home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Не успел он выйти на улицу, как тут же сверху слетела большая алая машина, какой-то властный голос приказал ему садиться, и он, вместе с другими двадцатью полицейскими, уже мчался во весь опор арестовывать — самого себя.

Ему даже вполне понравилось выполнять приказы — стать здесь, ждать там грубовато спрашивать у людей пропуска — сейчас уже без церемоний и вежливости — и наконец они вместе со многими другими отправиться на доклад в центр.

Они сели в машину всей толпой. Он понял, что управление полиции находилось сейчас в беспорядочном, хаотичном состоянии; подразделения и начальство так запутались, что он мог спокойно, словно он из другого отряда, переходить из отсека в отсек и смешаться со многими другими подразделениями. Машина села на крышу, и дверь закрылась.

Что ж, наконец-то, ему что-то удалось. Вскоре, от окружающих его людей он узнал, что это главное здание, логово бонз. Сейчас они окончательно упали в его глазах. Даже на плохо организованной планете его должны были бы уже схватить. То, что эти его не схватили, доставляло ему хлопоты; выходило так, что ему самому нужно было идти к ним.

Встревоженное начальство суетилось, расставляло людей по постам. Кэродайн оказался среди десяти человек, которым предписывалось перекрыть доступ к длинному проходу, ведущему вглубь здания. В высоком окне виднелся двор. Там Кэродайн видел, как и подземного ангара один за другим взлетали летающие танки, зловеще поблескивающие темно-зеленой броней. Солдаты в полной боевой выкладке лавиной выбегали из дверей и мчались куда-то дальше. Улыбка застыла на его губах.

Все эти приготовления, весь этот хаос были не из-за него.

Не удивительно, что его не смогли так легко взять. Здесь, за фасадом беззаботной жизни, в этом дворце с его веселым днем комедии, экзотическими цветами и странными животными, бонзы видели угрозу своему существованию. Кэродайн подозревал, что это была за угроза. Однажды он уже посчитал невозможным то, что произошло впоследствии. Размышление над видимой невозможностью его больше не забавляло.

Черт бы побрал этого юнца, Карсона Напье!

Но даже и так!..

При первой возможности, представившейся ему во время этой продолжающейся суеты, Кэродайн незаметно ускользнул и, напустив на себя важный вид, тяжело и решительно пошел по коридору прямо в центр здания. Наступала развязка. Его никто не останавливал. Повсюду вокруг слышен был негромкий гул машин. Мимо проходили встревоженные офицеры. Сейчас ему все чаще встречались военные. И все же его, находящегося под защитой алой формы, не останавливали. Разумеется нет — ведь он же нес личное донесение, да? Но как долго ему еще будет везти, длиться он не знал.

Когда, наконец, его остановил отряд одетых в черное людей, он понял, что продолжения вообще не будет. Времени у него было только на то, чтобы вытащить и бросить гранату.

Здесь уже такой кавардак должен привлечь внимание. Чтобы там ни происходило в Галактике, оно не могло отвлечь от него все внимание.

Он побежал. Над его левым плечом прошел откуда-то луч, заставив его сморщиться от обжигающего жара, ударил в дальний карниз и с грохотом обвалил целую стену и потолок, превратив их в оплавленные развалины. За ними показалась грубая металлическая обшивка.

Черт! Они так нервничали, что действовали совсем не так, как он ожидал. Теперь в нем кипел страх, который он так хорошо сдерживал до сих пор. Его стало трясти, когда он с колотящимся сердцем и задыхающимися легкими, бежал от этого смертоносного оружия. Черт возьми! Если он только выберется отсюда живым, он кое-что скажет этому Напье — это уж точно!

Он приближался к двустворчатым дверям, высотой, должно быть, в пятьдесят футов. Люди, охраняющие их, казались карликами. Он изо всей силы метнул гранату и рванулся следом слишком быстро, так что сам почувствовал, как его обожгло. Тем не менее он расчистил себе путь — одна створка двери висела на сорванной после взрыва петле.

Прошел в двери. Еще одна граната освободила путь. Прямо перед собой, сквозь гигантскую арку, парившую на высоте двести футов, он увидел сияние. Пройдя под аркой, он оказался в комнате, размер которой потряс его. На выложенном разноцветными плитками полу люди казались муравьями. Высоко над головами висели канделябры величиной с двухэтажную виллу. Во всем пространстве зала не было ни одной колонны, поддерживающей этот потолок. По обеим сторонам неподвижно, по стойке смирно, стояли ряды охраны, на расстоянии уменьшенные до размеров кукол. Комната была до неприличия огромной. Здесь подчеркивалась незначительность человека. Кэродайн начал долгий путь по мрамору к группе мужчин и женщин, собравшихся в дальнем углу возле экранов. Никто не пытался его остановить. Ряды неподвижных охранников были простым украшением, оставляющим всю работу по обеспечению безопасности вездесущей полиции и переодетым сотрудникам. Гулкое эхо его шагов затихало и терялось где-то в необозримости зала. Он нарочно вытащил пистолет, помахивая им, держа за ствол. Сейчас он чувствовал едва различимое понимание, существовавшее между ним и бонзами; он взял верх над их службой безопасности, и теперь они ждали, чтобы узнать, что он хочет.

Никаким другим способом он, простой служащий с незначительной звездной группы, не смог бы пройти сюда, в святая святых гордой и могучей Хораки.

Это он понял с самого начала. На это он работал — и за это чуть не погиб. В нем все еще был страх, черными приливами накатывающийся на его рассудок. Но сейчас он должен сдерживать его, он должен сохранять разум для встречи с бонзами. Два пестро одетых офицера подошли к нему, и он со снисходительным видом отдал им ударник. Не останавливаясь, он продолжал идти вперед.

На этих экранах, занимающих целую часть зала он увидел звездные системы, отдельные сектора Галактики. При его приближении люди, рассматривающие экраны, повернулись.

Именно такими он их и представлял. Крупные, дородные, с властными, безжалостными лицами, люди отлитые из одной формы. Таких вот людей он использовал как инструменты.

Потрясение от присутствия Хсайена Коунги и Аллуры было недолгим. Бонзы привели их сюда ради забавы, чтобы увидеть его реакцию.

Рядом с ними он увидел охрану. Поискал Гарриет.

Она была здесь.

Кровь мощным потоком прошла по его венам, когда она шагнула вперед. Выглядела она превосходно. Золотое платье плотно облегало ее тело, волосы были уложены серебряными локонами.

Красные губы улыбались.

— Наконец-то вы прибыли, Джон Картер. Мы вас ждем.

Кэродайн молчал. Внутри поднялась и угасла волна замешательства, страха, черной злобы и жалкого укора самому себе.

— Я думал… — начал он.

— Перед тем, как мы убьем вас, Джон Картер, — с ласкающей жестокостью сказала Гарриет Лафонде, — мы бы хотели знать, почему вы сделали все это.

— То, что я сделал, я сделал отчасти из-за вас, — сказал Кэродайн. — У меня была идиотская мысль, что вы, судя по всему, попали в беду. Можно сказать, что я пытался спасти вас.

Это звучало по-детски.

Хсайен Коунга вздрогнул. Стоящая рядом Аллура казалась больной и проигравшей, ее каштановые волосы тяжело спадали на плечи, лицо, словно маска, нечувствительная к боли. Взглянув на нее, он сделал мысленное сравнение и подумал спросить про третью из этих женщин, так гибельно вошедших в его жизнь.

— Вот эти? — Говоривший был одним из бонз, человек, привыкший распоряжаться судьбами тысячи солнечных систем. — Смотри. Может будет интересно.

Кэродайн смотрел на высокий настенный экран, где на черном фоне виднелись звезды. Расположены они были редко. Нетерпение было довольно сильным и он знал, что эти бонзы играли с ним, по мере того, как там, в Галактике, разворачивалась более серьезная драма. Теперь ему нужно было только повернуть голову, чтобы увидеть указанный экран.

На экране показалось лицо Грэга Роусона. Он в ужасе что-то кричал. Затем голова исчезла, оставив только изображение запекшегося кровью обрубка шеи. Кэродайна такие грубости тронуть не могли.

Экран сменил фокус и он увидел Шарон Огилви. Она летела вниз. Рот ее был открыт, но не было слышно ни звука. Длинные серебристые волосы развевались на ветру.

— Они неуклюже пытались проникнуть на верфь.

Шарон пролетала мимо рядов темных окон, мимо поднятых стрел кранов. Кэродайн был не готов. Шарон все падала и затем и затем резко ударилась о стрелу, которая прорвала ее живот, и она, зацепившись, покачивалась на весу.

Аллура сдавленно вскрикнула. Гарриет повернулась к Кэродайну.

— Теперь вы удовлетворены, Джон Картер?

— Я был под давлением, — сказал он мягко. Страх превращался в гнев. — Я не нарушил данного вам слова. И не спешил на этой проклятой планете.

— Коунга говорит другое.

Кэродайну стало жалко этого маленького человечка из Шанстара.

— Коунга — гражданин небольшой звездной группы. Он делает то, что он должен делать. Все порядочные народы должны быть вместе против таких, как вы.

Из громкоговорителя вырвался мужской голос:

— Идут прямо. Их ничто не останавливает. Они не отвечают на наш огонь.

Ответил какой-то бонза.

Гарриет сказала:

— Ваши мелкие группировки во время опасности побегут к нам. Вон там, — она махнула рукой в сторону экранов, — идет огромный космический флот. Мы связались с Рагнаром и Образцовым Союзом Миров. Это не их флот.

— Значит это была правда?

— Это внешняя угроза всему человечеству, Картер. Как эксперта по перевозкам меня вызвали на родную планету. Я тоже бонза. Пожалуйста, не забывайте этого.

— Вряд ли забуду. Они отвечают на радиосигналы?

— Нет. Они направляются прямо на Альфа-Хораку…

— И вы никак их не остановите! — крикнула Аллура.

Все в изумлении посмотрели на нее.

— Что же тогда со мной? — спросил Кэродайн.

— Перед тем, как убить вас, нам надо знать, что вы уже сделали. Шанстар представлен не только Коунгой и вами, точно так же, как Ахенсик — не только Роусоном. Есть и другие фракции.

— Вы имеете в виду, что перед лицом угрозы извне, вы объединитесь с другими межзвездными группировками?

— Да.

— Что ж, по крайней мере, это уже кое-что.

Коунга тяжело сказал:

— Я действительно говорю за Шанстар, миссис Лафонде. Этот человек, Джон Картер, он вовсе не из Шанстара…

— Не из Шанстара? — Гарриет сурово посмотрела на Кэродайна. — Так? Откуда?

Снова резко заговорил громкоговоритель:

— Они на скорости прошли наши заградительные силы!

— Они идут сюда! — визжала Аллура.

Кэродайн сочувствовал ей. Для нее это был конец жизни, и поэтому конец этой планеты являлся некоторым утешением.

— Уберите этих людей! — Бонза, говоривший раньше, щелкнул пальцами. Охрана сделала движение.

— Минуточку. — Гарриет должно быть пользовалась здесь влиянием. — Я хочу знать прошлое этого Картера.

— А какой толк…

— Мы не можем их остановить, не так ли? Поэтому, в оставшееся время мы должны сохранять здравый смысл. — Гарриет могла веревки вить из этого бонзы.

Она резко повернулась к Кэродайну.

— Итак. Кто вы? Откуда вы?

Кэродайн устал. Ему все это надоело. Все вышло не так, как он планировал, теперь его, вероятно, убьют, а Гарриет оказалась проклятой бонзой. Очень хорошо. Пошли они все к черту.

— Меня зовут Дэйв Кэродайн, — сказал он, — и я с Земли.

— Да он идиот, — сказал бонза. — Гарриет, нужно что-то делать с этими…

— Что например? Они спокойно прошли наш флот. Без единого выстрела. Так что теперь направляются сюда. Мы поговорим с ними.

Кэродайну она сказала:

— Может быть вас и зовут Кэродайн. Но не с Земли! Хмурое лицо бонзы потемнело.

— А что ты так интересуешься им, Гарриет? — Из голоса пропало все спокойствие, обнажив безжалостность. — Ты…

Гарриет с презрением засмеялась, несколько, как показалось Кэродайну, перестаравшись:

— В сумасшедшего, который утверждает, что он с Земли? В человека из сказки? Человека, который…

Резко включился громкоговоритель:

— Последние разведсообщения показывают появление нового космического флота пришельцев, следующего в кильватере первого. Сейчас сюда движутся пятьсот тысяч кораблей.

Все молчали. Невозможно было переоценить всю серьезность положения. Хорака вместе Рагнаром и добрым старым ОСМ могли собрать что-то около того. Кэродайн понял, что Гарриет и ее друзья-бонзы рассчитывали на возможную помощь Рагнара и ОСМ, большие могли бы отогнать чужаков. Но теперь… Теперь другое дело.

Теперь сюда неудержимо рвались полмиллиона чужаков. Все пришло в действие, когда были сделаны последние отчаянные попытки что-то сделать. Кэродайна, Коунгу и Аллуру отвели в сторону. Над ними стояли напуганные охранники. Воздух был буквально наэлектризован. Гарриет и бонзы спорили. Кэродайн слышал, как один из них ссылался на нее, а затем повернулся к тому, с кем она раньше разговаривала.

— Так, Лафонде, кажется, мы не можем остановить их.

Так вот оно что!

Кэродайн оглянулся вокруг, пытаясь в эти несколько минут уместить все ощущения, прикосновения и краски жизни, сквозь варварское великолепие и роскошь этого зала уцепиться за частицу той жизни, которую он прожил и помнил.

Потому что чувствовал, что очень скоро он должен умереть.

Свод великолепного зала скрывался за голубоватой дымкой, стены опускались в серебряном и золотистом великолепии, отражавшем мерцающую девичью фигуру Гарриет Лафонде.

— Какой-то одинокий корабль приземлился на Альфа-Хораке. Приближается к Хораку и дворцу.

— Мы к ним готовы, — угрожающе сказал Лафонде. Его жена сказала:

— Сначала поговорим, помнишь?

— А больше вы ничего и не сможете! — яростно закричала Аллура.

По крайней мере, подумал Кэродайн, это место должно произвести впечатление на пришельцев, кто бы они ни были. Сейчас он уже потерял на свой счет всякую надежду. Кто бы там ни победил, его положение не улучшится. «Земля!» — скажут они и оттолкнут его, словно ребенка или сумасшедшего.

Опустошение, тошнота, усталость от всего этого затуманили его восприятие, истощили его физически и умственно. И все же Аллура, казалось, была в еще более худшем положении. Он медленно двинулся так, чтобы стать рядом с ней. Охранники не остановили его. Всеобщее внимание было приковано к экрану, который показывал ряды мерцающих точек — каждая точка это звездный корабль. Он тронул Аллуру за Руку.

— Кажется я ошибался в тебе, Аллура.

— А я в тебе. Ну… ладно. С этими свиньями теперь покончено, и с нами тоже. Жаль. Я так многого хотела от жизни. Так много увидеть, сделать. И, Картер — или Кэродайн — я хотела быть с тобой. Честно.

— Я верю тебе, теперь, — сказал он. — Теперь слишком поздно.

Значит из них всех, это была бы она — девушка с густыми каштановыми волосами и живым лицом. Он посмотрел на нее. Измученная, с кругами под глазами, с осунувшимся лицом, безжизненная. И тем не менее это была бы она.

Громкоговоритель объявил:

— Корабль садится. Что?..

— Впустите их, — сказал Лафонде.

Им всем ничего не оставалось делать, кроме как ждать.

В варварском великолепии дворцового зала, застыв в ужасе, стояли мужчины и женщины в пышной форме. Какая дерзновенная сила идет сейчас сюда, коридорами этой плавучей сказки, чтобы всем им бросить вызов и продиктовать свои условия соглашения? Какова будет их судьба? Судьба тысяч планет зависела сейчас от того, как будут развиваться события в следующие мгновения. Возможно даже судьба миллиона миров, когда пришельцы станут решать, что им делать дальше с другими группировками в этой части Галактики. Людям же оставалось только гордо ждать и приготовиться сражаться до конца, зная, что сражение обречено.

Кэродайну даже стало жаль Хораку, ее престиж и варварскую пышность всего, что его сейчас окружало. Пришельцы победили, не сделав ни одного выстрела. И сейчас их эмиссар надменно шел в самое секретное место во всем Хораке, чтобы продиктовать свои условия.

Шум стал тише, так что Кэродайн мог услышать и почувствовать под ногами дрожь машин.

Зазвучали фанфары. Громкий, пронзительный звук бил в уши. В огромном проходе под аркой показался посланник пришельцев.

На этом огромном расстоянии от арки до противоположного конца комнаты он казался крошечной черной фигуркой. — Гуманоид, по крайней мере, — вздохнула Гарриет. Фигурка медленно приближалась, приковав к себе все взгляды. Он походил на человека. На нем были черные туфли, полосатые, в черную и серебристую полоски, брюки; узкая черная куртка уютно облегала его, делая его похожим на жука. В левой руке он, приподняв, держал какой-то цилиндрический предмет с круглым краем. Его белая рубашка была затянута под горлом какой-то белой матерчатой лентой в форме бабочки. Шел он очень медленно, потому что был стар и хрупок. Коричневое лицо было в морщинах, глубоко посаженные серые глаза пронизывающе смотрели из-под белых кустистых бровей. Волосы были снежно белыми.

Очень маленький, очень старый и очень величественный господин осторожно шел по пестрому мраморному полу, через все это огромное расстояние, между рядами охранников, под свисающими хрустальными канделябрами.

Гарриет, ее муж и все остальные бонзы напряглись.

Это было не то, чего они ожидали.

Наконец, старый господин остановился перед ними. Сделав очень легкий поклон, он оглянулся; на лице его была тень недоумения.

Лафонде, большой, дородный и властный, сделал шаг вперед.

— Мы здесь, ждем вас, — сказал он. — Вы меня понимаете?

— Да. — Посланник оглядывался вокруг. Затем он посмотрел на свое запястье.

— Мы ждем ваших условий. Вся наша армия и армия наших союзников будут сражаться до самого конца, если ваши условия окажутся неприемлемы. Вас оставили в живых и допустили сюда просто потому что…

— Потому что там полмиллиона боевых кораблей — передовые части, за которыми идут основные.

Лафонде, все они признали это. Лафонде сглотнул и попытался заговорить снова.

— Пожалуйста, тише, — сказал старичок. — Я пришел не к вам. — Оторвав взгляд от запястья, он посмотрел вверх и сделал полоборота.

— Эта еще форма маскарадная, — проворчал он про себя и двинулся вперед. Остановился он прямо перед Кэродайном.

— Хэлло, Дэйв, — сказал он. — Я за тобой.

— Да, Дик. Я мог бы догадаться, что вы не сможете без меня.

— Ужасный бардак. Ты не должен был этого делать. Готов?

— Да.

Кэродайн чувствовал себя новым человеком.

— Да, я заберу с собой пару друзей, если они пойдут. Одну, по крайней мере. — Он улыбнулся Аллуре. — Хочешь со мною на Землю, Аллура?

Она вложила свою руку в его.

Бонзы были изумлены. Они не могли говорить. Вся их мощь, пышность, их варварское великолепие — на все это даже не обратили внимания. Словно это был всего лишь длинный путь от дверей. И все.

Гарриет поднесла руку ко рту.

— Вы имеете в виду, — прошептала она, — что Земля есть? Земля, которая может послать в разведку полмиллиона линкоров? Боже мой! Боже мой!

На нее никто не обратил внимания.

По дороге к дверям, не обращая внимания на правителей Хораки, Кэродайн спросил:

— Я полагаю, молодой Карсон Напье помогал мне, Дик? Вычислил, что я устал от этого бесцельного скитания, и вызвал вас сюда?

— Что-то в этом роде. Содружество солнц не может управляться одним человеком, но иметь именно такого человека, который мог бы определять общую политику, это… Ну, в общем, ты нам нужен, Дэйв. Вот и все.

— Но почему? — спросила Аллура, держась за его руку.

— На Земле были тяжелые времена. Человек по имени Кэродайн — как говорят, мой далекий предок — решил, что ей надо восстановиться самостоятельно, без внешнего воздействия. Поэтому был пущен слух, что Земля была разрушена, и это переросло в сказку, в которую поверили безоговорочно. Сейчас Содружество Солнц Терры состоит из пяти миллионов систем…

— Сейчас около шести, Дэйв, — с извиняющимся видом сказал Дик.

— Вот туда мы и направляемся. Мы может когда-нибудь еще вернемся сюда, за Распад, и приведем в порядок все эти маленькие группировки. Я видел, в каком они ужасном положении. Такого рода псевдоцивилизация не для Земли.

Они вышли из дворца, покинув варваров. Посыльный корабль поднял их к поджидающей армаде. Впереди лежало содружество шести миллионов звезд. И легендарный мир Земли.


ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ | Длинная тень Земли |