home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



4

– Теперь мы знаем, что Мгал-похититель нашел приют на «Забияке», и Хавасар утверждает, что корабль готовится к отплытию. Команда на борту не принимает участия в уличных грабежах и сражениях, как остальные дувианские пираты, чьи суда стоят на сагрском рейде, – поделился Лагашир сведениями, полученными от своего посланца.

– Вы полагаете, он соблазнил их сокровищами Маронды и они намереваются пересечь Жемчужное море? – спросила Чаг, глядя в осунувшееся лицо Черного Мага. Вместе с корабельным лекарем она осмотрела и перевязала его многочисленные, но неглубокие раны, из-за которых Лагашир потерял много крови, и уложила на свою койку в единственной на корабле каюте, предоставленной ей капитаном Гельфаром. Лекарь напоил раненого целебными и укрепляющими снадобьями и заверил принцессу, что дня через три-четыре раны, смазанные чудодейственным шимским бальзамом, затянутся и Маг встанет на ноги, однако Чаг не слишком доверяла его бодрому голосу. Морское путешествие вряд ли пойдет Лагаширу на пользу, но, если они не хотят упустить кристалл, выбора у них нет. Да и оставаться в Сагре Черному Магу небезопасно, хотя бы и на борту «Посланца небес».

– Я видел «Забияку» – хорошее суденышко, и все же в сезон штормов даже дувианские пираты вряд ли решатся идти в Бай-Балан или к Танабагу, – подал голос Гельфар. Привалившийся к косяку двери капитан напоминал обтянутый кожей скелет и совсем не походил на лихого моряка, но, представляя его, Нарм утверждал, что тот знает побережье Жемчужного моря не хуже мелей Гатианы и заслуживает полного доверия.

– Я предпочла бы завладеть кристаллом прямо здесь; если же вы считаете, что из этого ничего не получится, нам придется последовать за приютившим Мгала кораблем, куда бы тот ни направился.

– Придется, – согласился Лагашир. – Нечего и думать затевать драку в порту. Тут у дувианских пиратов слишком много сторонников, а нам нельзя привлекать к себе внимание. Капитан, когда «Посланец небес» сможет выйти в море?

– В любую минуту. Но если вы собираетесь напасть на «Забияку», то я должен предупредить, что у меня всего пятьдесят матросов, а дувианцы – искусные бойцы.

– Команда «Забияки» состоит из четырех десятков человек. Кроме того, я знаю кое-какие приемы, которые обеспечат нам перевес в сражении. – Лагашир устремил на Чаг взгляд темных немигающих глаз, и девушка смущенно потупилась. Лицо Мага было неподвижным, длинные руки с изящными пальцами и ухоженными ногтями спокойно лежали поверх заменявшей покрывало простыни, и все же принцессу не оставляло ощущение исходящей от него внутренней силы, которая одновременно настораживала и привлекала ее.

– Я отдам распоряжения, и мы пойдем за «Забиякой», как только он покинет гавань. – Гельфар потянулся к ручке двери, полагая разговор оконченным.

– Капитан, – остановил его Лагашир, – мне понадобится время, чтобы восстановить силы, и мы атакуем «Забияку» не раньше чем через два-три дня. А до этого нам нужно плыть за ним на безопасном расстоянии, не упуская в то же время из вида.

– Если разразится шторм, я не сумею выполнить ваше желание. Потерять корабль в бурном море – пара пустяков.

– Это не должно вас тревожить. Хавасар отправился к моему хорошему знакомцу, изготовляющему живые компасы для Черного Магистрата. Он подкинет один на «Забияку», и в случае нужды мы всегда сумеем отыскать корабль Мгала.

Гельфар, много лет служивший Черным Магам, понимающе кивнул, а Чаг удивленно подняла брови:

– О чем вы говорите? Как компас поможет нам найти нужное судно? И что значит «живой»?

– Капитан Гельфар, по-видимому, знает, что такое живой компас, поэтому, чтобы не наскучить ему, я расскажу вам об этом в другой раз, – учтиво сказал Лагашир.

– Нет, нет, любезный, расскажите об этом принцессе сейчас, а я подготовлюсь к отплытию, – многозначительно улыбнувшись раненому, отвечал капитан и затворил за собой дверь.

Чаг придвинула табурет к койке и протянула Магу кружку с целебным настоем.

Медленно прихлебывая горькое питье, Лагашир, полуприкрыв глаза, некоторое время молча смотрел на сидевшую перед ним девушку, наслаждаясь тишиной и покоем, которых ему так не хватало уже много дней кряду. Будучи самым молодым из ныне здравствующих магистров, он был о себе высокого мнения, и ему тяжело было сознавать, что миссия его в Сагре закончилась провалом. Он многое сделал, удача, казалось, сопутствовала ему, и все же Белые Братья переиграли его. Но еще хуже было то, что он вдруг почувствовал, как устал от интриг и заговоров, как радует его окончание службы в этом сумасшедшем городе. Ему хотелось тишины, мира и покоя, и, как ни странно, сейчас все это воплотилось для него в крепко сбитой некрасивой девушке – старшей принцессе из рода Амаргеев, которой никогда не суждено занять отцовский трон и править Исфатеей. Плотная, широкоплечая девица с крупными чертами лица была совершенно не в его вкусе, и, может быть, именно поэтому присутствие ее успокаивало и радовало Лагашира, привыкшего видеть при дворе Гигаура Харголида до отвращения утонченных и всячески стремившихся подчеркнуть свое изящество и женственность дам…

– Вы, кажется, хотели рассказать про живой компас? – напомнила Чаг, принимая из рук раненого пустую кружку.

– О да, прошу извинить мою рассеянность! Снадобье здешнего лекаря, похоже, уже начало оказывать свое действие, – промолвил очнувшийся от грез Лагашир. – Вы, вероятно, знаете, почему некоторых зверей принято называть глегами?

– Нет, – удивленно ответила Чаг. – Не знаю.

– Обычно только дети спрашивают, почему одни звери – это просто звери, а другие, совсем не похожие друг на друга, – глеги. На самом же деле отличает глегов от остальных животных способность улавливать сигналы, посылаемые мозгом Черных Магов, ведьм и колдунов. То есть людей, обладающих «вторым» зрением, слухом и голосом. Люди эти тоже могут «слышать» глегов и, если они этому обучены, управлять ими в известных пределах. Это довольно сложно, отнимает много сил, но иногда дело того стоит…

– Удивительно, я никогда ничего такого не слышала!

– Ну, особенно удивляться тут нечему, раз вам не доводилось общаться с магами или ведьмами. Так вот, если верить легендам, удивительные способности глегов объясняются тем, что существа эти были специально выведены людьми, жившими до того, как Великое Внешнее море поглотило Западный и Восточный континенты. За годы, прошедшие после Большой Беды, они одичали и сильно изменились. Однако, исследуя глегов, мы научились так влиять на мозг некоторых животных, что те обретают свойства, не присущие им от рождения.

– Ого! – восторженно округлила глаза Чаг. – Здорово! Что же это за свойства, как вы воздействуете на животных и каким образом вам удается говорить с глегами?

– Воздействие на мозг любого существа – операция чрезвычайно сложная, и изготовитель живых компасов, например, специализируется на придании животным определенного вида способности посылать не слышимый никому, кроме обладающих «вторым» слухом, сигнал, по которому можно установить, где они находятся. Вообще-то, это больше похоже на движущийся маяк, и как раз такой маяк Хавасар должен подбросить на «Забияку».

– Чудеса! Значит, в историях о Магах есть доля правды, а не одни выдумки. – Чаг с уважением посмотрела на Лагашира. – И вы услышите этот сигнал? А что за зверя подкинет Хавасар, ведь тот должен остаться незамеченным командой корабля?

– Трупоедку, – ответил раненый и, заметив гримасу отвращения на лице девушки, пояснил: – Они значительно чувствительнее других мелких животных, и к тому же у мореходов существует поверье, что трупоедка на корабле приносит удачу. Для унгиров, торгующих зерном, это действительно так – мыши с трупоедками не уживаются. Как бы то ни было, дувианцы, даже увидев наш живой компас, не убьют его, а это все, что нам нужно.

– Разумеется, – подтвердила Чаг, от всей души ненавидевшая трупоедок, и, чтобы сменить предмет разговора, спросила: – Вы полагаете, мятежники сдержат обещание и в полдень кораблям будет разрешено покинуть Сагру?


предыдущая глава | Полуденный мир | cледующая глава