбы не уйдешь…

Скоро "Вымпел" и его дочерние предприятия начали приносить значительные доходы. Часть из них Фрол отчислял в воровской общак, отдавая должное традициям и "закону", остальное вкладывала расширение производства. Он укреплял свое влияние и связи с группировками Москвы и области, неоднократно выезжал в Прибалтику, где организовал производство полиэтиленовых сумок с рекламными картинками, налаживал отношения с коммерсантами в Узбекистане, на Украине, в Крыму. К нему потянулись те, кто, освободившись из зоны после срока, не знал, как применить себя на свободе. К таким отверженным Фролов относился со вниманием, в лучших традициях "крестного отца". Как-то он сказал: "Это мои люди. Что они бы делали без меня? Тыкались в чужие карманы, выходили бы с кистенем на дорогу? Я даю работу, делаю общественно-полезное дело. В чем меня можно упрекнуть?"

Однако Фролов преследует не только филантропические цели. Увеличивается число работников кооператива, растут ряды активных и преданных балашихинскому дону боевиков. Влияние группировки усиливается, она претендует на все большее пространство в Московском регионе. Связи группы Фролова охватывают Ногинск, Орехово-Зуево, Павловский Посад, Щелково, Мытищи, Калининград, Реутово… Боевики ощущают силу, они принимают участие в разборках, ставят своих людей в автосервис. Лидер же упрочивает положение, находя друзей в местных администрациях, правоохранительных структурах. Фрол активно ищет покровительства влиятельных воров в законе: Захара, Шакро, Паши Цируля, Японца.

Успехи Фролова не остались без внимания лидеров других группировок. Недовольство переходило в озлобление. Балашихинцы набирали вес, их конкуренты чувствовали, что группировка Фрола захватывает лучшие места - автосервис, рестораны, кафе.

Напряжение нарастало, для балашихинцев пришло время показать зубы. И они сделали это в лучших традициях мафии.

При разделе сфер влияния с чеченской группировкой в южных кварталах Балашихи пускать в ход стволы не пришлось. Фрол просто собрал около сотни вооруженных бойцов и назначил чеченцам встречу. Демонстрации мускулов оказалось достаточно, претензий к балашихинцам со стороны кавказцев после этого не возникало. Более жестко боевики обошлись с тремя авторитетами реутовской группировки Парамоновым, Шиковым и Коровкиным. Их трупы с простреленными головами обнаружили в заснеженных "Жигулях" на обочине шоссе у деревни Афанасово.

Боевики вошли во вкус, конфликты обострялись, становились Значительнее и кровавее. В микрорайоне Бутово на окраине Москвы разборка между балашихинцами и их оппонентами, в которой принимало участие около сотни боевиков, завершилась автоматными очередями. Трое скончались сразу, еще несколько человек получили ранения…

Один из членов группировки Фролова, некий Смирнов по кличке Мафрик, должен был обеспечивать контроль доходов Балашихинского автосервиса. Поначалу он ревностно соблюдал интересы клана, но затем решил не забывать и о себе. Узнав об этом, боевики группировки дважды избивали Мафрика, после чего тот обратился к московской бригаде авторитета по кличке Сократ. Такого предательства прощать не стали, и скоро Мафрика нашли мертвым в собственной квартире. Он был убит несколькими выстрелами в голову из малокалиберного пистолета.

Фролов становится заметной фигурой в масштабах Московского региона. По оперативным данным, его люди внедряются в торговлю недвижимостью, завязывают контакты с бизнесменами из Прибалтики и западными коммерсантами, интересующимися цветными металлами. Фролов сам выезжает в Новороссийск, где ведет переговоры о торговле нефтепродуктами и сырой нефтью. В Крыму гостиница "Ореанда" также берется под контроль балашихинскими боевиками.

О связях Фролова можно судить по таким фактам. Дважды сотрудники Регионального управления по организованной преступности задерживали его со стволами. И оба раза без особых трудностей он выходил на свободу. Первый раз у него обнаружили карабин - дело развалилось в ходе следствия. Удалось убедить судью и прокурора, что он не имеет к оружию никакого отношения. Второй раз Фрола задерживают уже более основательно, изъяв пистолет иностранного производства с пятнадцатью патронами. И вновь лидер балашихинцев оказывается неуязвим. На этот раз отдав в залог пять Миллионов рублей (по ценам 1993 года сумма более чем значительная), "крестный отец" возвращается к семейным делам.

В последний год Фролов, как будто предчувствуя неприятности, старался не появляться без охраны. Его, как правило, окружало до восьми телохранителей.

Трехэтажный дом лидера балашихинцев, окруженный высоким кирпичным забором, напоминал неприступную крепость. Фрол боялся не только за свою жизнь, но тревожился за ребенка и жену. Основания для этого были. Вновь стали беспокоить чеченцы. Несколько вооруженных конфликтов, во время которых двое боевиков были смертельно ранены, стали предпоследней страницей в истории фроловской группировки. А последнюю дописали неизвестные, обстрелявшие дом Фрола из гранатомета. Правда, хозяин в милицию обращаться не захотел: "Не знаю, что там произошло. Скорее всего канистра с бензином взорвалась. Претензий ни к кому не имею", - пояснил он прибывшему на место взрывов милицейскому наряду.

…В ночь с 30 на 31 декабря 1993 года у давнего друга Фролова, владельца сети игорных домов, казино и залов игральных автоматов "Империал" Александра Тимашкова, был день рождения. Праздник отмечался по-семейному в небольшом уютном казино "У Александра" на Носовихинском шоссе около Железнодорожного. Компания ожидалась мужская, и Фролов, большой любитель азартных игр, с удовольствием принял приглашение. Играли "по маленькой", пили за здоровье новорожденного, отдыхали. Эту мирную картину нарушил Григорий Соломатин, заявившийся на огонек на "БМВ" в сопровождении телохранителя - некоего Баскакова.

Теперь уже не установить, из-за чего начался конфликт. Соломатин, как считали многие свидетели, уже приехал обкуренный и явно настроенный на крутой разговор. Формально же причиной беседы между ним и Фроловым стала обида на Гришкиного телохранителя, сломавшего кастетом челюсть одному из гостей. Фрол и Соломатин уединились в кабинете генерального директора "Империала". О чем шла речь, неизвестно. Но об окончании разговора возвестил выстрел. Он оказался для Фролова роковым.

Потом в спешке замолотили ногами и Соломатина, и его приятеля Баскакова (их трупы были спущены под лед водоема в Железнодорожном). Бросились спасать истекающего кровью Фролова. Повезли в ближайшую больницу - там почему-то раненого не приняли. Помчались в Купавну в военный госпиталь, довезли до операционного стола, но спасти Фролова не удалось - ранение было смертельным.

Гибель балашихинского лидера, который пытался соблюдать статус-кво на своей территории, привела к новому переделу сфер влияния, разборкам и стрельбе. Были убиты авторитеты Паша Родной, Бакинец, Емеля, погиб реутовский мафиози Назар, получили смертельные ранения или тяжелые увечья около полусотни боевиков различных группировок. Но самым громким отголоском конфликта в казино стала кончина влиятельного балашихинского вора, единственного на тот момент чеченца-законника Султана Даудова, известного под кличкой Султан.



Смертельно опасное звание | Москва бандитская 1-2 | Английская королева чеченской мафии