home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА ВТОРАЯ

На следующее утро, за завтраком, Роусон представил девушку как Шарон Огилви. Она тепло улыбнулась и пожала руку.

— Тоже из Ахенсик, мистер Картер.

— Мы встретились совершенно случайно, — поспешно сказал Роусон. — У нас нет ни общего дела, ни чего бы там ни было.

— Да, конечно, — вежливо ответил Кэродайн.

Интересно, что по мнению этих двоих он мог подразумевать под «чего бы там ни было». Ну что ж, все казалось очень просто, и, конечно, это было не его дело.

Освежающее чувство силы овладело им. Ничто против его желания не могло касаться его теперь. Дни ожидания — ну, да они уже прошли.

Он закончил вторую чашку удивительно хорошего кофе, вытер губы, бросил салфетку в автоуборщик и улыбнулся Роусону и Шарон.

— Я думаю, пойду пройдусь до агентства. Посмотрю, как там дела с визой.

Шарон засмеялась и скорчила гримасу:

— Безнадега, мистер Картер.

— Попытка — не пытка.

Он решил идти пешком. Город в общем-то не очень-то интересовал его, если не считать обычного интереса и новому окружению. Город — чистый, яркий, с оживленным движением, множеством пешеходов, с мигающими светофорами и полными витринами магазинов был обычной смесью старых и новых построек и сооружений. Ему нравилось как солнце прогревало ему спину. На Гамма-Хораке вполне приличное солнце. Интересно, почему Роусон так поспешно стал отрицать все дела — точнее связи — с Шарон Огилви?

За несколько кварталов до места — судя по указаниям уличных автогидов — он решил зайти в ресторан выпить кофе. От ходьбы у него пересохло в горле. Выбор его был совершенно случайным.

Остановившись у порядочного на вид заведения, где над дверью, причудливо отражавшей улицу и проходящие мимо машины, было только четыре мигающих неоновых знаков, он толкнул золоченую дверь и вошел внутрь.

Кондиционер был хорошо отрегулирован, поэтому здесь не было резкого ощущения прохлады. Цивилизованы, эти жители Хораки. Так ведь они и должны такими быть, учитывая размер и влияние их межзвездной группировки и их удаленность от самой дальней точки Распада.

Опустив в автомат тысячную галакса — маленькая пластиковая монетка везде называлась джой, куда бы вы ни поехали, — он направился к боковому столику и сел. Раскрылась прорезь, и оттуда плавно вышла его чашечке кофе. Расслабившись, уютно расположившись за столиком, он помешивал сахар.

В конце концов может и не стоит ехать на Альфа-Хораку. Сидя здесь, в тиши, когда кровь его свободно текла по венам и артериям после приятной утренней прогулки, когда солнце так ласково светило в окна, с чашкой превосходного кофе и — а почему бы нет? — Кроно, он и в самом деле не видел причин для спешки и суеты в этой погоне за крошечной дополнительной сферой, столь любимой всесильными бизнесменами. Все, что казалось нужным — продать свой товар Гамме, получить комиссионные и предоставить заботы по доставке на Альфу космическим транспортным компаниям Хораки. Его друзья и знакомые на Шанстаре были бы довольны любой сделкой. Может зацепка с Кроно сработает. Он знал, что табак, аромат этих сигар были превосходны, один из его старых сортов.

Да, сейчас он набрасывал план. После всех волнений с таможней все остальное было обычным, привычным делом. Небезынтересным — ему еще нужно было установить контакты. И все равно, иногда он удивлялся — зачем, для чего ему нужно перелетать с одного созвездия на другое, когда на Шанстаре он мог бы спокойно заниматься своим ранчо, которое он недавно купил.

Еще один или два посетителя зашли, а затем вышли из ресторана. Он почти не обратил внимания. Вскоре он закончит свой кофе и пойдет дальше, в агентство, которое находится в нескольких кварталах отсюда. Его внимание привлек громкий смех. Недалеко от стойки группа молодых людей шумно что-то обсуждала, оживленно обмениваясь шутками. Видимо, клерки вышли на перерыв, оставив роботов продолжать работу без присмотра.

Он поднялся к выходу. Ему нужно было пройти мимо этой группы, но он не ожидал от них никаких неприятностей. Откуда-то появилась чья-то нога и, споткнувшись, он неловко упал. Падая, он автоматически схватился за ножку стула. Стул и все остальное с грохотом рухнуло вниз. «Все остальное» оказалось столом с пирожными, тарелками, ножами и вилками — накрытым для шикарного завтрака. Теперь этот шикарный завтрак превратился в вязкую кашу на виниловом покрытии.

— Послушайте, мистер. Что же не смотрите, куда идете? Все еще ничего не подозревая, Кэродайн сказал «Извините» и поднялся.

— Он говорит «извините».

Дэйв нагнулся, чтобы вытереть с брюк следы ягодного пирога.

Тот же самый голос — высокомерный и оскорбительный — произнес:

— Он говорит «извините», когда весь завтрак этой дамы на полу.

Кэродайн вспомнил ту ногу. Эти люди живут на Хораке. Они принадлежат к этой планете, они — члены сильной межзвездной группировки. Спокойно, парень.

— Ничего, — испуганно сказала девушка. Кэродайн посмотрел на нее. Молодая, в веснушках, одета в простое светло-зеленое платье с открытыми руками и коленями. Карие глаза, каштановые волосы — симпатичная, какая-то даже домашняя, на первый взгляд.

Она пыталась как-то выйти из скандала. Юнцов было четверо, но Кэродайн сразу определил вожака — тот самый задира.

— Эта дама с вами?

— Что? Послушай, а тебе какое дело, мистер?

— Просто я хотел сказать, что раз я упал из-за вас, значит, вам следует заплатить за ее заказ.

Ответа Кэродайн не понял, девушка же покраснела и смутилась, значит, это было какое-то распространенное ругательство.

— Ты что, нарываешься, чужак?

— Кто сказал, что я чужак? — драчливо сказал Кэродайн. Это могло сработать. Может он все же выйдет отсюда без дальнейших неприятностей; правда, в этом он сомневался. Он уже начал терять терпение.

— Посмотри на свою одежду.

Действительно, эти юнцы были одеты довольно примечательно. Все четверо были в грязно-коричневых, горчичного цвета жилетах, расстегнутых спереди, так что была видна волосатая — почти волосатая, они были совсем молоды — грудь. Брюки, широкие в бедрах, были с прорезями, через которые виднелось алое трико. Длинные гетры были желтого цвета, а ботинки были разных цветов.

Кэродайн настолько привык к странной моде в различных частях Галактики, что уже и не обращал на одежду особого внимания. Он мельком посмотрел на свою собственную одежду, словно повинуясь команде этого задиры.

Белая сорочка с коротким рукавом, открытым воротом, застегнутая двумя кнопками. Черные брюки с темно-синим поясом. Под поясом, на узких ремнях, он носил бумажник, сигары, документы и деньги. Вполне приличная, спокойная и консервативная экипировка. Очевидно, она раздражала этих четырех более просвещенных жителей Хораки.

Он только надеялся, что его кобура была не видна. Девушка поднялась и начала было говорить, что не стоит беспокоиться, но вожак этих четверых грубо оборвал ее.

— Сиди тихо, и делай, что тебе говорят.

Возможно, подумал Кэродайн критически, не предполагалось, что он станет таким неподатливым.

— Ладно, ребята, повеселились и хватит. А теперь исчезните, убирайтесь. У меня свидание.

— Ах ты — Вожак сунул руку в карман, скрытый в складках широких брюк и резко вытащил что-то, блеснувшее на солнце. Остальные встали вокруг Кэродайна.

— Вломи ему!

С этими словами четыре головореза бросились на Кэродайна со злыми, ненавидящими глазами, рты их были искажены в безумной злобе.

В тот момент Кэродайн почувствовал себя неимоверно старым. Он ощущал все противоречия, дикую необъяснимую ярость одних по отношению к другим, всю безумную ненависть, переходящую от культуры к культуре все эти кровавые годы прошлого. Эти вспыльчивые ребята просто доводили существующие теории до логической крайности: если моя планетная группировка более могущественна и влиятельна, чем твоя, то командовать и помыкать буду я, приятель, ты же улыбайся и считай, что это тебе нравится.

Девушка завизжала.

Мимолетное ощущение возраста исчезло. Кэродайн еще обладал молодым, восприимчивым и живым умом, а годы, предшествующие крушению, сохранили его великолепную бойцовскую форму. Значит, это отребье хочет показать, как высока и мощна их планета — что ж, каковы бы ни были его опыт и сожаление, которое он испытывал, он не собирался позволить себя избить.

Выставив согнутую в локте левую руку, он остановил неумелый замах. Двумя пальцами ткнул вперед — сильно — и вожак уже вышел из игры. Второй и третий юнцы бешено размахивали руками. Кэродайн отступил из-под дуги ударов, они прошли мимо, он подошел ближе и нанес два коротких по рукам. Трое лежат, еще один — нет. Этот четвертый передумал. Он побежал к выходу, стуча по виниловому покрытию своими разноцветными башмаками.

Вожак корчился и визжал на полу. С криком прибежал кто-то из обслуги ресторана — единственный, если не считать роботов и автоматов.

Кэродайн сказал:

— Перестаньте. Эти четверо хулиганов хотели меня избить в вашем ресторане. Вызовите, пожалуйста, полицию.

Человек — видимо менеджер — быстро пришел в себе и успокаивающе замахал руками.

Остальные посетители поднимались, вытягивая шеи, чтобы посмотреть. Зашли и новые — один или два.

— Я тут ни при чем, мистер.

Менеджер был даже больше напуган, чем того позволяли обстоятельства:

— Не надо беспокоить полицию. Вы не пострадали?

— Нет. Заказ этой дамы уронили на пол из-за этих подонков. Пусть заплатят.

Кэродайн не хотел давать ход делу. Он сделал все, что хотел, и надо было кончать с этим.

Он быстро направился к выходу. Какой-то человек посторонился, давая ему пройти. У него было смуглое, скрытное лицо, с толстыми, но жесткими губами и глубоко раздвоенным подбородком. Кэродайн быстро взглянул на него и, проходя мимо, коротко бросил:

— Извините.

Пройдя через турникет, он оказался на залитом солнцем тротуаре. Щенки! Раз их планета сильна и могущественна, так они думают… О, да черт с ними со всеми.


ГЛАВА ПЕРВАЯ | Длинная тень Земли | ГЛАВА ТРЕТЬЯ