home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



4

– К Исфатее движется то ли караван, то ли большой отряд всадников, – сообщил Гиль, возвращаясь к товарищам.

– Те, что едут в сторону Исфатеи, едва ли нас потревожат. Странно, я был уверен, что Бергол вышлет за нами погоню.

– Может, и выслал, но, зная, что мы владеем Жезлом Силы, и испытав на себе его действие, гвардейцы не будут особенно стремиться к встрече с нами, – лениво заметил Эмрик и, продолжая прерванный разговор, спросил: – Выходит, подвели тебя Хранители Горы?

– Да нет, скорее всего действия Бергола и для них были неожиданными, – ответил Мгал неторопливо, любуясь залитыми солнцем полями. Почти двое суток отсыпался он после побега из Исфатеи и теперь чувствовал себя вполне окрепшим и, как заново рожденный, не уставал радоваться просторному, светлому миру, каждой травинке, малейшему дуновению ветерка. – Но в главном, в том, что мне удастся выбраться живым из этой заварухи, файголиты не ошиблись. Думаю, что на вас-то они в основном и рассчитывали.

– Наверное, узнали, что мы выбрались из храма Дарителя Жизни с помощью Жезла Силы, и были уверены, что пустим его в ход для твоего освобождения, – предположил Гиль.

– Пожалуй, – согласился Мгал. – Потому-то Бергол и решил отменить показательную казнь и разделаться со мной без лишнего шума. – А кстати, почему вы не отбили меня у гвардейцев еще раньше?

– Эмрик так занемог…

– «Занемог»! После того, как мы выбрались из святилища Амайгерассы, я чуть было прямиком на свидание с Небесным Отцом не отправился. Раны загноились, и если бы не Гиль со своим колдовством…

– Надо же! А я тогда только ушибами и царапинами отделался. И сейчас, казалось, вот-вот лягу и умру, а на самом деле волосы слегка опалил да кожу малость обжег. – Северянин взглянул на свои руки, жирно блестевшие от изготовленной Гилем мази. – До сих пор поражаюсь, как это вам удалось проскользнуть во дворец Владыки Исфатеи. Столько стражников, а вы под самым их носом…

– Я же тебе рассказывал, это все Гиль. Это он тогда, сообразив, как Жезл Силы действует, решил из святилища Дарителя Жизни без трофеев не уходить. Мы, говорит, теперь не грабители храмов, а воины, вступившие в схватку с Берголом. И нечего нам от законной добычи отказываться – еще пригодится. И прихватил-таки с собой пяток золотых блюд.

– Так ведь пригодились же! – вмешался Гиль. – Эти блюда нам двери во дворец и открыли.

– Затаились мы там и стали за оконцами камер наблюдать. Около одного весь вечер человек какой-то бродил, а ночью в нем же огонь блеснул. Вот мы и решили – не иначе как тут-то ты и прохлаждаешься. Между прочим, о том, что тебе опасность угрожает, тоже Гиль узнал. И от кого бы ты думал? От Батигар!

– От кого? От младшей дочери Бергола?

– Ну да. Призвал он на помощь все свое колдовское умение и… Нет, не сумею я объяснить, как это ему удалось.

– Я… ну как бы стал мысленно искать того, кто к тебе во дворце расположен и знает, что тебя в ближайшем будущем ждет. Первой была Чаг – я сразу к ней обратился. Не словами, а… – Мальчишка поморщился, покрутил пальцами и безнадежно махнул рукой. – В общем, это не важно. Так вот, с Чаг у меня ничего не вышло, уж очень она невосприимчива, хотя и сочувствует тебе. А от Батигар прямо-таки исходили волны тревоги и страха, и я понял, что медлить нельзя.

– И похож был Гиль после своего колдовства на живого мертвеца, – добавил Эмрик, ласково поглядывая на мальчишку.

– Вот оно что… – протянул Мгал. – Задал, выходит, я вам работы…

Под взглядами мужчин Гиль смутился, опустил голову, но тут же поднял ее, прислушиваясь.

– Слышите? Эти, которые в Исфатею скачут, уже в ущелье въехали.

– Пойдем посмотрим, что за люди. – Эмрик поднялся и первым зашагал к краю утеса.

Друзья затаились между валунами, глядя на колонну всадников, занявшую всю ширину дороги. Теперь уже не было сомнений в том, что это воинский – отряд по меньшей мере из тысячи верховых, одетых в белые плащи, на которых красовалось стилизованное изображение петуха – провозвестника зари.

– Белые дьяволы! – с ненавистью прошептал Гиль.

– Белые Братья, – эхом повторил Мгал, вглядываясь в группу ехавших впереди отряда командиров. Один из них – в роскошном медном нагруднике – показался северянину странно знакомым. Где-то он уже видел этого светловолосого моложавого мужчину со спокойным, уверенным лицом… – Да это же мастер Донгам! – Выходит, он сам является членом Белого Братства, и не из последних! Вот чем можно объяснить его снисходительную уверенность, все намеки и недомолвки в отношениях с Владыкой Исфатеи, которые бросились в глаза Мгалу еще во время первого свидания во дворце! – Вот, стало быть, с чьей помощью Бергол надумал усмирить обитателей Горы.

– Тот самый, которого Чаг хотела убить при первой возможности? – поинтересовался Гиль.

– Да. Гляди-ка, за отрядом следует обоз и какие-то механизмы. Похоже, файголитам придется туго. Трудно поверить, какие последствия повлекло за собой исчезновение кристалла Калиместиара из святилища Амайгерассы, – покачал головой Мгал и, последний раз взглянув на лес копий над всадниками, начал отползать от края утеса.

– Я надеюсь, ты не считаешь себя обязанным предупредить Хранителей Горы о появлении здесь Белых Братьев? – с тревогой в голосе спросил Эмрик, когда они вернулись под сень раскидистых деревьев.

– В этом нет необходимости. Они умеют собирать интересующие их сведения, и, кроме того, у них есть Пророческая Сфера. Мне хотелось бы посмотреть на кристалл, если ты не возражаешь.

– Пожалуйста. – Эмрик раскрыл кожаную заплечную сумку, извлек оттуда тряпицу, развернул ее и положил в ладонь северянина хрустальный куб. – Он по праву принадлежит тебе, и, клянусь Усатой змеей, я с радостью сниму с себя заботу о нем.

– Ну разве не удивительно, что от такой безделушки зависит судьба множества людей? – прошептал Мгал, вглядываясь в глубину тяжелого прозрачного куба, пронизанного тончайшими металлическими волосками, подобно струнам, натянутым между его ребрами. – Теперь дело за немногим – отыскать сокровищницу Маронды.

– Вот уж и правда пустячок! – хихикнул Гиль.

– К сожалению, это действительно будет нелегко, и все же я знаю, что должен добраться до сокровищницы Последнего Верховного Владыки Уберту. Если это не сделаем мы, то может сделать кто-то другой…

– Значит, несмотря ни на что, ты выбираешь Дорогу дорог?

– О какой дороге ты говоришь? – не понял Мгал.

– Каждый идет по жизни избранным путем, своей, наиболее любезной его сердцу тропой, – сказал Эмрик задумчиво. – Собственными дорогами идут Старший караванщик и Бергол, Хог и Хранители Горы: одни – дорогой алчности, другие – дорогой чести и долга. Мы с Гилем следуем за тобой. И лишь немногие – так гласят старинные предания – идут Дорогой дорог, той, на которой решаются судьбы народов и племен, судьбы всего мира.

– Взявшись за поиски ключа Калиместиара, ты, сам того не подозревая, вступил на Дорогу дорог, – продолжал Эмрик негромко, словно размышляя вслух. – Куда приведет она тебя? Кто знает? Будешь ли ты всю жизнь идти этой дорогой или свернешь, не вынеся тягот и опасностей пути, на укромную тропку личного благополучия? Присядешь ли отдохнуть на обочине, прельстившись зеленью свежей травы, чтобы, отяжелев и пустив корни, уже не подняться более, не взять в руки посох странника? Или будешь шагать и шагать вперед, пока не свершишь положенного или пока не придет твой смертный час? Кто может сказать? Однако я верю в тебя и рад, что встал с тобою на этот путь.

– Но… Ты идешь со мной дальше?

– Иду, хотя теперь, когда кристалл Калиместиара в твоих руках, путь твой станет более тернистым, более страшным.

– Думаешь, Белые Братья?

– И Белые Братья, и Черные Маги. Они мечтают добраться до сокровищ Маронды и знают – или скоро будут знать – о том, что ты завладел ключом, отворяющим двери сокровищницы.

– А меня, меня почему ты не спрашиваешь, пойду ли я с тобой? – спросил Гиль, и Мгал с изумлением заметил на глазах мальчика слезы.

– Тебя? Но зачем мне спрашивать тебя об этом? Что делать нам на Дороге дорог без тебя? Кто будет предупреждать нас о тайных происках врагов и вызволять из дворцовых подземелий? – Северянин перестал улыбаться, и голос его дрогнул. – Кто, наконец, закроет нам глаза и примет кристалл из наших слабеющих рук, если смерть настигнет нас прежде, чем мы отыщем сокровищницу Маронды?

На мгновение Мгал замолчал, а потом торжественно заключил:

– Тебя, Эмрик, прошу быть моим наследником и, когда меня не станет, принять на себя заботу о кристалле Калиместиара. Прошу тебя, Гиль, позаботиться о том, чтобы ключ от сокровищницы, хранящей знания древних, не попал в недостойные руки, если судьба распорядится так, что ты станешь его владельцем.

– Ладно уж, мы позаботимся о нем. Не выкинем в придорожные кусты и не продадим за бесценок первому встречному. – Гиль фыркнул, но, поймав укоризненный взгляд Эмрика, смутился:

– Ну, чего ты на меня так смотришь? Ты вот лучше ему скажи. Свободный, здоровый, как… как глег, а сам о наследниках печется!

– Богатому не спится: богатый вора боится, – усмехнулся Мгал, взглянул на солнце и тихонько присвистнул: – Ого, уже полдень! Отдохнули мы изрядно, наговорились вволю, не пора ли в путь? Дорога дорог ждет нас!


предыдущая глава | Полуденный мир | Часть первая Чиларские топи