home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Версия

Загадочное убийство председателя Московского профбанка Александра Петрова, едва ли не первого перестроечного финансиста, имевшего привычки представителя партийной номенклатуры и убеждения монархиста-русофила, вызвало немало домыслов и версий. Однако мало кто сомневался, что преступление было заказным и безукоризненно подготовленным, а киллер свое дело знал хорошо.

С тех пор прошло почти пять лет, список погибших банкиров и коммерсантов еженедельно удлиняется с удручающим постоянством, а новые трагедии заслоняют значение старых. Тем не менее убийство Александра Петрова заслуживает особого разговора. Оно стало первым актом уголовного террора в отношении коммерсантов государственного уровня. И приподняв завесу тайны над его смертью, мы сможем понять истинные причины других загадок, связанных с крахом КПСС и развалом огромной империи СССР, - так и не выясненный вопрос о судьбе партийных денег, немотивированное самоубийство всеведущего управделами ЦК Николая Кручины, неожиданную переориентацию многих партийных бонз и высоких чинов КГБ и МВД в воротил рыночной экономики…

В 23.10 на лестничной клетке послышался шум. Было похоже, что кто-то несколько раз сильно ударил в дверь палкой. Сосед выглянул из квартиры и сразу насторожился: в коридоре стоял свежий запах порохового дыма. Выйдя на площадку, мужчина обнаружил знакомого ему Александра Петрова, лежавшего на полу лицом вниз. Сосед тут же позвонил в дверь Петровым.

Прибывшая следственно-оперативная группа получила очевидное объяснение случившемуся - умышленное убийство. Жертва имела сквозное пулевое ранение головы, слепые пулевые ранения груди и живота, а также сквозное огнестрельное ранение правого предплечья. По утверждению судмедэксперта три первых ранения были смертельными. Убийца стрелял из револьвера системы "Наган", пули калибра 7,62 мм, извлеченные из тела и обнаруженные на полу, оказались пригодны для идентификации. Однако в гильзотеке Петровки, 38 оружия, использованного преступником, не значилось.

Из акта о применении розыскной собаки Блэка: "Обнюхав место происшествия, собака проработала по маршевой лестнице до второго этажа, повернула направо вдоль квартир, затем вернулась на первый этаж. Из подъезда проработала по тротуару 30 метров, повернула за угол дома, проработала прямо и еще раз повернула налево за угол. Пробежав по тротуару 40 метров, собака работу прекратила…"

Осмотр вещей убитого финансиста добавил немного. В его карманах лежали ключи от квартиры, абонементные талоны на транспорт, около пяти тысяч рублей. Там же обнаружили три счета из валютных ресторанов, 40 талонов на бензин "Экстра" и технические паспорта на лимузины "ЗИЛ-117" и "ЗИЛ-115"Всеэто свидетельствовало о том, что преступник получил конкретные инструкции. Ему "нужна была только жизнь человека, ценности убийцу не интересовали.

Сыщики провели беседы с соседями Петрова, опросили служащих расположенного рядом завода имени Бадаева, работавших на момент совершения преступления, установили владельцев шести автомашин, припаркованных у подъезда дома N 10 по Кутузовскому проспекту. Информации, представляющей интерес для следствия, получить не удалось, за исключением незначительных деталей. Одна из женщин незадолго до выстрелов слышала мужские голоса - высокий и низкий. Собеседники о чем-то горячо спорили. Оперативники нашли также несколько окурков. Убийцы ждали Петрова на лестнице, курили, затем произвели выстрелы и скрылись на ожидавшей их за домом машине…

Это было время, когда страна еще жила воспоминаниями о недавнем августовском путче. Победа сторонников новой экономики исключала возврат к прежнему укладу. Но люди все еще робко и с недоверием следили за появлением непривычных, а в понимании большинства даже противозаконных, частных предприятий, магазинов, ассоциаций и банков. Взявшие на себя роль пионеров рынка предприниматели в глазах сограждан были смелыми новаторами, готовыми к риску и борьбе, как первопроходцы на Диком Западе. Действительность между тем была гораздо прозаичней.

Партийная номенклатура планомерно и скрупулезно, в течение нескольких лет начиная с 1985 года, овладевала главенствующими высотами трансформируемой экономики. По некоторым данным, к 1991 году из страны был вывезен практически весь золотой запас. Вчерашние партработники, подучив депутатские мандаты или став хозяйственниками, засучив рукава включились в распределение сырьевых ресурсов и недвижимости, добывали лицензии на экспорт, разрешения на торговлю государственными фондами на биржах и получали громадные беспроцентные кредиты. Тысячи совместных предприятий перекачивали деньги на счета в западные банки, оборотистые авантюристы в кратчайшие сроки сколачивали состояния. В Цюрихе, Женеве, Нью-Йорке и Париже вчерашние борцы с буржуазной идеологией открывали представительства своих фирм, используя связи и возможности всемогущего КГБ и его резидентуры.

Но было бы нелепо обходить вниманием ту сферу, которую называют кровью экономики. Финансы сразу попали под особый контроль номенклатуры. В растущих как грибы после дождя банках прокручивались многомиллионные суммы, обналичивались "воздушные" деньги, открывались валютные счета. Правда, финансовые вопросы - область особая, тут недостаточно понимать "важность текущего момента" и обладать связями и корпоративностью бывшего аппаратчика. Поэтому во многих банках кадры подбирались так же, как руководители партийной верхушки в республиках бывшего СССР: первый секретарь - местный товарищ, а второе лицо-человек Москвы. (Зачем изобретать велосипед - исторический опыт на что?) Глава банка, разумеется проверенный и надежный, назначался из настоящих профессионалов, а его заместитель подбирался из соответствующих кругов…

Почему председателем Московского профбанка оказался Александр Петров? Выбравшие его кандидатуру действовали, конечно, осознанно. Петров родился в Люберцах, в простой семье, окончил Московский финансовый институт, считался отличным специалистом в своей области. Он работал в Министерстве цветной металлургии, преподавал в заочном финансовом институте. Кроме того, Петров выезжал за границу, что в те годы говорило о многом. Один из руководителей Московской федерации профсоюзов, допрошенный в качестве свидетеля после августовского путча, когда проверялась версия о переводе денег КПСС под видом профсоюзных на счета коммерческих банков, дал покойному Петрову интересную и неожиданную характеристику. По его утверждениям, председатель профбанка не раз упоминал о своем коротком знакомстве с крупными финансистами Англии. Трудно сказать, насколько точна информация, но скорее всего Петров являлся не тем, за кого его принимали даже знавшие долгие годы люди.

И все же главенствующей версией, проверявшейся вначале следствием и оперативными службами, был уголовный мотив преступления. Это вполне объяснимо и логично - банки интересовали бандитов во все времена. К тому же среди клиентов профбанка нашлось немало "темных лошадок". Сыщики, например, тщательно проверяли государственное малое предприятие "Формика". Мелькали названия других коммерческих организаций - "Кронус", "Импульс". Одним профбанк не выдал кредит, с других не получил вовремя долги. Многое укладывалось в схему, если учесть, что некий коммерсант, связанный с "Формикой", был выловлен из Яузы с признаками насильственной смерти.

Среди клиентов Московского профбанка, а средства, которыми обладал Петров, мизерными никак не назовешь - кредиты по 40-30 миллионов в то время считались немалыми, числились МП "Гринстар", акционерный коммерческий банк "Аэрофлот", Коммерческий банк промышленных стройматериалов. Пытались контактировать с Петровым и нынешние киты финансового бизнеса - "Менатеп", "Межкомбанк". Однако ни по одному из контактов ничего, указывающего на серьезный конфликт или претензии, найти не удалось. Зато штрихи к портрету убитого банкира каждый из партнеров добавил любопытные.

Петров был эрудированным, широко образованным и увлекающимся человеком. Близкие родственники считали его мягким и добрым, а сотрудники отмечали аристократические манеры и хорошее воспитание шефа. Он не скрывал монархических взглядов, православных убеждений, являлся большим знатоком истории автомобилестроения, выступал даже с лекциями на эту тему. После такого доклада в 9-м Управлении КГБ СССР (это сведения, полученные от бывшего сотрудника госбезопасности, возглавлявшего при Петрове охрану профбанка) будущий банкир познакомился с зампредом КГБ, а позже с его помощью начал покупать правительственные лимузины из гаража особого назначения - знаменитого ГОНа.

Контакты с "девяткой" КГБ Петров, по некоторым данным, не прекращал. На момент смерти у него во владении находились "ЗИЛ-110", "ЗИЛ-111", "ЗИЛ-115", "ЗИЛ-117", а кроме того, "Чайка", "Волга", "Жигули" и' "Запорожец". Часть автомобилей стояла в гараже под метромостом на Смоленской набережной (помещение гаража, где был проведен первый осмотр, напоминало ангар - 50 метров в длину, десять в ширину и четыре в высоту). А основной автопарк, зарегистрированный в целях безопасности в Люберецком ГАИ с государственными номерами, находился в другом месте. "Девятка" госбезопасности способствовала Петрову не только в приобретении автомобилей. Как-то он рассказал коллеге из банка "Аэрофлот", что знакомые из КГБ помогли отбить ему "наезд" и угрозы. О чем шла речь в данном случае, выяснить у сотрудников ГОНа следствию так и не удалось…

Характеристика Петрова этим, однако, не ограничивается. Вот разрозненные факты, которые делают портрет банкира периода перестройки более полным. Скромный в быту, он не отказывал себе во вполне объяснимых мирских радостях - любил обедать в частном ресторане "Анна Монс" в Лефортове, нередко посещал номера сауны в спорткомплексе "Сокольники" в обществе молодых людей. Одного из них, некоего Александра П., банкир взял под опеку (по словам сослуживцев, Петров называл молодого человека потомком Рюриковичей), выхлопотал ему прохождение воинской службы в Москве и даже добился предоставления права покидать гарнизон в любое время суток.

Профбанк входил в число наиболее мощных коммерческих структур. Этим объясняется, что в мае 1991 года Петров, вместе с руководителями еще пяти банков, встречался с сотрудниками газеты французских коммунистов "Юманите". Контакты с представителями зарубежья он имел и на слете соотечественников в августе того же года. Участники Координационного совета молодежных организаций вспоминали об Александре Петрове, как о человеке твердых монархических убеждений, готового "жертвовать деньги на двуглавого орла". Он посещал дворянские собрания и встречи членов партии "Российского народного фронта". По имеющимся в деле показаниям представителей Московской Патриархии, Петров готов был создать совместный с церковными организациями банк. И еще одно утверждение. Некий член Ассоциации христианской молодежи, ссылаясь на не установленного следствием отца Николая, говорил, что Петров провел через свой банк немало укрытых от налогов церковных дел.

Конфликт в профбанке, давший повод милиции подозревать в причастности к убийству одного из уволенных сотрудников, возник с приходом нового заместителя председателя. По мнению большинства финансистов, он был "полный ноль" в банковском деле, однако активно вмешивался в работу и подталкивал Петрова к кадровым перестановкам. (Познакомились они через тот же ГОН.) С его подачи председатель уволил другого заместителя, которого все считали отличным профессионалом. Обстановку в банке на тот период лучше всего характеризовать как нервозную. Люди подозревали друг друга в слежке. Замечал хвост за собой и Петров. Правда, ни один из фактов подтвердить не удалось.

Можно лишь предполагать, почему Петров неожиданно отстранил от работы заместителя-профессионала, с которым начинал финансовый бизнес, а сам все глубже уходил в личные проблемы. Вот точка зрения одного из сотрудников: "Банком он уже почти не занимался. Большую часть времени тратил на посещение дворянских собраний и ремонт автомобилей. Вся работа лежала на уволенном заме…" Что переживал Петров, мы уже не узнаем. Но своему другу Александру П. он сказал однажды, что ему угрожают по политическим мотивам.

Незадолго до трагедии на Петрова было совершено нападение. Позже об этом рассказал его новый заместитель следователю. Неизвестный мужчина набросился на Петрова в подъезде, разбил ему очки и часы. Но у Петрова оказалась с собой монтировка (странное стечение обстоятельств), и он, как выразился свидетель, "отмахнулся" от напавшего. Тот же зам, контактировавший с банкиром в роковой день, указывал на его плохое настроение. Петров выглядел мрачным и подавленным: "Плохое предчувствие, наверное, пора отдохнуть - устал".

Дурное предчувствие было и у жены банкира. Когда ей в дверь позвонил сосед и сообщил, что "муж лежит в коридоре пьяный", женщина ответила: "Он не пьет, его убили".

…Розыск шел по двум версиям. Первая-убийство организовано людьми из близкого окружения в банке или их связями с целью получения или сокрытия незаконного налога. Вторая версия - уголовно-преступного направления. Предполагалось, что кто-то пытался вымогать у банкира деньги. Сыщики, с которыми приходилось беседовать, о перспективах дела отзывались без энтузиазма. Тем не менее о серьезности отношения к работе свидетельствует такой факт. В день гибели Петров восемь раз пользовался радиотелефоном своей "Чайки". Все восемь абонентов были розыском установлены и проверялись на причастность к преступлению. Сыщики не пренебрегли даже "оккультными силами". Дважды по данным экстрасенса водолазы делали попытки найти оружие убийства в Москве-реке на набережной улицы Крылатские холмы и в Серебряном бору.

Почему у Александра Петрова и его близких было плохое предчувствие? Узнаем ли мы когда-нибудь правду о гибели банкира? Не имею намерений упрекать кого-то в бездействии. Нет у меня и доказательств в пользу той или иной версии. Выскажу свое частное мнение.

Петров был удобной фигурой для тех, кто создавал финансовую систему новой экономики. Профессионал со связями, не принадлежавший к элитарному советскому слою, он был достаточно умен, чтобы оценить выдвижение руководители банка и внимание к нему со стороны сильных мира сего. Он хорошо понимал и ущербность собственной позиции. (Кто лучше нас самих знает свои слабости?) Можно не сомневаться, что обсуждавшие кандидатуру Петрова изучили не только видимую сторону его биографии, но и заглянули в известное досье…

Поначалу никто не жалел о назначении протеже. Банк процветал, появлялись новые связи, но потом ситуация стала выходить из-под контроля. Петров слишком большое внимание уделял не только "нейтральному" финансовому бизнесу, но и национал-политическим организациям. И хотя он ожидал неприятностей, даже хотел установить на снимаемой квартире подслушивающее устройство (чтобы, зная о слежке, сделать упреждающий ход?), такого скорого финала он не предполагал. Конечно, это всего лишь версия, основанная на разрозненных фактах и субъективных мнениях очевидцев. Она не претендует на истину в последней инстанции, а лишь подтверждает аксиому: раскрываются лишь те преступления, которые должны быть раскрыты.



Пловцы большого бизнеса | Москва бандитская 1-2 | Выбор объекта