home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 18

К тому времени, когда они добрались до Дарк Харбор, подтвердились самые мрачные прогнозы.

— Они захватили орбитальную станцию, — сообщил им сердитый майор; холодный ветер трепал его форменные брюки. — Мы переслали ваше сообщение, но они уже были там. «Бонар Тай» принял на борт заключенных Третьего Стэка, они опускали на планету посадочные модули. Заключенным было выдано оружие, и именно они сыграли решающую роль при захвате станции. Мы думаем… мы надеемся, что кто-нибудь на станции успел подать сигнал тревоги с помощью анзибля, но точно ничего не известно. Преступники перекрыли все каналы связи, сеть внутренней защиты тоже в их руках. Нам известно, что в системе в данный момент находится шесть других кораблей, но кто знает, на чьей они стороне?

Этого не знал никто.

— И что мы можем сделать? — спросил пилот.

— Чертовски мало. Полацек с Основной базы объявил боевую тревогу по всей планете, но на Коппер-Маунтин нет кораблей; способных совершать скоростные прыжки, даже маленьких, не то что боевых. У нас нет и ракет, с помощью которых можно было бы вывести корабли на орбиту. Мы застряли в гравитационном колодце. Терпеть не могу все эти планеты!

Маргью много раз слышала подобные высказывания от офицеров Флота, но не могла с ними согласиться.

— Думаете, они попытаются захватить планету? — спросил профессор.

— Понятия не имею. — Пилот пожал плечами. — Откуда нам знать, что они будут делать? Они нам ничего не сообщали. Давайте пройдем в здание, а там посмотрим. Кстати, как там этот капрал, которого вы спасли, ему нужна медицинская помощь?

— Нет, сэр, я могу идти сам, — отозвался Мехарри. Маргью казалось, что капрал все еще бледен, но он самостоятельно держался на ногах.

— Хорошо. Мастер, закрепите гидроплан. Транспорт нам нужен в первую очередь. А вы должны мне рассказать все, что знаете… Где майор?

— Наверное, все еще не пришел в себя, — ответил профессор. — Должен признаться, что дал ему слишком большую дозу противорвотного пластыря. Я бы хотел переговорить с комендантом базы, если это возможно.

Маргью посмотрела на него. Он был таким спокойным и веселым, пока не понял, что готовится крупномасштабный мятеж. Теперь лицо профессора стало суровым. Он встретился с ней взглядом и улыбнулся, но без прежней веселости.

Небольшой штаб базы гудел, как пчелиный улей. Встретивший их майор проводил всех к коменданту базы. Капитан-лейтенант Ардсан внимательно оглядел каждого.

— Конечно, вашей вины тут нет, но если бы мы узнали обо всем на час раньше, всем было бы намного легче, — наконец сказал он.

Маргью почувствовала свою вину, профессор, наоборот, рассердился.

— Ерунда, сэр, — сказал он. — У нас на руках оказались труп, чуть живой человек, да еще шторм шел прямо на нас… и вообще, сомневаюсь, чтобы этот час кому-то действительно помог. У мятежников на станции, как и на Третьем Стэке, наверняка были свои люди.

— Наверное, вы правы, — ответил Ардсан. — Но все это так ужасно. А теперь еще и связи нет, трансляционными спутниками пользоваться мы не можем, они под контролем мятежников, а наземная связь проложена только в некоторых областях. У нас есть коротковолновый радиопередатчик, но они спокойно могут перехватывать все наши сообщения. Они остановили все метеосводки, так что перелетать с базы на базу теперь тоже будет сложно. Полацек предлагает всем собраться на Основной базе, но мне кажется, что так мы только облегчим им задачу.

— Вы уверены в этом человеке, в Полацеке? — спросил профессор.

— Теперь я ни в ком не могу быть уверен. Никогда не мог себе даже представить такого. Потом вся эта история с Ксавье. Я ничего не понимаю…

— Думаю, сейчас самое главное — решить, что нам предпринять, — ответил профессор. — У меня есть некоторые соображения. Я специалист по оружию, направлялся на Второй Стэк, чтобы проконсультировать их относительно последних испытаний. — Он протянул Арсдану небольшую папку. — Вы, конечно, хотите посмотреть мои документы.

— Естественно, — пробормотал Арсдан, повернулся и вставил карточку в считывающее устройство. Маргью мельком заметила изображение на экране, потом Арсдан выключил его. Он даже побледнел. — Ну, что ж, понятно. Наверное, я никогда не… видел человека… такого важного… с такими документами.

— Скорее всего, нет, — ответил профессор. — Но я тоже иногда совершаю ошибки, так же как и вы. Ладно, к делу. Мне известно, что сейчас на базе разрабатывается новое оружие. И я буду очень удивлен, если у мятежников не окажется сообщников на Втором Стэке.

— Почему?

— Потому что зачем еще им поднимать мятеж именно тут, в этой системе? Почему бы не встретиться в каком-нибудь укромном месте, где их трудно было бы заметить? Бьюсь об заклад, что если бы комендант Бэкэрион не погибла, если бы все шло по первоначальному плану, то один из этих посадочных модулей взял бы на борт людей и оружие со Второго Стэка. Советую вам хорошенько проверить всех, кто там служит. Только осторожно.

Арсдан нахмурился.

— Профессор, вряд ли мы сможем это сделать. Я могу посмотреть, кто командир Стэка, но на этом все. Боюсь, мне даже не удастся получить полный список личного состава. Теперь, когда мятежники контролируют все каналы связи, мы не можем получить данные о личном составе, которые хранятся на Основной базе, а копий здесь, в Дарк Харборе, нет.

— Ясно. — Профессор забарабанил пальцами по колену. — Что ж, комендант, на вашем месте я бы придумал, как лучше отправить туда, на Второй Стэк, надежные войска, чтобы обезопасить базу.

— И как вы себе это представляете?

— Мы же летали туда. Почему бы не слетать еще раз?

— Но у нас нет метеосводок, они перекрыли каналы связи со спутниками.

Профессор наклонился к коменданту:

— Комендант, послушайте, если вы не обеспечите надежную охрану базы и не перекроете мятежникам доступ к этому оружию, вы об этом очень пожалеете. Есть несколько вариантов. Мы можем попробовать еще раз добраться до базы. Если нам это не удастся, мы упадем в океан. Или мы доберемся до базы, но окажется, что большая часть личного состава на стороне мятежников, они расстреляют нас прямо в воздухе, если, конечно, заметят. Или все-таки доберемся туда, но окажемся слабее нападающих мятежников, и они захватят базу… но если послать достаточное количество надежных людей и если у нас будет достаточно времени, мы сможем уничтожить самое страшное оружие. Еще один вариант: можем остаться здесь, ничего не делать, и тогда мы все однозначно погибнем. По-моему, это самый неподходящий вариант.

— Мне… мне нужно связаться с командиром Полацеком.

— Нет, комендант, ни в коем случае. Вы уже сказали, что никому доверять не можете. Вы знаете, что все сообщения могут быть перехвачены мятежниками. Вы знаете, кто я такой.

— Он прав, — сказала Маргью и сама себе удивилась. — И если мы собираемся лететь на базу, это надо сделать до того, как они пошлют новые шаттлы.

Арсдан нахмурился и смотрел то на профессора, то на Маргью. Наконец он вздохнул и сказал:

— Хорошо. Хорошо… дайте подумать. Нам нужна машина, которая сможет сесть на Втором Стэке и перевезти людей… — Он нажал на кнопку внутренней связи у себя на столе. — Мастер… посмотрите, какие у нас есть данные по личному составу Второго Стэка. И еще представьте мне отчет о состоянии наших сил.

Профессор прервал его:

— У вас тут есть самолеты для перевозки тяжелых грузов?

— Есть аэрокары-тяжеловозы. Мы пользуемся ими для перевозки грузов вдоль побережья. Обычно никто не летает на них над океаном. Если что-то откажет, такой тяжеловоз камнем пойдет ко дну. Поэтому предпочтение отдается гидропланам.

— Сколько времени потребуется мятежникам, чтобы выслать шаттлы на планету?

— В зависимости от того, были ли на станции подготовленные к полету шаттлы. Обычным шаттлам нужно достаточно большое посадочное поле. На всей планете таких полей четыре, два предназначены только для аварийных посадок. Мятежники могут снова послать посадочные модули с «Бонар Тай», но на их перезаправку и осмотр уйдет часа два. Что касается других космических кораблей в системе… я не знаю, на каких есть посадочные модули, на каких нет и готовы ли эти модули к действию. И еще. Если корабль не может по какой-то причине пролететь вблизи от планеты, посадочным модулям потребуется несколько часов, точно сказать не могу, чтобы долететь сюда. Если они отправили запасные посадочные модули, как только захватили орбитальную станцию, то уже сейчас могут быть на острове. Если же возникли какие-то сложности, то они прилетят завтра или послезавтра.

— А сколько времени потребуется вашим самолетам, чтобы добраться до базы?

— Зависит от силы и направления ветра. Прогноза погоды у нас нет. Пять или шесть часов, точнее сказать не могу.

В кабинет заглянул один из солдат:

— Сэр, на Втором Стэке тринадцать ученых из числа гражданских, пять офицеров и двадцать девять солдат. Комендант — капитан-лейтенант Винет. У нас пятнадцать пехотинцев НПМ, тридцать простых и еще полицейские.

— Спасибо. — Арсдан нервно улыбнулся. — Достаточно, чтобы обнадежить, но недостаточно, чтобы гарантированно выиграть сражение. А если забрать всех из Дарк Харбора, то кто же будет защищать базу и остающихся здесь людей? — Он покачал головой. — Ладно. По крайней мере, что-то мы знаем точно. Профессор, насколько я понимаю, вы тоже полетите…

— Естественно. Я должен там присутствовать, без меня вы не сможете уничтожить оружие, к тому же меня знают ученые и инженеры.

— Энсин, приказываю вам сопровождать профессора, похоже, он вам доверяет. Вы умеете обращаться с оружием?

— Да, сэр. — Девочкой она ходила на охоту, прекрасно стреляла, во время проверочных стрельб неизменно была лучше всех.

— Хорошо. Я передам начальнику оружейного склада, чтобы он выдал вам оружие. Повсюду следуйте за профессором, не оставляйте его одного. Будьте внимательны на случай, если кто-то вдруг окажется предателем.

— Да, сэр.

— Профессор, понадобится время, чтобы заправить самолет, дать указания экипажу и собрать пехотинцев. Поешьте пока и попробуйте немного отдохнуть. И вы тоже, энсин, но оставайтесь все время с профессором. Понятно?

— Да, сэр. — Маргью неожиданно почувствовала страшный голод и усталость, потом поняла, что ей предстоит снова лететь над этим огромным, холодным океаном… да еще в темноте.

В столовой, куда они отправились вместе с профессором, Маргью услышала обрывки разных разговоров.

— Это все омоложение, — говорил командир экипажа. — Не нужно быть великим стратегом или адмиралом, чтобы понять, что ждет молодых людей, не достигших возраста омоложения. На их карьере можно поставить крест. Продвижения по службе замедлились уже десять-пятнадцать лет назад, когда началось массовое омоложение старшего сержантского состава Флота… понятно, что никто не будет тратить такие деньги на омоложение, чтобы потом уволить человека в запас. А молодые люди, которые могли бы надеяться именно на этот пост, останутся ни с чем. Освоение колониальных миров, конечно, немного решает проблему, но какую же нужно иметь космическую службу?

— Но… мятежи, мастер. Откуда эти мятежи?

— Не знаю. Я бы сам никогда не стал мятежником. Ходили слухи, что в среде старшего сержантского состава замечены некоторые проблемы со здоровьем, и кое-кто говорил мне, что при омоложении им преднамеренно ввели недоброкачественные препараты. Одно дело омолаживать адмиралов, другое дело личный состав.

— Ну, это уж совсем не понятно, — вмешался профессор. — Старший сержантский состав — это как хребет любой военной организации, и так было всегда. Адмиралы — да, конечно, и какого-нибудь особо талантливого стратега, естественно, хочется оставить во Флоте навсегда, но для ежедневной рутинной работы нужны сержанты и мастера.

— Военные и раньше допускали подобные ошибки. Звания и погоны всегда влияют на общественное мнение…

— Когда-то я работал в отделе личного состава Флота, — продолжал командир экипажа. — Тогда я еще был молоденьким сержантом. Я увидел там Флот с изнанки, и надо сказать, плановики отдела персонала прекрасно понимали тогда, что на каждого адмирала необходимо иметь много главных мастеров. Не думаю, что программа омоложения старшего сержантского состава саботировалась намеренно.

— Но кто-то ведь это сделал. Вспомните мастера Ванга. Приходилось присматривать за ним каждую секунду, он готов был надеть шестиконечную скобу на четырехугольное отверстие, да еще требовал ото всех того же самого. Никогда ничего подобного не встречал, ужас какой-то.

— Я слышал разговоры о каком-то мозговом вирусе, вроде бы он заразился, когда ездил на рыбалку в горы.

— Да, они именно так и говорили, но когда пришла директива отстранить всех прошедших омоложение мастеров от службы, чтобы они прошли медицинскую проверку, я сразу вспомнил о Ванге. Конечно, он к тому времени уже и так ушел в отставку по состоянию здоровья, но Пайли из медчасти сказал мне, что, скорее всего, его болезнь была следствием некачественно проведенного омоложения.

— А если омоложения проводить некачественно, у молодых появится шанс продвижения по служебной лестнице… — тихо сказал один сержант. — Конечно, вряд ли кому-нибудь могло такое прийти в голову… я ведь видел Ванга в самом конце.

— Возможно, они и сами не представляли, какие будут последствия. Помню, однажды я угостил маминого любимца сарри печеньем, просто поделился с ним, знаете, как это бывает, так вот, он вдруг весь забился в судорогах, а потом умер. Я и понятия не имел, что им нельзя давать нашу пищу, они ее не могут переваривать. Но он умер, словно я специально его отравил.

— Верно. Иногда больше вреда получается от глупости. Возможно, поставщики или даже производители препаратов просто пытались сэкономить свои денежки.

Маргью и не знала, что личный состав Флота проходил омоложение, она никогда ничего такого в академии не слышала. Интересно, есть ли среди присутствующих омоложенные? И как можно это определить?

Профессор закончил есть и дотронулся до ее руки:

— Энсин, пойдемте немного отдохнем, пока есть время. Не помните, комендант разрешил нам прилечь?

В их распоряжение на несколько часов выделили одну из офицерских комнат. Они по очереди приняли душ, переоделись в чистую одежду. Но поспать не успели, пришло сообщение от коменданта, что самолет готов к вылету.


На этот раз профессор натянул защитный костюм поверх одежды, а сверху надел желтую куртку.

— Так меня сразу узнают друзья, — объяснил он.

— И мишень из вас неплохая. — Командовал операцией майор, который встретил их по возвращении. Теперь Маргью знала его имя — Энтони Гарсон. Пехотинцами командовал лейтенант Лайтфут.

— Верно, но если мы приземлимся во враждующем стане, наши друзья сразу поймут, кто прилетел.

Маргью натянула чистый защитный костюм и запрограммировала его на темно-синюю окраску. Обычный камуфляжный цвет для ночных вылазок. Она поймала на себе взгляд майора, тот пожал плечами и отправился проверять остальных. Часы показывали полдень, но небо было затянуто тяжелыми тучами, поэтому казалось, что уже вечер.


Когда они добрались до Стэк Айлэндс, была уже ночь. Небо ни разу не прояснилось. Маргью сказали, что это даже хорошо с точки зрения маскировки, но ощущение было жутковатое. Казалось, самолет ползет между слоями темно-серой ваты. Огней в салоне не зажигали. Профессор заснул и мирно похрапывал, Маргью осторожно положила голову ему на плечо и тоже задремала. В другую сторону наклониться она боялась, там сидел кто-то большой и незнакомый. Девушка проснулась, когда самолет пошел на снижение. Сколько она ни всматривалась в окно, ничего, кроме темноты, там не было видно.

— Хм-м! — Профессор громко всхрапнул напоследок и проснулся: — Что видно?

— Ничего, темнота.

Как же они будут приземляться? Можно ведь врезаться в здание! Маргью чувствовала, что самолет идет на снижение, уши постоянно закладывало.

Вдруг из темноты показалась точечка света… она превратилась в яркую линию, потом появилась вторая.

— Огни, — сказала она профессору.

Они подлетели ближе, и Маргью поняла, что это огни посадочной полосы. В находящихся рядом с полосой зданиях тоже зажегся свет. Все выглядело вполне нормально…

Самолет коснулся земли, подпрыгнул, потом окончательно приземлился. Но вместо того чтобы подрулить к одному из зданий, в которых горел свет, самолет свернул в другую сторону и остановился у края посадочного поля. Пехотинцы НПМ уже стояли наготове. Маргью осталась сидеть на месте, а профессор надел наушники и внимательно слушал переговоры по внутренней связи. Рядом с ними остановились еще два самолета. Из одного выскочили на поле темные фигуры.

Потом кто-то из стоявших впереди открыл входной люк, и внутрь проник порыв прохладного морского воздуха. Раздалась какая-то команда, и пехотинцы двинулись на выход. В наушниках зазвучал голос майора Гарсона:

— Профессор, теперь вы с энсином. Профессор поднялся, Маргью за ним.

На улице было прохладно, зато казалось светлее. Маргью даже могла отличить профессора от всех остальных благодаря его ярко-желтой куртке. Она натянула капюшон защитного костюма, чтобы согреться, и встала рядом с ним. Кто-то включил лазерный фонарик, и тонкая красная линия указала направление движения. Девушка чувствовала под ботинками шероховатую поверхность посадочной полосы. Никто не стрелял, пехотинцы уверенно двигались вперед. Маргью понятия не имела, куда делась первая группа, их нигде не было видно.

— Пока все в порядке, профессор, — снова в наушниках раздался голос майора. — Пойдем внутрь.

Маргью почувствовала, как пехотинцы окружили их с профессором плотным кольцом и повели к одному из зданий неподалеку от посадочного поля. Открылась дверь, на улицу вырвался сноп яркого света. Маргью зажмурилась. Никого, кроме пехотинцев, не видно.

В большой комнате майор Гарсон беседовал с. каким-то капитан-лейтенантом. Оба были напряжены. У обоих выходов стояли вооруженные пехотинцы. Маргью оглядела всех присутствующих: гражданские, видимо ученые.

— Боже мой, это ведь Гасси, — проворковал один из них. — В своей любимой желтой куртке, да еще с какой-то рыжеволосой красоткой…

— Никакая это не рыжеволосая красотка, а энсин Пардальт, — профессор кивнул в сторону Маргью. — Ведите себя прилично, она необыкновенно образованная молодая женщина…

— А это значит, что он прожужжал вам все уши, а вы его не останавливали, — прокомментировал другой ученый, улыбнувшись Маргью. — Меня, между прочим, зовут Хельмут Сверинген. — И он повернулся к профессору. — Ты не появился утром, а потом мятежники захватили орбитальную станцию, поэтому мы решили, что ты в плену…

— Как далеко вы продвинулись? — спросил профессор.

Мужчина сделал знак в сторону стоявших у двери офицеров.

— Совсем не продвинулись. Узнав обо всем, Тай начал разыскивать тебя по всем радиоканалам, поэтому мы и узнали все почти сразу, и тогда я пошел к коменданту базы и сказал ему, что мы немедленно должны приступить к уничтожению всего, что было сделано. Он ничего не хотел слушать, говорил, что должен быть соответствующий приказ, что мы находимся в ведении флотского начальства. Потом вообще сказал, что мы, возможно, и сами мятежники, и посадил нас сюда. Под охрану…

— Что он из себя представляет? — тихо спросил профессор.

— Паникер. Правда, он разбирается в технике, поэтому, по крайней мере, понимает, чем мы тут занимаемся. У него даже есть степень, он учился вместе с Бруно в институте Градуса. Но крючкотвор невозможный, во всем должен следовать приказам. И не позволяет нам ничего делать, не получив на то соответствующий приказ.

— Ладно, у нас нет времени. Как его зовут?

— Алкандор Винет.

Офицеры в это время мрачно взирали друг на друга.

— Извините меня, — обратился к ним профессор. — Комендант Винет? Меня зовут профессор Айдерссон, я должен был прилететь сегодня утром…

— Вы опоздали, профессор, — ответил Винет, — но думаю, что в данных обстоятельствах это вполне объяснимо.

— Да, — сказал профессор. — А теперь, когда я здесь, я беру всю исследовательскую группу под свое командование. Мы прямо сейчас приступим к уничтожению файлов, пока мятежникам не удалось захватить…

— Я не могу вам этого позволить, — ответил Винет. — Об этом не может быть и речи. Я не получал никаких соответствующих приказов из Главного штаба…

— Учитывая обстоятельства… — начал было профессор.

— У этого человека мандат и пропуски самого высокого ранга, — вставил Гарсон. — А я привез с собой приказ из Дарк Харбора, чтобы вы оказали нам максимальную поддержку.

— Мне не могут приказывать из Дарк Харбора, — ответил Винет. — А вы, майор, по званию ниже меня. И вообще. Откуда мне знать, что вы не мятежники?

— Вы имеете в виду нас всех? — Профессор поднял брови. — Интересная гипотеза, но чем вы можете ее подтвердить? Почему это мятежникам вздумалось уничтожить секретное оружие, чтобы оно не попало в руки других мятежников? Я бы скорее заподозрил в сотрудничестве с мятежниками того, кто пытается не допустить его уничтожение.

Винет покраснел.

— Вы хотите сказать, что мятежник я?

— Вовсе нет, — ответил профессор. — Я просто говорю, что ваш отказ сотрудничать с нами и выполнять мои приказы может быть неверно истолкован.

— Но это же смешно! Эти установки очень дорогостоящие, одно только оборудование стоит…

— Оно не принесет никакой пользы Династиям, если попадет в руки врагов. Только вред. Разве это непонятно?

— Ну… да, но почему вы думаете, что мятежники захотят захватить его? Возможно, они вообще ничего о нем не знают.

— Вы думаете, они настолько глупы? Не самый лучший подход. Комендант, боюсь, я вынужден настаивать на вашем сотрудничестве с нами.

Маргью заметила, как Гарсон подал знак пехотинцам. Винет сделал то же самое.

— Замечательно. Но вы действуете насильно, против моей воли. Я все это запишу в журнал. Если бы вы неожиданно не захватили базу преобладающими силами морской пехоты, я бы показал вам, чем чреваты подобные заявления.

— Спасибо, — вежливо поблагодарил его профессор. — Я ценю вашу помощь.

Он подвел Маргью к группе ученых.

— Гасси, у нас тут появилась мысль… — сказал один из них. — Может, стоит смонтировать… — Человек понизил голос, Маргью ничего не расслышала. — Мы могли бы атаковать мятежников.

— Смонтировать ее на планете? — Профессор сжал губы. — Интересно. Может, и получится, если хватит времени. А материалы для экранирования у нас есть?

— Есть, если разобрать кое-что другое. И еще. Тай пытался прослушать их каналы связи, но потом Винет выгнал его из радиорубки и посадил сюда вместе с нами.

Профессор посмотрел на Маргью:

— Энсин, вы будете слышать много такого, что вам слышать не следует. Советую вам все побыстрее забывать. У вас есть какая-нибудь техническая подготовка?

— В принципе нет, но я выросла на планете, где приходилось все мастерить из подручных материалов. Так что основы электроники и столярного мастерства мне известны.

— Что ж, может пригодиться. Пойдемте в лабораторию…


Они собрались вместе в помещении, которое напоминало небольшую столовую, с одной стороны стояли процессоры для приготовления пищи с программным управлением, вдоль других стен — видавшие виды стулья и диваны. На низеньком столе — незаконченная детская модель орбитальной станции. Маргью и не подозревала, что ученые могут играть в детские игры. Кто-то задвинул модель в дальний угол.

— Что у нас со связью? — сразу же спросил профессор. — Тай?

Вперед вышел сухопарый человек с копной темных волос:

— Мятежники контролируют спутники, но мы все равно можем выйти на связь с Основной базой, я тут кое-что собрал. Я пошлю схемы на основную базу, они смогут собрать такие же устройства. Сложнее будет проникнуть в каналы связи мятежников, у них там повышенная защита. Но они выходили на связь с планетой, со своими сообщниками, как я подозреваю, это перехватить я могу, если буду иметь доступ к нужному мне оборудованию. Я смогу перехватывать и их внутренние сообщения, несмотря на степень защиты, для этого нужно изменить конфигурацию некоторых модулей, понадобится примерно час…

— А как насчет сканеров? Система наблюдения работает? Или мы можем наблюдать только то, что происходит на планете?

— Ну, здесь есть проблемы. Наблюдать мы сможем только в зоне видимости, до горизонта. У Кнурри был телескоп с автоматической экваториальной установкой, но Кнурри уехал в отпуск и телескоп увез с собой. Можем настроить какие-нибудь приборы на атмосферу, но неизвестно, куда именно их направлять. Откуда должен появиться корабль или корабли?

— Тебе нужен кто-нибудь в помощники?

— Нет. Здесь есть неплохой техник, правда, мне кажется, что и на базе у мятежников было несколько сообщников… может, и этот техник тоже.

— Прекрасно. Энсин, позаботьтесь о том, чтобы Тая проводили в радиорубку. Хорошо?

Она должна была все время находиться рядом с профессором, но отойти требовалось всего лишь к двери. Снаружи стоял лейтенант Лайтфут. Он подозвал двух пехотинцев, и те отправились сопровождать Тая.

— Теперь, Коул… Ты сказал, у тебя появилась мысль.

— Да, мы с Йеном тут подумали, что можно было бы нашу большую установку наладить на диапазон планета—космос. Мы попробовали рассчитать, как обнаружить и выследить цель…

— Какую цель?

— Ну… мы спокойно можем навести ее на орбитальную станцию. На любые корабли, пришвартованные там. Дальше сложнее, если не будет помощи, спутниковых сканеров.

— Но и это осуществимо, — слово взяла женщина. — Обезвредив станцию, мы сможем переключить спутники на себя…

— Сколько времени вам понадобится? — спросил профессор.

— Шесть-семь часов на установку орудия, причем нам нужна помощь, и основательная.

— Столько времени у нас нет, — ответил профессор. — Мы должны знать, летят они сюда или нет, и если да, то как скоро они будут здесь. Йен, что у нас с атмосферными сканерами? Может, как-нибудь можно подключиться к спутникам?

— Прямо сейчас — нет. Здесь в наличии только старый радар, предназначенный для нахождения и направления сухопутного и морского транспорта. Еще есть маленький метеосканер. С его помощью мы узнаем разве что о приближении посадочных модулей, когда поздно будет что-либо предпринимать. Нам никогда не нужны были более мощные сканеры, потому что всю информацию поставляли спутники. Значит, единственный путь для нас — найти доступ к спутникам. Это непросто, и понадобится немало времени.

— Которого у нас нет. Боб, а как насчет Проекта Зед?

— В рабочем состоянии. Мне бы совсем не хотелось, чтобы они добрались до него.

— То есть он работает?

— Да. Если бы мы были на корабле, а не на острове, я бы просто повернул выключатель, и они бы нас не нашли. У этой модели много преимуществ по сравнению с предыдущими. К сожалению, остров легко обнаружить, независимо от маскировки.

Маргью вдруг с удивлением поняла, что речь идет о новом хитроумном маскировочном приборе.

— А для прикрытия самолета можно его использовать? Если мы, к примеру, возьмем все секретные файлы с собой и полетим на Основную базу?

— Полагаю, что да. — Боб задумался. — Мы не испытывали его на самолетах… сколько груза можно поднять на борт самолета?

— Я узнаю, — ответил профессор и посмотрел на Маргью.

Она встала, подошла к двери и, передав вопрос Лайтфуту, вернулась на свое место. Ученые громко обсуждали какие-то технические тонкости, но когда раздался стук в дверь, все замолчали.

— Войдите, — сказал профессор. Вошел Тай.

— Я кое-что обнаружил. Во-первых, пять дней назад сюда пришло сообщение с Третьего Стэка. От Бэкэрион. Похоже, кто-то здесь вплотную с ней сотрудничал.

— Скорее всего, — ответил профессор.

— И еще одно сообщение пришло только что, с орбитальной станции. Лично для капитан-лейтенанта Винета.

— Винет! Вот никогда бы не подумал, что и он с ними, — воскликнул Сверинген. — Такой бюрократ. Ты им ответил?

— Нет, только заверил, что сообщение принято. Пользовался тем же кодом, которым пользовались для ответов на предыдущие сообщения. Но я просмотрел…

— Разве сообщение не закодировано? — спросил кто-то.

— Закодировано, но шифр очень простой. Я его быстро разгадал. Так вот, Винет по уши с ними. Они сообщали ему, что прилетят через день или два, чтобы он не волновался, что они держат под контролем все передатчики на станции. Поэтому, кроме нас, никто ни о чем не подозревает.

Маргью не сдержалась:

— Мы должны любой ценой выйти в эфир! Профессор посмотрел на нее.

— Вы абсолютно правы, энсин. И надо, чтобы мятежники на станции не заподозрили, что нам известно об их планах и что мы готовимся их встретить. Кроме этого, все, что нам не удастся защитить, мы обязаны уничтожить.

— Нам нужны будут твои пехотинцы, Гасси.

— Конечно, Тай. А где твоя охрана?

— Я оставил их там следить за оборудованием.

— Энсин, нам нужен майор Гарсон. — Маргью передала просьбу профессора Лайтфуту, и через минуту в комнату вошел майор.

Он хмуро выслушал сообщение Тая и сказал:

— Я арестую Винета. Интересно, были ли у него здесь сообщники?

— А меня очень интересует, есть ли у них сообщники среди ваших пехотинцев, майор, — вставил профессор.

— Надеюсь, что нет, — ответил Гарсон. — А вы сможете позаботиться обо всем остальном?

— Навести плотный луч на корабль внутри системы — да, сможем. Собрать сканер, чтобы найти такой корабль, — сможем. Уничтожить самые ценные наработки и записи — сможем. Но на все это нужно время, майор. Нас всего четырнадцать человек, некоторые виды работ настолько специфичны, что ими владеет только кто-то один из нас. Так что давайте приниматься за дело. — Он кивнул Гарсону, и майор вышел. Тогда профессор обернулся ко всем остальным. — Меня беспокоит только одна вещь.

— «Только одна»? — переспросил улыбаясь Сверинген.

— Если им не известно, что мы здесь, они не будут торопиться, но когда тучи рассеются, они увидят наши самолеты и сразу все поймут.

— Можно отправить самолеты назад, — заметил Сверинген, — но тогда мы останемся без транспорта. К тому же на хороших инфракрасных сканерах можно считать и латентное тепло.

— Если вам нужно спрятать самолеты от сканеров, — вступил в разговор Боб, — мы можем привести в действие Зед. Настроим его на такие параметры. Заодно и проверим в работе.

— А если проверка окажется неудовлетворительной, они узнают и то, что мы здесь, и то, что у нас есть Зед.

— Его гораздо легче разобрать и уничтожить, чем основную установку, — сказал Боб.

— Сколько еще времени до рассвета? И что насчет прогноза погоды, кто-нибудь может сказать, что нас ожидает? — Профессор оглядел всю группу.

— Солнце встает в восемь часов тринадцать минут по местному времени. Если прояснится, светлеть начнет раньше.

— Прогноза погоды нет… но всегда можно выйти на улицу и посмотреть на небо.

За дверью их поджидал расчет пехотинцев. Профессор отправил Тая назад в радиорубку, часть пехотинцев ушла с ним. Сам профессор пошел с остальными на улицу. На поле дул холодный влажный ветер. Маргью держалась рядом с профессором, она лишь раз взглянула наверх и заметила, что звезд не видно.

— Ничего не могу сказать, — наконец промолвил профессор. — Боб, иди приготовь Зед, будем камуфлировать самолеты. А мы начнем разбирать остальные установки…

— Профессор… — Подошел майор Гарсон. — Мы нигде не можем найти Винета и еще нескольких человек. Пожалуйста, пока мы их не найдем, возвращайтесь в здание.

— Вам может понадобиться несколько дней, — сказал Сверинген. — Здесь есть и подземные лаборатории, они соединяются друг с другом тоннелями.

— Тай в радиорубке, — вспомнил профессор. — С ним пехотинцы, но…

Вдруг ярко вспыхнул столб пламени, потом раздался звук взрыва. Вдалеке на посадочной полосе догорал один из самолетов, обломки, казалось, летели до самых облаков.

— Прекрасно, — сказал Гарсон. — Такую вспышку они заметят даже сквозь тучи. Идите же, идите внутрь.

— А где лейтенант Лайтфут? — спросила Маргью.

— Не знаю, он не отвечает на вызов. — Новая вспышка и снова звук взрыва. Второй самолет. — Энсин, переключите ПЗК на усиленную защиту и отведите этих людей в здание. Желтая куртка служит прекрасной мишенью.

Маргью на ощупь пыталась найти нужные кнопки и по ошибке нажала не на ту. В одну секунду ее костюм стал ярко-серебристым. Она снова нажала на кнопку, и костюм стал темно-синим. Наконец Маргью нащупала нужную кнопку, включилась усиленная защита, и вместо маленьких темных фигур и огненных вспышек перед ней предстали оранжевые фигурки не фоне полыхающего черного пламени. У некоторых вместо головы были зеленые треугольники. Маргью отвела глаза от посадочной полосы и заметила, что у профессора и пехотинцев НПМ тоже зеленые треугольники вместо головы.

Вдруг поле зрения Маргью перерезала бирюзового цвета линия, она поднялась по плечу профессора к голове. Маргью, не раздумывая, бросилась к нему, зацепила ногу профессора своей, и они вместе упали на землю, а пуля пролетела над ними и ударилась о броню стоявшего позади пехотинца. Он слегка покачнулся, и все пехотинцы, как по команде, упали на землю.

— Цель найдена, — сказал пехотинец, лежавший рядом с Маргью. — С вражеской отметкой… — Маргью повернула голову и заметила, что у одной из оранжевых фигурок на голове появился красный квадрат. Один из пехотинцев выстрелил, и оранжевая фигурка упала. Маргью подняла голову, но пехотинец жестом показал ей, что двигаться нельзя. — Еще рано, энсин. Может, он жив. Могут быть и другие.

— Потери есть? — раздался по внутренней связи голос Гарсона.

— Нет, сэр. Они стреляют из обычного оружия, пули не пробивают броню. Гражданские лица в порядке.

— Кто наверху?

— Турак и Бенитс… Что там у вас?

— На крыше все в порядке, сэр.

— Заведите гражданских в помещение.

Пехотинцы встали в два ряда, а ученые осторожно прошли по этому бронированному коридору. Больше никто не стрелял. Маргью еще раз осмотрела поле через специальный щиток. Оранжевая фигурка лежала там же, где упала. Потом она заметила целый скоп линий бирюзового цвета, которые появились с разных сторон, но сошлись все на крыше радиорубки, где были установлены антенны. Маргью выглянула, чтобы получше рассмотреть, но один из пехотинцев толкнул ее назад в здание.

— Хотите, чтобы вас убили? — спросил пехотинец женским голосом.

— Нет, я просто…

— Идите внутрь и оставайтесь там. Да смотрите за профессором!

Маргью прошла за остальными в комнату без окон, профессор посмотрел на нее так, что девушка почувствовала себя не в своей тарелке.

— Что они там такое делают? — спросил Сверинген.

— Думаю, пытаются повредить антенны, — высказала свое предположение Маргью. — Они находятся под куполом на крыше радиорубки, так ведь?

— Да. И если у них это получится, плотным лучом нам воспользоваться не удастся, даже если мы сумеем его сконструировать.

— Почему именно плотным? — спросила Маргью.

— Он действует на большее расстояние, вмещает больше данных. Возможно, с его помощью мы могли бы даже подобраться к системному анзиблю и выйти на связь с Флотом.

— Но… разве простое радиосообщение не пойдет по более широкому диапазону? А это даст возможность предупредить любой корабль, входящий в систему.

Профессор задумался.

— То есть как в старину? Радиовещание?

— Ну да. Если у вас хватит мощности.

— И антенну такую сделать намного легче. Вы не только спасли мою жизнь, энсин, вы еще, кажется, здорово помогли нам всем.


Корабль РКС «Вигор» вышел из скоростного коридора по всем правилам. Даже когда ты уверен, что ничто не угрожает, что система внутренняя, врагов здесь нет, все равно следует соблюдать правила безопасности. Капитан Сатер не обратил бы внимание на чьи бы то ни было жалобы, но никто и не жаловался. Сатер был хорошим капитаном, и даже то, что он любил дотошно выполнять все правила, не раз спасало жизнь всему экипажу.

«Вигор» сбавил скорость, чтобы просмотреть на экранах сканеров информацию о защитных системах и возможном движении других кораблей внутри системы. Но радиомаяк корабля уже послал свой сигнал в систему. Офицер-связист принимал сообщения, даже не глядя на них. Капитан Сатер требовал распечаток всех сообщений, и хотя бумаги расходовалось много, никто не возражал. Связист передал распечатки курьеру капитана, тот побежал на мостик. Сатер внимательно вглядывался в экраны мониторов.

— Я был на Коппер-Маунтин восемь раз и никогда не видел здесь такого красного ободка вокруг планеты, — сказал специалист по сканирующим приборам.

— Я был здесь десять раз и никогда не встречал в системе столько крупных кораблей. Интересно, что здесь происходит?

— Мне совсем не хочется разговаривать со станцией. Тони, зарегистрируй нас на боевой станции, но не зажигай орудия.

По всему кораблю раздался сигнал тревоги, на панелях управления замигали разноцветные лампочки. Сатер взглянул на сообщения, которые принес ему курьер. Беда. Большая беда.

— Сэр, странный сигнал… взгляните.

— В каком смысле странный?

— Необычные частоты, во-первых. Сигнал идет с поверхности планеты, но он не направленный. Похоже, его посылают просто в пространство.

— А что сообщают?

— Говорят, что на Коппер-Маунтин поднят мятеж, что мятежники захватили орбитальную станцию и системы защиты. Просят сообщить обо всем Флоту.

Капитан Сатир взглянул на офицеров на мостике. Если это розыгрыш, а он будет действовать так, как того требовала бы реальная ситуация, на карьере можно поставить крест. Если это не розыгрыш, есть только один шанс выпутаться из создавшегося положения.

В этот момент на мониторе зажглись огоньки.

— Они наводят на нас орудия, — сказал специалист по сканирующим приборам. — Прицеливаются…

— Полный назад, найдите проход к скоростному коридору, — приказал Сатер. — Уходим отсюда, пока есть возможность.

«Вигор» не успел еще далеко отойти от скоростного коридора, к тому же ему не требовалось разгона. Другие корабли не могли догнать его. Капитан был готов совершить скоростной прыжок вслепую, лишь бы уйти от преследования. Внутрисистемная защита предполагала определенные линии атаки, а корабль мог их легко обойти.

— Сделайте как можно больше копий данных с мониторов и постарайтесь отправить их по анзиблю, когда будем пролетать мимо. Может, правда, они перепрограммировали его, но попробовать стоит.

Спустя четыре дня «Вигор» вышел из скоростного коридора в другой системе, как раз недалеко от анзибля. Он передал по каналу связи сигнал общей тревоги и все данные с мониторов сканирующих приборов, которые удалось собрать.


Глава 17 | Смена командования | Глава 19