home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Во время всей этой суматохи, его сигара была прочно зажата губами. Он задумчиво улыбнулся. Это был один из его коронных номеров.

Агентство по перемещениям оказалось на удивление неприметным. Через небольшую, покрытую коричневым металлом дверь, он прошел во внутренний дворик, вымощенный камнем, где перед стойкой, прямо во дворике, необычного вида светло-зеленые деревья распустили свои широкие плоские листья. По дворику все еще передвигались обслуживающие автоматы, подрезая, подравнивая и подстригая газоны. Где-то освежающе звенела вода, и экзотические цветы усыпали кирпичную стену. Все было столь успокаивающим и расслабляющим, что Кэродайн еще больше насторожился. К этому времени он уже примирился с тем, что не получит визу на Альфу. Сейчас он шел как бы только на процедуру. В любом случае, он устанавливал контакты, а для бизнесмена контакты — это источник его жизненной силы и работы.

Он уселся в уютное пластиковое кресло, указанное ему автоматом, и стал ждать. Наконец, через дворик прошла спокойная, улыбающаяся, очень располагающая к себе женщина и села напротив. Ее седые волосы были искусно уложены, на ней было изумрудного цвета платье и со вкусом подобранные украшения.

— Мистер Картер? Мистер Джон Картер?

— Совершенно верно.

— Гарриет Лафонде.

Она нажала кнопку на подлокотнике своего кресла, и робот принес высокие стаканы с янтарной жидкостью, позванивающие кусочками льда.

— Попробуйте гранатовый «коктейль», — сказала она, поднимая стакан, фирменный напиток Хораки.

— Спасибо, миссис Лафонде. — Кэродайн сделал глоток. — M-м. Очень хороший.

— Рада, что вам понравился. Да, и зовите меня Гарриет.

Я занимаюсь разрешениями на передвижения по Хораке.

Он не позволил себе удивиться. Просто сделал еще один глоток и подождал, пока женщина заговорит вновь.

Через некоторое время она спросила:

— Почему вы хотите поехать на Альфу, мистер Картер?

— Деловые цели. Я торгую там, где хороший рынок, и полагаю, что на Альфа-Хораке исключительно превосходный рынок. Хотел бы поговорить там с несколькими импортерами, познакомиться, узнать, что они хотят, какими товарами интересуются больше всего.

Даже когда он говорил, он чувствовал всю банальность своих слов; но в голове у него звенели старые сигналы тревоги. Он говорил как агент международной разведки из учебника, действующий под видом бизнесмена. Черт бы побрал его подозрительный характер! Скандал с юнцами в ресторане столько разбудил в его мозге, вызвал мысли и воспоминания, которые он считал умершими и давно забытыми. Он улыбнулся Гарриет Лафонде, здесь в солнечном патио под раскидистыми деревьями.

— Я думаю, что Альфа-Хорака, как и Гамма, получат выгоду от визита.

— А вы сами, мистер Картер?

— Разумеется.

Это было очень цивилизованно, очень умно и весьма по-светски. Кэродайн явственно слышал звук затачиваемых ножей, доходивший откуда-то снизу. Гарриет лениво сказала:

— Извините меня за эти слова, мистер Картер, но вы совершенно не походите на человека, который занимается торговлей.

— А что есть какой-то тип?

— О, я думаю, да. Вы слишком жестоки, слишком круты, слишком раздражительны.

Какое-то время Кэродайн не знал, что сказать.

— Мы уже не дети, — говорила Гарриет Лафонде своим ленивым, хрипловатым голосом. — Вот вы бизнесмен. Но вы привыкли отдавать приказы, командовать людьми.

— Пожалуй. — Ему пришлось скорчить гримасу, чтобы скрыть свою злость. Может, то, что вы говорите, верно, а может нет. Я вовсе не польщен. В настоящее время, пока наши взаимоотношения находятся в равновесии, я — просто бизнесмен. В этом я уверяю вас со всеми…

Он замолк. Не то. Не так. Она проникла в него своей чертовой женской интуицией, и все отговорки и опровержения в мире не изменят ее мнения. Возможно, ему все-таки надо было принять соответствующий бизнесмену вид. Возможно, ему следовало превратиться в безликое, анонимное существо, одно из миллионов.

Его собственная искра индивидуальности взбунтовалась против этого. Он был Дэвидом Кэродайном — и к черту Галактику!

Он встал, слегка поклонившись.

— Спасибо за коктейль, миссис Лафонде. Очень вкусный. И беседа — вот здесь, в великолепном садике этого патио — весьма приятна. Думаю, я, пожалуй, пойду назад в отель на обед…

— Прекратите этот несвойственный вам лепет и сядьте. Кэродайн сел.

— Вы хотите поехать на Альфу. Если бы я думала, что вы шпион, я бы сейчас тут не сидела и не беседовала с вами. Но лгали вы симпатично. Любой женщине нравится мужчина, который хорошо врет.

— Должен ли я принять это как комплимент? — Теперь он улыбался. «Может, чем черт не шутит, все еще будет хорошо.»

— Принимайте как хотите. Я не могу гарантировать визу в наш Центральный Мир. Ведь вы, очевидно, понимаете, что у нас есть вещи, о которых мы не хотели бы распространяться. Но думаю при нынешних обстоятельствах, обстоятельствах, о которых вы и не подозреваете — мы могли бы помочь. Мне придется взять с вас слово джентльмена, что вы будете твердо держаться условий договора, к которому мы могли бы прийти.

— Что вы имеете в виду?

— Просто вы занимаетесь там бизнесом и не пытаетесь совать нос в государственные дела. Вас все равно поймают и осудят.

Кэродайн засмеялся. К нему возвращалось хорошее настроение.

— Вы можете взять мое слово достаточно легко. Я именно то, что я вам сказал — простой бизнесмен. А шпионажем пусть занимается тот, кому это интересно. — На мгновение он перестал улыбаться. — Если только вы не замышляете что-либо против моего родного мира. Это может все изменить.

Теперь рассмеялась Гарриет Лафонде.

— Мы ничего не замышляем против Шанстар. В этом вы можете быть уверены.

Он чуть было не сказал «А я и не думал о Шанстаре». Не сказал — по двум причинам. И первая была та, что он не хотел, чтобы его заточили в сумасшедший дом, даже если здесь его называли как-нибудь иначе.

— Я ничего не могу обещать, запомните. Я позвоню вам завтра в отель.

— Спасибо, миссис Лафонде. Все равно я ценю вашу помощь.

Выходя, он задержался у двери и оглянулся. Картина была почти совершенна. Величественная женщина в зеленом платье, сидящая под светло-зеленой листвой деревьев, на фоне зарослей великолепных цветов, нежных звуков птиц и льющейся воды, жужжание ленивых насекомых. Все было таким мирным и покойным. Картина пробудила в нем острую тоску и желания, которые уже никогда нельзя было выполнить.

Он аккуратно закрыл дверь. Когда он уходил, взор его был несколько затуманен, а руки слегка дрожали.

Странного вида человек, лицо которого за годы труда приобрело какую-то таинственность и направленность вовнутрь, ждал Кэродайна, когда тот направился обратно в «Космические войны». Кэродайн вспомнил его по скандалу в ресторане. Человек этот, стоя, привалившись к стене, лениво грелся на солнце. Когда Кэродайн прошел пол-квартала, он оторвался от стены и медленно, словно прогуливаясь, последовал за чужеземцем.

Значит, за ним уже следили.

Гарриет Лафонде, несомненно уладит это, когда доложит своему начальству. Если он сможет убедить их, что у него нет скрытых мотивов попасть на Альфу, они перестанут подозревать его черт знает в чем. Тут ему в голову пришла поразительная и довольно забавная мысль, что не пошел на встречу, уже почти смирившись с тем, что разрешения он не получит. И даже дал этому логическое обоснование. Ну хорошо. Времена меняются и люди должны меняться вместе с ними.

Он хорошо пообедал в отеле — красная сочная рыба весьма похожая на лосось, масса свежего салата, за которым шли золотистое желе и роскошная порция двойных сливок — и решил, что ему лучше попробовать одну из местных сигар перед тем, как он выкурить весь запас своих Кроно.

Он вышел в фойе и остановился у табачного автомата. И вот здесь был один пустячок, которым робот отличался от человека. Робота можно спросить, что бы он порекомендовал выбрать, и он очень вежливо и обходительно ответит так, как его запрограммировали концессионеры. Ну, да ладно. Попробуй одну из этих красных мушкетонов, которыми дымил Грэг Роусон.

Он набрал заказ и добавил номер своей комнаты. Открыв прозрачную пачку, он уже собирался закурить, как вдруг откуда-то снизу раздался голос:

— Если ты привык к Кроно, приятель, я бы очень не советовал эти хлопушки, которые ты только что купил.

Он взглянул вниз. Человек был маленький, сухой и живой. Глаза его были в сетке морщин, а рот делил лицо пополам. Кэродайн неожиданно почувствовал к нему какую-то теплую симпатию, берущую свое начало, в его инстинктивном расположении к маленьким жизнерадостным.

— Я ценю твой совет, приятель. Но я их уже купил. И теперь их у меня много.

— Кончились Кроно? — Человечек поцокал языком. — Жаль. Ну ладно, попробуй из моих. Это Кроно «Западный Океан», они отличаются от твоих.

— Верно, — мирно сказал Кэродайн, — у меня «Южный Юбилей».

— Отличный сорт.

Человечек подошел к нему на цыпочках и протянул огонь. Кэродайн затянулся. Вот что в Кроно было замечательно — для них еще не сделали самовоспламеняющихся наконечников. Это не разрушало всю прелесть курения.

— Хсайен Коунга. Из Четвертого.

— Джон Картер. Пятый. Что ж, это нужно отметить. По делам?

— Конечно. — С обезьяньей мордочки Коунги казалось Йикогда не сходила эта широкая, лукавая улыбка. И все же в этом лице была проницательность, скрытая, но очевидная для опытного глаза Кэродайна.

— Запомни, — продолжал болтать Коунга, — Гамма-Хорака совсем не так плоха, по сравнению с некоторыми планетами, где мне приходилось работать. Вот была куча у созвездия Баррон: э-э, парень, держись подальше оттуда, если хочешь, чтобы твой нос работал нормально.

Кэродайн засмеялся:

— Первобытные?

Они шли к бару.

— Первобытные? Да они до сих пор использовали двигатель внутреннего сгорания на своих машинах. Там все провоняло. Число заболеваний раком легких было потрясающим. — Он покачал головой. — Я даже бросил курить, пока там был.

Они дошли до бара и сели в кабину, друг против друга. Разговор шел за прохладительными напитками — Кэродайну было приятно угостить Коунгу гранатовым коктейлем, рекомендованным Гарриет Лафонде. Это был прекрасный напиток. Они выпили по три, затем по четыре. К этому времени они уже откопали двух общих знакомых и говорили о Шанстаре Восемь.

Общение с человеком из Шанстара вновь придало сил Кэродайну. В этой спешке и суете Хораки, в этих событиях — незначительных самих по себе — происшедших с ним, он стал уже было забывать, как много значил для него Шанстар. Он упомянул о скандале в ресторане, и Коунга сердито нахмурился.

— Черт возьми, какой позор! Все эти миры считают необходимыми возвыситься над всеми остальными. И то, что у них есть значительный космический флот, не дает им право оскорблять и дурно обращаться с гражданином планеты, которая может и не считает необходимым содержать гигантскую космическую армаду. Тошнит просто от этого.

— Но они считают так. Я думаю, и даже мы чувствовали бы некоторое раздражение по отношению к человеку с одинокой планеты, имеющей возможно лишь пару сотен боевых кораблей.

— Ладно. — Коунга отхлебнул напиток. — Возможно, я должен признать правоту всего этого. Но все равно, планета, которая все еще одна, да с таким мизерным космическим флотом, не может быть ведь такой хорошей, не так ли? И люди из такого мира, должно быть, просто немощные лодыри и бездельники.

Кэродайн устало подумал: «Вот так интеллект, брат. Ты такой же, как и все остальные.»

Разговор естественно коснулся их деятельности, и Кэродайну было сказано, что Коунга продавал здесь, на Гамма-Хораке, различные шкатулки, ларцы для драгоценностей — одна из специализаций Шанстара Четыре — и уже заполнил толстую книгу заказов. Он воздержался от каких-либо заключений. Наверное, это из-за его, как он думал, врожденной подозрительности: ничто на свете в действительности не было тем, чем казалось на поверхности, а он был слишком мудр, чтобы попасться на том, что поверил в первое же, что ему сказали.

Нет, конечно, может Коунга и действительно продавал знаменитые изделия Шанстара Четыре, и, весьма вероятно, у него действительно была толстая книга заказов. Но Кэродайн цинично думал: было ли это единственным, чем занимался этот коротыш.

Коунга встал, улыбаясь. Он смотрел поверх плеча Кэродайна. Кэродайн не обернулся.

Он почувствовал запах духов. Пьянящий, волнующий, многообещающий.

— О, мистер Картер, моя племянница, Аллура Коунга. Аллура, это — мистер Джон Картер. Он с Пятого.

Кэродайн поднялся, поворачиваясь и протягивая руку.

— Как приятно, — девушка тепло улыбнулась, — встретить кого-нибудь из дома. — Рука ее была крепкой и холодной.

Кэродайн смотрел на нее. Он считал, что Шарон Огилви, подружка Грэга Роусона из Ахенсика, была красавицей. Теперь же он отметил еще один плюс в том, что назвал Шанстар своей родной планетной системой. Аллура была не менее красива, однако, такой красотой, где была и теплота, и живость — качества, которых так часто не хватает чистой красоте.

Ее золотистые волосы мягко уложены вокруг классически совершенного лица, а глаза ее светились свежестью и живостью, что и очаровывало, и волновало. На ней была переливающаяся при каждом движении блузка с широкими рукавами, и облегающие черны брюки, что лишь подчеркивали ее красоту. Одинокая жемчужная капелька матово светилась в ее левом ухе.

«Берегись! — сказал себе Кэродайн. — Эта женщина опасна».

Она грациозно села, и робот выдал третий коктейль.

— M-м, — сказала она. — Хорошо. Что это?

— Рекомендация Гарриет Лафонде, — сказал Кэродайн. Лица обоих Коунга остались вежливыми, улыбающимися и дружелюбными. Но выражения так и застыли в этих улыбках. Кэродайн оживился. Может здесь разгадка?..

— Она выдает визы на въезд, — сказал он небрежно. — Кажется есть возможность, хотя и слабая, что мне разрешат поехать на Альфу.

— Но ни один посторонний туда не ездит, — сказала Аллура быстро. Слишком быстро.

— Мне уже сказали. — Кэродайн задумчиво выпил. — Но я как-то решил не переживать об Альфе. Обычный порядок — это кажется продать Гамме, и пусть они заботятся обо всем остальном. Но, разумеется, если они и правда разрешат мне поехать на Альфу, то да я поеду.

— Разумеется. — Коунга аккуратно поставил свой стакан. Выражение его лица, испещренного тонкими морщинами, было трудно понять. — Думаю, вы исключительная личность, мистер Картер.

— Ну, если и так, то я не знаю почему.

— Возможно у мистера Картера есть связи, о которых мы совершенно ничего не знаем, — весело сказала Аллура, откинув голову назад.

Этим его не возьмешь.

— К сожалению, мисс Коунга, я не могу сказать, что знаю на этой планете хоть одного человека.

— Мне показалось, вы хорошо ладите с этой Лафонде?

— О да, чисто формально. Люди на Хораке чертовски гордятся своей звездной группировкой. Они разговаривают с нами из милости, я бы сказал.

— Когда-нибудь… — начал Коунга угрожающе. Его племянница легким смехом перебила его.

— Когда-нибудь у нас тоже будет больше тысячи солнц, да, дядя? Что ж, может будет.

— Отчего нет, — сказал Кэродайн. — Только невозможно эффективно управлять слишком многими солнечными системами. Одни только размеры разрушают лучшие современные системы управления.

Грэг Роусон и Шарон Огилви вошли в бар и сели в кабинку. Увидев Кэродайна, они помахали ему через зал, пока робот выполнял их заказ.

— Ты их знаешь?

— Случайно познакомились — это Грэг Роусон. С девушкой меня познакомили за завтраком. Шарон Огилви.

— Интересные люди, — сказала Аллура немного резко.

Ну да, усмехнулся про себя Кэродайн. Одна красивая женщина увидела другую, и пошли искры. В конце концов они должны поставить друг друга на место. Наверное, интересно будет посмотреть, кто окажется наверху. В настоящее время Аллура, видимо, на парсек выше.

Полуденный зной не спадал. Аллура предложила поплавать, и они, взяв кэб, отправились в бассейн, расположенный примерно в шести милях от города. День был идеальным для купания, приятно было и побездельничать на краю бассейна, под полосатым зонтиком, в то время как роботы сновали вокруг с прохладительными напитками. Солнце отбрасывало длинные тени, когда, наконец, Аллуру убедили выйти из воды, одеться и вернуться в город на ужин.

Кэродайн провел занимательный вечер, лениво наблюдая за совершенными женскими формами, подчеркнутыми очень открытым купальником, и был совершенно уверен, что и это купание, и открытость купальника, и тепло ее улыбки — все было предназначено специально для него.

Размышлять над причиной этого было забавно. Не очень прибыльно, но забавно.


ГЛАВА ВТОРАЯ | Длинная тень Земли | ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ