home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Второе пришествие

Положение воров всегда зависело от ситуации в обществе, отражало его приоритеты - духовные, нравственные и даже экономические и политические. После почти полного уничтожения клана к середине пятидесятых, с наступлением хрущевской оттепели, наметился ренессанс воровского движения. При брежневском правлении уголовная элита не только вернула утраченные позиции, но трансформировалась и приобрела новые, отвечающие изменившимся экономическим ориентирам качества.

По существу, именно на воров в законе или их доверенных лиц опирались инициаторы так называемой перестройки. Дельцы и цеховики, перекупщики и мелкие производственники, валютчики, торговцы антиквариатом и петрушкой на колхозных рынках, шабашники и промысловики - все они, кто раньше, а кто позже, оказались под опекой имеющих связи, опыт организаторов и влияние лидеров преступной среды.

В хаосе бездарно реформируемой экономики (опыт "младших" братьев по бывшему соцлагерю тому подтверждение) первыми удар приняли крупные промышленные предприятия, заводы-гиганты и в меньшей степени, в силу автономии и менталитета, сельскохозяйственные и агротехнические объединения. В реалии нового периода удачнее вписывались небольшие коммерческие структуры, особенно торговые и посреднические, которые и в былые времена вели двойную бухгалтерию, знали о теневой экономике не понаслышке. В этих условиях воры в законе получили уникальную возможность выбить себе лучшие места под солнцем не только в привычном зарешеченном мире. И законники свой шанс не упустили. Лимузины, особняки и совершенно неисполнимые еще вчера путешествия по заграницам… Казалось, их восхождению не может помешать ничто. Но жизнь преподнесла неприятный сюрприз. В условиях, когда законы не работали, а карательные органы находились в ступоре политической трансформации, многие процессы в обществе регламентировались силой мышц и отсутствием рефлексий. Так на социальную сцену вышли коротко стриженные завсегдатаи качалок и дисциплинированные воспитанники школ ДОСААФ. Жить под ворами они не захотели. Началась война на истребление.

Было бы наивно предполагать, что в кровопролитной схватке прошедшие уникальную жизненную школу генералы преступного мира потерпят поражение. Они победили, но победа далась им очень тяжело.

Легкой и безоблачной жизнь "коронованных" особ не была никогда - ни на зоне, ни на воле. Воры в законе всегда обязаны держать марку. В противном случае они лишаются "высокого" звания и переходят в категорию прошляков, что влечет за собой покровительственно-презрительное отношение братвы. В лагерно-тюремном мире законники являются гарантами жесткого, но большей частью мирного и бескровного противостояния администрации и заключенных. Они же отвечают за порядок, выход на работу, гасят конфликты и предотвращают возможные инциденты.

Владимир Харламов, проведший большую часть сознательной жизни в лагерях и тюрьмах, почитает воровские традиции не только потому, что называет себя "заслуженным крадуном". Он - профессиональный, многократно судимый квартирный вор, каждый раз освобождавшийся "звонком" (полностью отбывая срок). Харламов сидел вместе с Василием Бузулуцким, Сашей Говорунчиком, Шуриком Устимовским и другими законниками. Бывал в печально знаменитой крытой тюрьме "Белый лебедь", мотал срок в Кировской области, Коми, на окраинах бывшего Союза - за Байкалом и на Камчатке, знает поселок Бадья, Княжногост и Ветлаг. Он вспоминал страшный кровавый бунт заключенных в августе 1978 года на зоне УФ-91/2 под Новосибирском. Беспорядки были безжалостно подавлены, погибло около сотни человек, еще сотни получили увечья и "довески" - прибавку к уже имевшемуся сроку. По мнению Харламова, стихийно возникшего бунта никогда бы не случилось, если бы на зоне был хоть один-единственный вор в законе.

По образному сравнению Владимира Харламова, для лагеря жулик что-то вроде директора на крупном промышленном предприятии. Есть он - и завод работает в нормальном режиме, нет - все рушится. Предприятие будет функционировать месяц, другой, третий, но рано или поздно начнет разваливаться.

Не меньший авторитет в уголовной среде воры, или, как их иногда называют, жулики, всегда имели и на свободе. Они выступали арбитрами в спорах, решали вопросы защиты цеховиков и раздела сфер влияния, организовывали грев изоляторов и зон, исподволь руководили молодыми бригадами квартирных воров, угонщиков автомобилей, рэкетиров. К их словам прислушивались не только товарищи по "ремеслу", но и оперативники. Потому что не учитывать мнение информированных и влиятельных людей, какими являются законники, было бы непростительной ошибкой.

Однако привычный порядок начал давать сбои. Старые зеки приход беспредела относят к 1987 году. Характерно, что дата совпадает с появлением на политической арене "великого" реформатора.

Первое время изменения были не так заметны. Но постепенно все громче стали заявлять о себе молодые - бритоголовые, дерзкие, уважающие лишь один аргумент - силу. На зонах и пересылках они вели себя скромнее и вынуждены были считаться с заведенным порядком. Но к началу девяностых воровские традиции начали подвергаться испытанию повсеместно. Не только на воле, но даже в зарешеченном мире молодые, увешанные цепями и упакованные в "адидасы" быки захотели на равных говорить с прошедшими десятилетия лагерей и острогов ворами и авторитетами. Вчерашние пэтэушники, не имевшие ни одной ходки, презрев "закон", брались за оружие и направляли его против элиты криминального мира. Ради перспективы получения денег они, не раздумывая, готовы были разрядить рожок автомата в любого конкурента.

Самые серьезные потери воровской орден начал нести с 1993 года. Один за другим гибли люди, чьи имена знал любой зек или оперативник со стажем. Киллеры расправились с Глобусом, Арсеном Микеладзе, Султаном, Гогой Ереванским, лидером грузинского клана Квежо, Пипией, Сергеем Кругловым по кличке Сережа Борода. (Его, кстати, незадолго до смерти назвали российским наркобароном и определили на контроль за поставками кокаина в СНГ.)

Затем наступила очередь известного вора Тайора, расстрелянного наемным убийцей около гостиницы "Бега", погибли законники Резо, Роин, Пушкин, Садиков, Босяк, ногинский вор Витя Зверь. Нашли преждевременную смерть авторитеты Вальдон, Заяц, Паша Родной, Англичанин, Емеля, погибли братья Амиран и Отари Квантришвили, Федя Бешеный, Мансур, Леонид Завадский, глава чеченской группировки Сулейманов, Виктор Коган, по кличке Жид, в собственном автомобиле был расстрелян лидер бауманцев Владислав Ваннер, известный всей Москве по кличке Бобон. На Тверской взорвался "Мерседес-600" с некоронованным королем российского криминалитета Сильвестром. Его тело удалось опознать, только показав платиновый зубной протез американскому дантисту-изготовителю…

Список погибших в мафиозных войнах можно продолжать. И все равно полным он не будет. Перечислены лишь наиболее именитые фигуры, но они дают представление о масштабах противостояния.

Еще в недавнем прошлом человек, поднявший руку на вора или авторитета, превращался в смертника. Приговор исполняли специально избранные "перспективные" бойцы. И избежать смерти нарушитель закона уже не мог. Теперь ситуация изменилась. Каждое новое убийство, как правило нераскрываемое, порождало волнение и растерянность в уголовном мире, разговоры и обсуждения на очередных похоронах и последующих сходках. Те же, кто посягнул на жизнь авторитета, лишь получали дополнительные очки. Они жили по законам себе подобных молодых беспредельщиков, наводнивших столицу и раскатывавших по улицам в джипах и "БМВ", с многозарядными пистолетами и помповыми ружьями под сиденьями.

Смерть выкашивала тех, кого раньше старательно обходила стороной. Казалось, владычеству воров в законе вот-вот придет конец. Но неожиданно они сделали ответный ход. И сделали его там, где всегда играли белыми - за тюремной решеткой.

Второе пришествие воров началось с того момента, как на зону пришли первые отморозки, те, кто не привык считаться ни с кем и ни с чем. Там законники показали, кто "в доме" настоящий хозяин. И весы качнулись, постепенно ситуация стала меняться. Уже беспредельщики, поставленные в экстремальные условия переполненных изоляторов и тюрем, вынуждены были искать покровительства и расположения жуликов и положенцев. Убийства и пренебрежение уголовными законами на воле продолжалось, но уже не так откровенно и вызывающе. Что касается тюрем и лагерей, течение жизни в них понемногу возвращалось в прежнее русло. Второе пришествие законников состоялось…

Из оперативных материалов: "В условиях социальной напряженности и развития кризисных процессов в экономике масштабы распространения организованной преступности приняли общественно опасный характер. Мафиозные кланы новой волны поглотили коммерческие и банковские структуры, органы власти и управления стали стимулятором роста общеуголовной преступности. Особую опасность, в связи с возрастающим влиянием на происходящие процессы, представляют воры в законе и лидеры бандформирований - представители элиты уголовного мира, профессионалы криминального бизнеса.

По своей сути вор в законе - вдохновитель и идеолог преступного сообщества, основная деталь в машине организованной преступности. Он же - консультант по "правовым" вопросам, третейский судья и мозговой центр.

В настоящее время в Московском регионе постоянно находятся около 50 воров в законе, наиболее влиятельные из которых Шурик Захар, Расписной, Дато Ташкентский, Вахо Сухумский, Дед Хасан, Рудик, Шишкан, Якутенок, Шакро, Руслан, Джем. Они проводят жесткую и настойчивую политику установления своего влияния на преступные группировки как в России, так и за ее пределами".

Полковник Михаил Гамзаев многие годы работал заместителем начальника Восточно-Сибирского Регионального управления по организованной преступности МВД РФ. Сейчас он возглавляет один из ключевых отделов РУОП Московской области. С именитыми законниками Гамзаев знаком не понаслышке. Ему приходилось общаться с Япончиком, когда тот отбывал срок в Тулунской тюрьме, Дато Ташкентским, Володей Соломой, убитым в прошлом году на автотрассе, Патой Маленьким, Махо, Масей и другими. Воры в законе, по мнению Михаила Гамзаева, очень отличаются друг от друга по интеллекту и влиянию. Япончик, например, по этим показателям гораздо выше остальных. Но все они обладают силой воли и умением оказывать влияние на заключенных. Эти качества использовались администрацией лагерей и одновременно выделяли воров в особую категорию. Им позволялись, в обмен на уступки и гарантию порядка в бараках и на производстве, некоторые вольности и поблажки.

Тем не менее на союз или сотрудничество с оперчастью никто из воров не шел. Более того, иногда они демонстративно вызывали конфликт, чтобы показать свою стойкость и верность традициям. Законник Боец (Сергей Бойцов), например, зашил себе рот нитками, а Япончик был завсегдатаем штрафного изолятора. Жулики и положенцы строго следили за расходованием общака, разбирали конфликты, контролировали порядок в столовой и бараках. Вор в законе Мираб, отбывавший срок в Ангарске в ИТК-2, лично наказывал битьем палкой дежурных, оставлявших грязь после уборки помещения.

Воровской образ жизни на зоне, по выражению Гамзаева, можно определить как "чтение лекций". Законники постоянно пропагандируют свою идеологию, поощряют песни блатного репертуара, расширяют круг преданных им людей - исполнителей, осведомителей, наводчиков. Знаний и опыта им для этого хватает, так же как и красноречия. Иваньков охотно рассуждал на любые темы, очень много читал книг и газет, никогда не сквернословил. Тот же Дато Ташкентский любил поговорить, но был крайне осторожен и скуп на оценки.

Даже находясь за колючей проволокой, лидеры преступного мира регулируют денежные потоки на воле. Они легко продолжают руководить подконтрольными структурами, используя все возможные виды связи - радиотелефоны, письма, устные указания, передаваемые через коррумпированных охранников или освобождающихся зеков. Вор в законе Петруха (Петр Козлов) принадлежит к числу наиболее влиятельных. Он имеет связи в Оренбурге, Минске, Орске, Ногинске, Видном, Чехове, Балашихе, а также Германии и Польше. Его поддерживают одинцовские, ногинские и видновские группировки.

Влияние Петрухи настолько велико, что, оказавшись в камере СИЗО, он продолжал через положенцев контролировать свои точки: поставки бензина с Орского нефтеперерабатывающего комбината на АЗС Одинцовского и Наро-Фоминского районов, а также воинскую часть, дислоцирующуюся в поселке Кубинка. Кроме того, Петруха "доглядывал" за работой таможенного терминала в Кубинке, следил за поставками газа с Оренбургского газового завода по заниженным ценам в адрес АО "Казаньоргсинтез" и сбытом из Казани полипропиленовой крошки. Он владел ситуацией на производстве Орского никелевого комбината и продолжал опекать один из крупных московских коммерческих банков.

Связь Петрухи вор Виталик Зверь, почти постоянно находящийся в Германии, через группировки Одинцовского, Чеховского и Балашихинского районов контролирует цеха винно-водочных изделий на мини-заводах Видного, которые закуплены за рубежом на общаковские деньги.

Из аналитической справки МВД РФ: "В воровской среде усиливаются тенденции к склонению директоров государственных предприятий, чья продукция пользуется спросом за рубежом, к сотрудничеству с лидерами криминального мира. Снимая с директорского корпуса проблемы поставок сырья и другие больные вопросы - сбыта продукции, взаимных неплатежей, контакта со смежниками, а также используя средства общаков на нужды предприятий, воры в законе все чаще подменяют государственный механизм регулирования хозяйственных отношений. Уже сложилась четкая система распределения преступно нажитых доходов, в которой правом первого голоса обладают лидеры ОПГ и авторитеты. Очевидна дальнейшая криминализация экономики государства. По оперативной информации, большая часть операций с алюминием на заводах Братска, Иркутска и Красноярска контролируется авторитетами преступной среды. За поставки сырья на эти заводы отвечают узбекские воры в законе Гафур и Салим, вложившие в оборот предприятий средства из общака. Вор из Братска Тюрик, с привлечением московских друзей Аксена и Антона Малевского, используя знакомства с руководством Братского и Иркутского алюминиевых заводов, учредителями АО "КраАЗ" и братьями Черными, отвечает за поставку металла на Лондонскую сырьевую биржу через контролируемые американские, испанские и израильские фирмы. Доходы от сделок распределяются ворами в законе".

Влияние Тюрика, которого многие сыщики называют "профессором преступного мира", росло с начала девяностых годов. Еще в тот период он познакомился с представителями руководства Братского алюминиевого завода, а через них вышел на одного из высокопоставленных чиновников Правительства России и добился увеличения квот на продажу алюминия за рубеж. Затем в июне 1993 года Тюрик, в составе весьма солидной делегации промышленников Братска, отправился в Лос-Анджелес, где встречался с Япончиком. Информаторы сообщили, что Тюрик от имени братвы передал Иванькову кругленькую сумму долларов. После этой встречи Тюрик был коронован и получил еще большую известность в криминальном мире России.

Не менее интересна история внедрения в экономику лидера Воскресенской группировки Дорожина. По оперативным данным, с одобрения Япончика и при поддержке Паши Цируля и Андрея Расписного, он создал в Москве коммерческий банк и даже авиакомпанию. Причем филиалы компании в Иркутске и Братске опекались Тюриком. Взяв кредиты и инвестиции в несколько миллионов долларов, Дорожин перевел их за рубеж и одновременно выхлопотал лицензию на пользование сырьем фондов Роскомдрагмета, для производства изделий из золота и бриллиантов. Программа кредитовалась через крупный коммерческий московский банк. Финансисты, возражавшие против вложения средств в эти проекты, вплотную познакомились с методами ведения боевых действий в городских условиях. Квартиры заместителя директора банка и бухгалтера были взорваны. Однако планы так и не реализовались. Помешали аресты Иванькова и Цируля. Дорожин вынужден был свернуть схему и выехал за границу.

Под влиянием воров находятся гастролирующие по России хабаровская, казанская, екатеринбургская и новокузнецкая группировки. Они специализируются на заказных убийствах, а роль "чистильщиков" выполняют боевики местных ОПГ. Так, по одной из версий оперативников, законник Ростик, пытаясь войти в долю фирмы, торгующей строительными материалами, перешел дорогу самому Паше Цирулю. Расплата последовала незамедлительно. Ростик был устранен бригадой из Екатеринбурга. Свидетелей расстрела, по мнению оперативников, "отработали" местные мытищинские специалисты. Типичным примером гастролирующих киллеров является новокузнецкая группировка, на счету которой несколько десятков заказных убийств.

Из оперативных сообщений: "На воровских сходках регулярно обсуждаются тактика противодействия правоохранительным органам, передел территорий и сфер влияния в экономике. В начале 1997 года в связи со смертью воров Цируля и Овика, арестом в Самаре 23 воров и авторитетов уголовной среды и судом в США над Япончиком, влиятельные воры в законе Дато Ташкентский, Джем, Якутенок, Руслан, Вахо и некоторые другие лидеры собирались в Москве на сходку. По имеющейся агентурной информации, на ней решался вопрос о перекраивании зон влияния на территории России.

По данным источников МВД РФ, многие убийства авторитетов и неугодных руководителей коммерческих структур, а в иных случаях представителей власти и чиновников различных уровней напрямую связаны с мнением сходок. Несколько покушений на воров в законе Расписного и Шакро-молодого, по предположению аналитиков спецслужб, имеет непосредственное отношение к выводам, сделанным их недругами на сходках.

В настоящее время ворами активизируется процесс налаживания и укрепления связей с лидерами мафиозных кланов стран ближнего и дальнего зарубежья. Проводятся переговоры для облегчения легализации незаконной торговли сырьем, операций с похищенным автотранспортом, антиквариатом, поставками оружия, валюты, наркотиков, а также для наиболее выгодного вложения в западные банки части воровского общака. Имеющиеся данные свидетельствуют об особом интересе преступных сообществ, вышедших на международный уровень, к сырьевым ресурсам России, в том числе к месторождениям и предприятиям - переработчикам цветных и редкоземельных металлов".

О масштабах действий транснациональных преступных группировок можно судить по таким фактам. Эстония, не имеющая практически никакой сырьевой базы, занимает одно из ведущих мест по экспорту цветных металлов. По информации оперативных служб, воры Роспись, Шакро и Виталик Зверь патронируют этот международный криминальный бизнес в Германии, Испании, Израиле и других странах, а Якутенок, Бойко и Цицка, имея прочные связи в таможенных службах и других структурах власти, используют их для легализации и прикрытия сделок в России.

Режим наибольшего благоприятствования для проведения контрабандных операций действует довольно давно. Еще в марте - апреле 1994 года беспрецедентную махинацию провели предприниматели, контролируемые вором в законе Пашей Цирулем, - тогда по поддельным контрактам из Финляндии и Бельгии в Москву и на Украину было переправлено более 200 автофургонов с товарами, пользующимися устойчивым рыночным спросом (бытовая электроника, сигареты, винноводочные изделия). Инициаторы сделок имели от реализации товаров до тысячи процентов прибыли, не облагаемой налогами.

Еще одна новая линия деятельности воров - внедрение "своих" людей в административные структуры и правоохранительную систему. В ходе предвыборных кампаний с их одобрения в местные органы власти во многих округах выдвигались кандидаты в депутаты с уголовным прошлым. Законники поощряют организацию секций и клубов кикбоксинга, каратэ, греко-римской борьбы, бокса, вербуя среди занимающейся спортом молодежи бойцов для группировок и бригад.

Влияние законников распространяется далеко за пределы административных территорий, на которых они проживают. Московские воры Вахо Сухумский, Робинзон, Рудик, Коча, Торчик оказывают воздействие на социально-экономические процессы в Подмосковье. Их деятельность тесно связана с подконтрольными коммерческими структурами, рынками, базами и промышленными предприятиями. Вахо Сухумский, например, имеет огромное влияние в Долгопрудном и Лобне, где расположены нефтебазы, заводы, таможенные терминалы и другие выгодные для вложения средств точки.

Рыночные отношения наложили свой отпечаток на нравы воровского ордена. Сейчас, по предположениям аналитиков МВД РФ, может возникнуть серьезный конфликт за лидерство в контроле над доходами белорусской экономики. В связи с наметившимся сближением России и Белоруссии воры славянской ориентации стремятся обеспечить себе особо благоприятные условия.

До недавнего времени в Минске на "положении" от воров Хряка и Крыла находился Шавлик - представитель грузинской группировки Руслана, Цицки, Томаза и других. Естественно, лидеры славянского движения Шурик Захар и Андрей Роспись с таким раскладом сил не согласны. Они намереваются пригласить в столицу Белоруссии нескольких воров из Новосибирска, Екатеринбурга и других регионов традиционно российской ориентации, с целью перераспределения доходов в пользу славянского клана. На место положенца, вероятнее всего, будет выдвинут авторитетный Андрюша Татарин из Свердловской области.

Особая роль отводится лидерам мафиозных кланов при захвате заложников с целью получения выкупа. Этот криминальный бизнес распространен среди группировок кавказского крыла, но не чураются им и чисто российские бандформирования. В последние годы потерпевшие нередко откупаются переоформлением в пользу похитителей недвижимости. Таким акциям предшествует кропотливая подготовка, изучаются объект преступления, его связи, платежеспособность, прорабатываются различные варианты последующих событий, обеспечивается прикрытие операции со стороны коррумпированных сотрудников милиции и прокуратуры.

Из аналитической записки МВД РФ: "Авторитарная система контроля преступности ворами в законе сохраняется и упрочняется благодаря их практически неограниченному влиянию на заключенных в системах исправительно-трудовых учреждений. На сходках среди первых вопросов всегда обсуждается грев зон, изоляторов, пересылок, а также перемещение осужденных воров в нужную тюрьму или лагерь. Исправительная система сегодня испытывает серьезные трудности в финансировании, чем умело пользуются воры и авторитеты уголовной среды. Они оказывают гуманитарную помощь, одновременно направляя заключенным в места лишения свободы наркотики и спиртные напитки. Это не только принижает роль руководителей ИТУ, но оказывает огромное психологическое воздействие на зеков и их семьи.

Характерно, что, несмотря на воровские традиции, осуждающие участие в общественно-политической жизни государства, авторитеты преступного мира проводили активную работу среди заключенных и членов их семей в период предвыборной президентской кампании. По имеющейся информации, агитация шла в пользу Бориса Ельцина, так как воры в законе и лидеры ОПГ опасались прихода к власти прокоммунистически настроенных политиков и возрождения жестких гулаговских режимов".



Последний из могикан | Москва бандитская 1-2 | Гей, славяне!