home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Выбор объекта

Убивать можно по-разному. Смерть от рук маньяков-садистов бывает долгой и мучительной. Оно и понятно. По мнению психиатров для таких преступников важен не результат, асам процесс. Для бандитов и налетчиков обстоятельства гибели объекта нападения не интересны. Они преследуют другие цели, но могут действовать неумело и поспешно, поэтому жертвы часто отходят в мир иной в страшных муках. В этом смысле убитым банкирам везет больше. Ими, как правило, занимаются мастера своего дела, смерть бывает быстрой и неожиданной. Нередко она наступает уже после первого выстрела, второй - убийцы делают на всякий случай, для надежности. Иногда объект киллеров даже не успевает испугаться, зато каждый раз все сильнее пугаются партнеры по бизнесу и банковскому делу.

Примерно через год после смерти председателя Московского профбанка А. Петрова, тоже в декабре, при выходе из дома были застрелены глава правления коммерческого банка "Техно-банк" тридцатишестилетний Владимир Ровенский и его личный телохранитель, сотрудник управления охраны министерства безопасности, Сергей Иванюшкин. Киллеров, по предположению оперативников, было двое. Один стрелял из "АКМ", другой метнул в направлении банкира гранату "Ф-1". После этого преступники скрылись через люк на чердаке.

Незадолго до гибели Ровенский собственноручно написал завещание, по которому, в случае его смерти, все имущество переходило к жене. У финансиста имелись весомые основания опасаться за свою жизнь. Возглавляемый им банк выдал множество кредитов различным коммерческим структурам (более 100 миллионов долларов). Деньги не возвращались, а конвертировались и переводились на валютные счета за границу. Ровенский, распоряжавшийся банковским фондом и хорошо, знавший имена должников, превратился в неудобную фигуру. По оперативным сведениям, финансист был убит через сутки после выдачи последнего кредита.

Смерть банкира Ровенского еще не воспринималась как устойчивая криминальная тенденция. Но уже на следующий год финансовый мир содрогнулся от заказных убийств, а в МВД России была сформирована специальная группа из опытнейших детективов - специально для раскрытия стремительно растущего числа громких "висяков".

Из оперативных материалов: "13 августа 1993 года в 9.00 на чердаке жилого дома по улице Ратная обнаружено тело Рината Зинатулина, главного бухгалтера АО "Российского муниципального коммерческого банка". С места преступления изъяты четыре гильзы калибра 7,62 мм, три деформированных пули, две гильзы 5,6 мм. По заключению экспертизы, смерть наступила от двух огнестрельных ранений в голову".

Гибель Зинатулина имела предысторию. Еще 27 июня главбуха похитили члены реутовской группировки. Они потребовали у руководства банка "простить" невыплаченный некой фирмой кредит в размере 246 миллионов рублей, а также не засчитывать проценты - около 50 миллионов. Милиция сумела освободить заложника и задержать подозреваемых в похищении. Но решить проблему бандитского "наезда" на банк так и не удалось. Жертвой финансовых махинаций оказался Р. Зинатулин. тоньше чем через неделю при выходе из здания собственного "Прагма-банка" смертельное ранение получил двадцатишестилетний Илья Медков, глава концерна "ДИАМ". По первоначальной версии его гибель связана с инцидентом в офисе ассоциации "Исток", случившемся в начале 1993 года, когда неизвестные расстреляли из "АКС-74" и "ПМ" находившихся там сотрудников Хашагульгова, Смирнова, Гончарова и Кутюнова. Медков занимался нефтяным бизнесом, благотворительной деятельностью (стал спонсором трех московских галерей и нескольких выставок) и банковским дело. Именно последнее обстоятельство привело к гибели предпринимателя. Следствие выяснило, что Медков причастен к крупномасштабным аферам с фальшивыми авизовками и фиктивными фирмами. Было создано около 70 различных мнимых организаций, на счета которых ловкий финансист переводил огромные деньги. Цифры называют разные, хотя по документам следствия проходит примерно девять миллиардов рублей. Если же учесть, что большая часть средств, с помощью своих людей в Центральном банке РФ, конвертировалась и переводилась за рубеж, то сумма хищений составляет почти 100 миллионов долларов. Подельники убитого банкира, наверное, неплохо чувствуют себя, имея солидные счета и добротные виллы в Европе. Кстати, заинтересованный в смерти Медкова заказчик едва не просчитался. Киллер оказался из рук вон плохим стрелком. Из карабина "СКС" с расстояния 47 метров (убийца прятался на чердаке соседнего дома) он попал в объект лишь с третьей попытки. Первые две пули оставили отметины на асфальте.

Те, кто планировал расправиться с крупнейшим российским финансистом, председателем правления акционерного коммерческого Россельхозбанка Николаем Лихачевым к выбору киллера подошли с большей ответственностью. Это преступление вообще можно считать классическим заказным убийством и по исполнению, и по организации. Позже удалось выяснить, что около номенклатурного дома по Университетскому проспекту замечались посторонние лица, которые вели наблюдение за подъездом банкира. С места преступления изъяли две гильзы от пистолета Макарова. Смерть пятидесятичетырехлетнего Лихачева наступила от ранений в голову и была мгновенной. Характерно, что киллер дважды нажимал на спуск, хотя и первого выстрела оказалось достаточно. Второй раз он производил так называемый контрольный выстрел. Помешать ему никто не мог, Лихачев не пользовался услугами охранников. Впрочем, едва ли даже взвод бесстрашных и обученных телохранителей сможет помешать профи выполнить заказ.

Гибель председателя Россельхозбанка послужила причиной целой кампании, проведенной Ассоциацией российских банков. Были организованы выступления в печати и на телевидении, встречи с журналистами, политиками, высокими чинами МВД. Председатель Ассоциации С. Егоров направил письмо Президенту Б. Ельцину, в котором категорично заявил о терроре, развязанном мафией в отношении руководителей крупнейших финансовых и промышленных структур.

В следующем, 1994 году в Москве от рук киллеров погибло несколько руководителей крупных банков. В апреле выстрелом в голову убит директор юридического управления "Мосбизнесбанка" С. Мужиков. В сентябре та же участь постигла председателя коммерческого банка "Энергогарант" Е. Минасбекова и двух (!) его телохранителей. В своей квартире на Сонежской улице изрешечен пулями глава Агромашпромбанка Б. Беломестный, в том же октябре гибнет преуспевающий профессиональный финансист, председатель правления акционерно-коммерческого Учетно-кредитного банка И. Антипов. По счастливой случайности в ноябре избежал смерти глава правления Сельхозпромбизнесбанка - его "Мазда-626" была подвергнута минометному обстрелу. В "БМВ-740" застрелен руководитель "Рифма-банка" Гольцов. Счет жертвам года закрыл А. Лютенко. В его автомобиль "Вольво-940" неизвестные заложили бомбу, сработавшую при открывании двери. Председатель правления Центрального Муниципального банка А. Лютенко получил открытый перелом правой стопы, ранение левой кисти, травму шеи, но, к счастью, остался жив.

Казалось, шквал смертей несколько поутих. Но прошлом году гибель банкиров и жестокость киллеров вновь заставили заговорить о финансовом терроре.

В апреле под перекрестный огонь попадает автомобиль "БМВ-750" вице-президента АКБ "Югорский" В. Яфясова. Гибнет коммерсант и его телохранитель В. Сальков. В июле неизвестный подкараулил в подъезде дома председателя межбанковской комиссии по финансовому оздоровлению деятельности Московского Межрегионального коммерческого банка Харламповича. Если бы не телохранитель Алексей Сапрыкин, банкир был бы убит на месте. Но Сапрыкин, обладая отличной реакций и мужеством (раньше он служил в спецподразделении "Вымпел" КГБ), протолкнул Харламповича вперед и прикрыл телом его отход. Телохранитель получил два смертельных ранения в грудь и голову и скончался до приезда "скорой". Убийца с места покушения скрылся. В том же месяце от огнестрельных ранений в голову и плечо в собственной квартире погиб Ю. Поливанов, начальник управления недвижимости "ОНЭКСИМ-банка". Убийцу так и не нашли.

Июль стал роковым месяцем для сорокалетнего Олега Кантора, президента банка "Югорский". Киллеры расправились с ним с чудовищной, необъяснимой жестокостью. Охотничьим ножом ему перерезали горло, вспороли живот, нанесли полтора десятка ран. Так же обошлись с телохранителем банкира Олегом Неправдой - два выстрела из пистолета "ТТ" (позже оружие было вложено умирающему охраннику в Руку) и смертельный удар в шею все тем же тесаком.

Еще более страшной была гибель другого видного финансиста председателя "Росбизнесбанка" и руководителя Круглого стола "Бизнес России" Ивана Кивелиди. Убийца выбрал необычный способ - обмазал телефонную трубку в кабинете банкира сильнейшим отравляющим веществом синтетического происхождения. Кивелиди почувствовал недомогание на рабочем месте, потерял сознание, а через три дня скончался в реанимационном отделении Центральной клинической больницы. С такими же симптомами в 1-й Градской оказалась секретарь банкира Зара Исмаилова. Она умерла через сутки. Следующей жертвой стал президент Московского акционерного банка строителей М. Журавлев. Убийца сделал два выстрела в затылок жертве и исчез. Последним в 1995 году погиб глава Леспромбанка Павел Ротанин. Киллеры расстреляли его в подъезде из пистолетов "ТТ". По трагическому стечению обстоятельств жена финансиста, открывая ему дверь квартиры, успела подхватить тело смертельно раненного супруга и видела спины убегавших бандитов. Нынешний год начался с очередного убийства банкира. В феврале двое неизвестных нанесли несколько смертельных ножевых ранений заместителю председателя правления "Грандинвестбанка" Алексею Бутенко и благополучно скрылись.

По данным Ассоциации РБ за последние четыре года погибло 49 финансистов и около тридцати сотрудников банковских структур получили ранения или увечья. Мартиролог этот не может претендовать на полноту - жизнь постоянно дополняет список погибших, и что характерно, преступников - киллеров и заказчиков - находят крайне редко, чем объяснять безнаказанность убийц? После гибели Николая Лихачева председатель Ассоциации РБ С. Егоров упрекнул правовые ведомства в неумении, да и нежелании, распутывать заказные убийства финансистов. В письме Б. Ельцину он заявлял: "И это не вина, а беда их, поскольку не все работники правоохранительных органов способны принять масштаб проводимых Вами реформ".

Позиция С. Егорова легко объяснима. Так же как и его претензии в адрес милиции и спецслужб. Нельзя отрицать существование проблемы взаимоотношений между теми, кого называют "новым классом", и людьми, стоящими на охране закона. Ситуация сложнее, чем кается на первый взгляд. Есть и некоторая доля классового подхода к изъянам экономических преобразований, разница в решении вопросов безопасности бизнеса. Но ни один из указанных моментов не влияет на интенсивность работы по каждому преступлению. Более того, подобные дела, в силу социального статуса жертв и корпоративности банковских структур, получают особый общественный резонанс, к ним подключаются самые опытные сыщики. Почему же заказные убийства банкиров остаются нераскрытыми? Многое объясняет история возникновения и развития банковского бизнеса в России.

Вслед за кооперативами, совместными предприятиями и другими экономическими новациями настал черед преобразований в банковской системе. И хотя развивавшиеся под обкомовскими крышами кооперативы и ИЧП не укладывались в рамки законов, что позволяло проходимцам и жуликам легко обогащаться за счет государства, это были лишь комариные укусы. Одному Богу известно, сколько миллионеров с "незаконченным средним" появилось вместе с внедрением частного бизнеса в банковскую среду. В условиях полной неразберихи и фактической изоляции правоохранительной системы от контроля за ходом экономических преобразований и был изобретен легкий и безопасный способ получения денег из воздуха. И только наивный и безграмотный человек не увидит прямую связь между морем фальшивых авизовок и бешеным ростом числа частных коммерческих банков. Нехитрый механизм махинаций позволял в рекордно короткие сроки сколачивать состояния, сопоставимые с бюджетами целых областей.

К 1994 году, по далеко не исчерпывающим данным оперативных служб, более 40 тысяч предприятий в России были созданы преступниками или взяты ими под жесткий контроль. (При этом следует учитывать, что интерес для бандитов представляют лишь те структуры, которые дееспособны и приносят хотя бы минимальные доходы.) В стране набирал обороты маховик инфляции, хождение получили триллионы не обеспеченных никакими материальными ценностями рублей. Деньги в карманах превращались в мусор еще до того, как хозяин находил им применение. В этих условиях банки и банкиры начали играть особую роль. Появились ловкие и бессовестные демагоги, певшие с экранов телевизоров о светлом капиталистическом завтра, обеспеченном вкладчику очередной финансовой пирамидой. Обороты разнообразных акционерных обществ достигали невероятных масштабов. В Подольске, где собирала деньги небезызвестная "Властелина", очереди желающих расстаться со своими сбережениями стояли круглосуточно. Причем вкладывали и правительственные чиновники, и генералы МВД, и прокурорские сотрудники. Вот он, тест криминализации общества. Знали, что рискуют, будут обмануты и обобраны, не могли не знать. Но уже работала волчья зековская психология: урвать первому - а там трава не расти.

Еще одна сфера дельности - перекачка денег на Запад. И здесь МВД никогда не ответит на вопрос: сколько триллионов переведено за рубеж коммерческими российскими банками? Есть и другие интересные вопросы. Сколько банков, набрав у населения вкладов и кредитов у "соседей", объявляли себя банкротами? О кредитах, выдаваемых и получаемых финансовыми структурами, можно написать отдельную главу. По мнению оперативников, многие, если не большинство из погибших от рук киллеров банкиров, оказались жертвами именно из-за ошибок в кредитной политике. Дать деньги взаймы под огромные проценты. Кто устоит перед таким соблазном? А если берущий предлагает хозяину банка, бесконтрольно распоряжающемуся всеми фондами, приватный договор: он берет деньги под "слово джентльмена" (можно под документ, о котором знает очень узкий круг лиц), возвращает долг в срок, солидный же процент "целевым назначением" кладет в карман банкира-кредитора? Какие опытные люди попадали в этот капкан! Ведь достаточно убрать осведомленное о финансовой операции лицо, чтобы вопрос о возвращении кредита отпал навсегда. Разве не выгодный бизнес? Взять тысяч пятьсот долларов под, скажем, сто процентов, обещая отдать кредит хозяину в срок и без свидетелей, затем найти аккуратного киллера (все-то дела - 10 тысяч баксов), указать объект устранения и спокойно продолжить занятия бизнесом.

По мнению оперативников, сегодня каждый второй банк имеет криминальную крышу. Если брать во внимание, что финансовая система - единый организм, картина получается довольно мрачная. К тому же мало кто знает имя настоящего хозяина банка. Все руководство - председатель, президент, директор - наемные работники. Мой хороший приятель, работающий в респектабельном столичном банке, имеющем вполне добротную репутацию, рассказал любопытную историю. У банка не сложились отношения с одним важным чиновником ЦБ России. Что только не предпринималось. Ездили искать контакт и взаимопонимание каждый - от клерка до председателя правления. Безрезультатно, чиновник по-прежнему портил нервы и мешал работе. Тогда пожаловались хозяину - изредка навещающему свое детище молодому человеку скромной, ничем не примечательной наружности. Он спокойно выслушал, выполнил намеченные дела и уехал. А через неделю в банке зашелестела по кабинетам радостная весть: чиновник, отравлявший безоблачное финансовое благополучие, неожиданно уволился из ЦБ России по собственному желанию.

Окружающие банк тайны не способствуют раскрытию связанных с его деятельностью преступлений. Тем не менее эти задачи решаются, хотя требуют больших трудозатрат. Фактически известны лица, заинтересованные в гибели Н. Лихачева, И. Кивелиди, Е. Минасбекова, В. Яфясова. Возможно, в самое ближайшее время прокуратура предъявит обвинения убийцам. Но проблема остается. По мнению начальника отдела по раскрытию тяжких преступлений МВД России Владимира Петухова, приостановить череду смертей финансистов сможет лишь упорядочение кредитной политики. Что касается уголовного террора в отношении банкиров - говорить об этом по меньшей мере некорректно. Выбор объекта в данном случае определили сами жертвы, активно работая в созданной ими же криминально насыщенной среде.



Версия | Москва бандитская 1-2 | Курганский Рембо