home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Милицейские будни

Заявителей было двое. Первый, одетый в длинное кожаное пальто низкорослый, тщедушный тип с весьма решительной и даже ожесточенной физиономией, которая никак не гармонировала с телосложением, буквально сам в себе не помещался от распиравшего его возмущения. Второй, лысый, сутулый человек с длинным, ухоженным ногтем на мизинце, в костюме лилового цвета на вырост, напротив, выглядел угнетенно задумчивым и целиком погруженным в себя.

Энергичный человек представился Рудиным, квелый кисло промямлил:

– Шкандыбаев.

Начальник отделения Центрального РУБОПа Александр Пакуро, лишь под утро вернувшийся в свой рабочий кабинет после бессонной ночи, проведенной в задержании одной из бандгрупп, с трудом заставлял себя сосредоточиться на путаной речи подпрыгивавшего от распиравших его эмоций заявителя в кожаном плаще. Впрочем, с помощью уточняющих вопросов мотивы нахождения потерпевших в милицейском учреждении вскоре прояснились. Рудин занимался торговлей рыбой, возглавляя компанию «Кайман». Шкандыбаев заключал контракты от имени некоей «Ставриды корпорейшн» и был в ней «главным «куда пошлют»«.

«Каймана» и «Ставриду» скрестил в деловых взаимоотношениях именно он, однако, заплатив «Ставриде» умопомрачительную сумму за поставки трески, «Кайман» в лице взбудораженного гражданина Рудина получил не треску, а шиш без масла, ибо поставщики таинственно исчезли, оставив после себя, как выяснилось, кучу долгов.

– Это мошенники целенаправленные! – пламенно убеждал Рудин, сияя очами, подключившегося к беседе капитана Бориса Гуменюка, с которым Пакуро работал в слаженном многолетнем тандеме.

Борис представлял собой бестрепетную, всесокрушающую и неутомимую машину сыска, неизменно работающую на конечный и обязательно положительный результат. Заведись эта машина, остановить ее было бы невозможно.

– Только найдите! Я оплачу все расходы! – с напором вещал Рудин. – Вообще… пятьдесят процентов – ваши!

Пакуро задумчиво улыбнулся. Какая знакомая песня… И сколько исполнителей ее побывало в стенах этого кабинета…

– Вы зря усмехаетесь…

– Не зря. Предлагаете мне в присутствии свидетеля взятку за эффективность моего труда…

– Да что вы! Пусть я не прав, зато без задних мыслей…

– Так! – обратился Пакуро к поникшему Шкандыбаеву. – Назовите все известные вам фирмы, которые сотрудничали с вашей…

Пожевав губами, Шкандыбаев принялся загибать пальцы. В покрасневших от бессонницы глазах его стояла затравленная тоска.

– Вы уверены, что фамилия вашего шефа – Гринько – подлинная?

Шкандыбаев задумчиво уставился на приклеенный к стене лист бумаги с крупно отпечатанной рекомендацией для посетителей: «В ЭТОМ КАБИНЕТЕ ПРАВДУ ГОВОРИТЬ ЛЕГКО И ПРИЯТНО». Произнес:

– Сейчас, знаете ли, сомневаюсь…

– А начали сомневаться с той поры, когда вошли в офис, а там ветер гуляет?

– М-м-м…

Ситуация становилась очевидной: группа мошенников прикормила денежных клиентов и нагло надула их. Паспорта у мошенников наверняка заимствованные, с переклеенными фотографиями, общение между мазуриками происходило с помощью мобильной и пейджинговой связи, концы упрятаны надежно. Схема известная.

– Попробуем найти, – подытожил Пакуро, закончив выяснение деталей. – Давайте пропуска, отмечу. Если какие новости – звоните…

Шкандыбаев со страхом поглядел на пружинисто поднявшегося со стула Рудина. В стенах РУБОПа он чувствовал себя более защищенно, нежели вне их, в компании горящего жаждой мести рыботорговца, прямо ассоциирующего свои беды с его персоной.

– И… без фанатизма, пожалуйста, – кивнув в сторону деморализованного менеджера, порекомендовал Пакуро Рудину.

Тот неохотно качнул головой.

Когда за заявителями хлопнула дверь, подал голос Борис:

– Если начинать дело, то с распечатки телефонных переговоров… Дай-ка мне номерок мобильного этого самого Гринько…

– Раскладка будет такая, – прикидывая оставшиеся после ночного бдения силы, отозвался Пакуро. – Я занимаюсь текучкой, а ты – пробей, что за компания предоставляла услуги связи. Далее берешь распечатку и начинаем гадать над кроссвордом: кто и куда звонил? От этой печки и пляшем…

– Сколько он нам пообещал? Пятьдесят процентов? – заинтересованно спросил Боря. – А на сколько его нагрели? О, как замечательно выходит! Да нам с тобой, Александр Викторович, после этого дела прямиком на Мальдивы-Канары дорожка лежит… Годика два отдохнем, ни о чем не заботясь!

– Канары, навары, золотые портсигары… И – нары. Хорош трепаться! Если доедешь ты до этих Канар, то разве к пенсии! Давай лети! Дел невпроворот!

Боря подхватил листок с номером мобильного телефона и, рассыпая шуточки, скрылся за дверью.

Пакуро одобрительно кивнул ему вслед: машина сыска завелась…

Относительно обещанной коммерсантом мзды Пакуро не обольщался. Майор трудился за положенную ему зарплату. Зарплата была посредственной, но искать сомнительные источники во имя финансового благоденствия офицер почему-то не хотел. Он попросту был так устроен. Как, впрочем, миллионы иных сограждан, сознающих, что да, существуют и правят ими обладающие огромной властью бесстыдные мздоимцы и одновременно бездельники, а точнее, паразиты, – однако на философию и пример паразитов нисколько не ориентирующихся, а откровенно ей брезгующих и желающих получать честные деньги за честный труд; и все они – учителя, врачи, шахтеры и землепашцы – составляют в этаком своем непонятном упорстве тот фундамент, на котором в конце двадцатого века держалось расхристанное государство российское с привнесенным культом наживы любыми путями и агрессивным эгоизмом. И гибли, и бедовали эти люди, как безымянные солдаты, каждый на своем посту, однако – выстаивали. С законопослушанием – беспримерным, вопреки всем надеждам врагов на развитие хаоса и пещерного общественного строя.

Впрочем, глобальные оценки политической ситуации в данный момент занимали майора куда меньше, нежели вопросы тактики приземленного полицейского сыска.

Итак, отработка мобильного телефона – труд, подобный поиску пресловутой иголки в стоге сена. За каждым исходящим и привходящим звонком стоит человек или же организация, и выяснить, как связаны эти десятки, а то и сотни людей с искомым абонентом, – задача многоэтапная и затруднительная. Однако искушенного Бориса такая задача не пугала, единственное – требовала уйму времени, которого у оперуполномоченного столичного РУБОПа всегда нет.

Поначалу выяснились факты, лежащие на поверхности: мошенник Гринько, используя поддельный паспорт, ксерокопия которого уже находилась в свеженькой заготовке уголовного дела, нагло надул открытое акционерное общество «Вымпел», предоставляющее услуги сотовой радиотелефонной связи, путем обмана и злоупотребления доверием. Получив два номера и активно используя их, он не заплатил ОАО «Вымпел» ни гроша, предоставив лишь гарантийное письмо от подставной «Ставриды». Одним из номеров Гринько пользовался сам, другой номер эксплуатировал его сообщник, также участвовавший в операции по заманиванию в сети аферы рыбных дилеров. Сообщник использовал также липовый паспорт на имя некоего Михалева.

Запросив данные об указанных в паспортах лицах и о причинах утраты этими лицами своих документов, Пакуро получил следующие объяснения:

«Я, Гринько В. С., сдал свой паспорт в военкомат г. Коркино перед призывом на службу в Вооруженные силы РФ. При увольнении из армии мне и 140 военнослужащим сообщили, что наши паспорта сгорели в служебном автомобиле в результате попадания в него снаряда. В г. Москве никогда не был, с лицами, фотографии которых мне предъявлены для опознания, незнаком. Об ООО «Ставрида корпорейшн» мне ничего не известно».

«Я, Михалев С. Н., в феврале 1997 года с целью обмена жилья сдал свой паспорт в паспортный стол ОВД Ленинского района г. Смоленска. Дальнейшую судьбу паспорта не знаю, так как был в том же месяце арестован…»


Упорно отрабатывая адреса, по которым звонили лже-Гринько и лже-Михалев, Борис убеждался, что действовали мошенники крайне осторожно: все звонки предназначались лишь будущим потерпевшим, и не было среди абонентов ни одного из тех, кто мог бы навести на след аферюг.

Бумажная простыня с бесконечной чередой телефонных номеров обретала все новые и новые пометки: плюсики, галочки, знаки вопроса, пока наконец напротив одного из номеров Борис не начертал крупно и оптимистически восклицательный знак.

Да, пожалуй, этот номер был единственной существенной зацепкой – номер телефона вызова такси… Так, благодаря своему неимоверному трудолюбию, Борис умудрился установить важнейший в расследовании эпизод: незадолго до Нового года из ресторана «Распутин» изрядно погулявший Гринько вызвал машину, вероятно, чтобы та доставила его домой.

В бюро распределения заказов, перерыв сотни бумаг, сыщик обнаружил номер машины и уже через несколько часов беседовал со словоохотливым водителем, признавшим по фотографии своего клиента.

Склерозом таксист не страдал, напротив, проявил выдающиеся качества визуальной памяти, без колебаний указав дом, в который зашел пассажир, – выстроенную гармошкой громадную многоэтажку в Кунцево.

Началась очередная муторная рутина: отработка жильцов многоэтажки.

Изматывающий, однообразный труд результатов, увы, не принес: лже-Гринько, как уверял участковый, в доме не жил, а заезжал сюда, вероятно, к кому-то из знакомых.

Но к кому? В гости? По делу? К любовнице?..

Ходить по всем квартирам подряд, предъявляя для опознания фотографию мошенника, было делом рискованным: окажись среди жильцов персоналии, сопричастные к его махинациям, считай, получил лже-Гринько от РУБОПа козырного туза в своей игре в побегушки…

Тем временем в кабинете каждодневно раздавались звонки от напористого Рудина, жаждавшего возмездия, и Пакуро, на которого навалилась со всей остротой громада оперативной текучки, предложил Борису: «А пусть рыботорговец поможет себе, как говорится, самостоятельно… Машина у него есть, живет он неподалеку от искомой многоэтажки, дадим ему адрес… Почему бы жертве не покараулить своего мучителя? «Наружка» занята плотно, упрашивать начальство на проведение столь долгосрочного мероприятия с неясной перспективой – все равно что залезать в неоплатные долги; короче, инструктируй Рудина…»

Узнав о том, что расследование подошло к первому положительному сдвигу, Рудин окрыленно согласился на свою в нем активную роль.

– Выслежу гада! – сообщил уверенно.

– Только запомни главное правило, – предупредил Борис. – Никакой самодеятельности! Шапку надвинь на глаза, воротничком прикройся и – сиди в машине с кофейным термосом… Если появится злодей – срочно звони нам. Все понял?

– Естественно!

– И как договаривались: без фанатизма, пожалуйста…


Обмен | Свора | Мытарь