home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА ПЯТАЯ

Весь обратный путь Грэг Роусон сидел, сжав зубы, и молчал, изредка отвечая односложными, явно грубыми словами. Очевидно, у него что-то не получилось. Кэродайн подозревал, что дело было не в аварии. Техника уже настолько стала лишь обслугой человека, что любые обломки могли быть абсолютно спокойно списаны.

Было бы интересно узнать, что же так беспокоит Грэга Роусона.

Аллура была оживлена, полна радости жизни и триумфа, что также ставило Кэродайна в тупик.

Шарон пришла в себя и была столь же возбуждена и легкомысленна в своем веселье, как и Аллура. Кэродайн был слишком опытен, чтобы принимать ее веселье за правду, и был уверен, что эти трое знали, что он многое понимает. И интересно, как далеко они готовы идти.

Неужели все это просто из-за того, что у него, стараниями Гарриет Лафонде, была виза на Альфу? Одно ясно — чтобы убедить его начать шпионить, им придется поработать лучше, чем они работали до сих пор.

Красная машина спустилась на город, и Аллура посадила ее в парке у «Космических Войн». Они все вышли, и робот откатил машину в гараж.

Первым решительно заговорил Кэродайн.

— Мне нужно выпить. Кто-нибудь со мной?

Выпить нужно было всем. Они прошли в холл, и Кэродайн набрал четыре гранатовых, добавив номер своей комнаты.

Грэг Роусон взялся за дистанционное управление TV, вмонтированное в подлокотник каждого кресла в холле. Телевизор включился, и он выбрал программу — какой-то оркестр заканчивал свое выступление. Это была варварская музыка какой-то чужой планеты, с отрывистыми, действующими на нервы звуками. Кэродайн был рад, когда это закончилось, и руководитель оркестра дал возможность автоматическому распределителю вести программу и начать выуживать записи, которые просачивались в сознание как сироп. Экран зарябил, затем успокоился и диктор начал читать новости. В основном это касалось строительства космического флота Хораки. Молодые люди, грезившие приключениями и острыми впечатлениями, должны сразу же броситься в ближайший призывной пункт и подписать контракт на всю жизнь и тому подобный вздор.

От этого Кэродайну стало немного дурно.

В таком красивом мире, как Гамма-Хорака, люди все еще собирались в космос, чтобы стрелять и убивать, словно безумцы. Все это было когда-то и у него. Поэтому он считал, что не может обвинять сейчас этих юнцов. Но все это было такой преступной и без мной тратой.

Затем последовали местные новости. Выпуск облигаций. Результаты забега и другие спортивные события. Пара групповых драк. Пара убийств. Пара строящихся зданий. Кэродайн едва сдержал непроизвольное вздрагивание при извещении об одном убийстве.

Молодой парень, один из компании подростков, одевавшихся очень броско и гордившихся принадлежностью к Хо-раке, был застрелен в одной из аллей. Труп был обнаружен его друзьями, когда они в выходной день шли купаться. Грэг Роусон буквально впился глазами в телевизор. Фотографии не показали. Мелькнуло лицо матери. Вдова. Недостаток родительского контроля, предположил Кэродайн, привел сына к такому концу.

Парня звали Томми Горс. Дело уже называли убийством Горса.

Извинившись, Кэродайн встал и пошел к себе. Перед обедом ему необходимо было освежиться. День не пропал даром.

Он с удовольствием прокатился и, хотя не увидел Разрисованных Пещер, явился свидетелем весьма поучительного зрелища, как две красивые женщины царапали друг друга словно кошки.

Зазвонил телефон.

— Мистер Джон Картер? Вас хотят видеть два господина. Поднимаются. — Робот отключился, прежде чем он успел расспросить его.

Раздался дверной звонок. Он поправил рукой рубашку. Ударник уложен в кобуру. Он открыл замок — тот самый, который отключила прошлым вечером Аллура — и в комнату вошли двое.

— Мистер Джон Картер? — Один седоватый, крепкий, непреклонного вида — был полон знакомой уверенности, которая сразу же насторожила Кэродайна. Второй был моложе, дерзкий и, видимо, только учился ремеслу.

— Да? — сказал он вежливо (пока). — Проходите. Садитесь. Чем могу быть полезен?

— Мы из полиции, мистер Картер. Хотели бы задать вам несколько обычных вопросов.

— Пожалуйста.

— Вы были вчера в ресторане «Туманность»?

— Это там, где?..

— У вас была драка с четырьмя парнями. Вы согласны?

— Я помню. Они пытались меня избить, без всяких причин. — Теперь ему видна была вся картина. И очень четко. Он гражданин звездной группировки в пятьдесят две планеты. Эти полицейские представляли группировку в тысячу или даже больше миров. Обойдутся они с ним с презрительной суровостью. Убит один из их граждан. Кэродайн предположил, что он знает, кто был этот Томми Горс.

— Сегодня после обеда в городской аллее был жестоко убит Томми Горс вожак той группы, с которой вы дрались. Нам бы хотелось узнать, где вы были в это время, мистер Картер.

— Это очень просто. Я с друзьями поехал в Разрисованные Пещеры.

— Кто-нибудь может подтвердить?

— Ну вообще-то мы не доехали до пещер. Сломалась машина, и мы вынуждены были сесть. Со мной были мистер Грэг Роусон и мисс Шарон Огилви. Они могут подтвердить.

— Они тоже из Шанстара?

Вот оно. Дикая ненависть к меньшим.

— Нет. Они из Ахенсик.

— Ахенсик. — Это сказал молодой. У него это вышло как плевок.

Еще была Аллура Коунга. Но она из Шанстара. Они ей просто не поверят. Но если они, все четверо, расскажут одно и то же, а так как это правда, то вопросами их не сбить — может, ему и поверят.

— После того, как нам пришлось сесть, — говорил он все еще своим вежливым, ровным голосом, — нас подобрали и отвезли обратно в город.

— Вот как?

— Нас подобрала некая мисс Аллура Коунга.

— Коунга? Она с Хсайеном Коунгой. Она здесь?

— Да.

— Понятно. Ну что ж, это нас не слишком беспокоит.

Кэродайну не понравилось то, как полицейский так быстро оказался в курсе. Может Коунги были в списках полиции как шпионы. Что, если он только ухудшил свое положение?

— Хорошо, мистер Картер. Мы спросим их. Но я бы посоветовал вам оставаться в городе. Вы будете под надзором. Мы еще зайдем.

Он повернулся к выходу и молодой пошел к двери.

— Видите ли, мистер Картер, молодой Томми Горс был убит миллиметровым лучом. А миллиметровый луч — это почти наверняка ударник. Как раз такой же, как у вас подмышкой.

Ладно, они его не арестовали.

Стало быть пока что его не арестуют. Но это ничего не значит. Взять его не составит особых проблем. И никакое оружие не спасет его, когда они начнут стрелять. Его собственная хлопушка была оставлена ему просто из презрительного безразличия.

Он был уже осужден, а это значит, что его все равно, что казнили. Или прочистили ему мозги, или какое там исправительное наказание они здесь предпочитают. Он чужой, значит, они выберут возможно самый легкий и дешевый способ.

В дверь позвонили. С покорным вздохом он открыл дверь, и в комнату вошли Грэг Роусон и Шарон Огилви. Они не улыбались.

— Они даром времени не теряли, не так ли, мистер Картер?

— Да, следующие будете вы.

— Да, я полагаю. Я понял, они здесь быстро работают.

Шарон подошла к Кэродайну и взяла его за руку. Он почувствовал, как она пожала ее. Она смотрела ему прямо в лицо и глазами повела в сторону. Кэродайн понял. Они знали, что комната прослушивается и хотели поговорить без свидетелей.

Он спокойно проговорил:

— Я как раз собирался спуститься пообедать.

— Да, — многозначительно сказал Роусон. — После похода по музеям всегда хочется есть.

Спускаясь по лестнице, Кэродайн переварил эту фразу.

Это была просто добавка ко всему остальному. И он попался словно новорожденный!

Перед тем, как идти на обед, они все вышли на открытый воздух, в патио. Кэродайн чуть задержался возле арки, где цвели алые цветы, чем-то похожие на розы.

— Не нужно ничего объяснять, — резко сказал он. — Ваша цена?

— Ну, мистер Картер! — протянула Шарон, с издевательским удивлением поднимая брови. Роусон сказал:

— Мы обсуждали планы Хораки относительно как Ахенсика, так и Шанстара. У вас есть виза на Альфу…

— Сомневаюсь, что после этого все останется в силе. Шарон сказала:

— Я полагаю, мы можем положиться на ваше слово, Картер. Если вы пообещаете помочь нам, этого будет достаточно.

— А если предположить, что Аллура Коунга тоже даст показания?

Роусон засмеялся:

— Ну и пусть. Она не может вытащить вас из этого, Картер. Можем только Шарон и я. И то это будет очень тяжело. У нас есть кое-что более серьезное, чем вы подозреваете. Если мы подтвердим ваши слова, тогда вас выпустят. И вы отправитесь на Альфу. Если мы просто скажем, что сегодня были в музеях — и сможем это доказать — вы сгорите.

— А поломанная машина — там, на поле? Шарон метнула на Роусона злобный взгляд. Он спокойно сказал:

— Взята на имя Брауна, выписана в автоматическом агентстве. И в любом случае, к этому времени ее уже уберут. Конечно, это стоило массу галаксов.

— Значит, похоже вы меня взяли.

— Да. Вы пойдете с нами Картер. Или сгорите.

— Я уже дал слово. Вы только что упомянули об этом. Я пообещал, что не буду ни для кого шпионить на Альфе. И что мы с этим будем делать?

Роусон опять улыбнулся своей страшной улыбкой.

— Вы меня не так поняли, Картер. Мы не требуем от вас, чтобы вы шпионили на Альфе для нас. Совсем нет.

— А что же тогда?

— Вы сделаете так, чтобы мы поехали на Альфу вместе с вами. Только и всего.

После ленча Кэродайн с интересом ожидал удивительной экскурсии. После нее он собирался получить визу и на ближайшем корабле отправиться на Альфу.

После обеда ему казалось, что на него обрушилась вся галактика.

Ему нужно было постоянно помнить, что в этом мире прав у него не было. Если Роусон и Шарон не подтвердят его слова, его сразу же осудят. Да, конечно, будет суд. Но это будет суд автоматический и быстрый. Не будет никаких проверок на детекторах лжи. Для чего? Он предоставил алиби, но оно, как было доказано, оказалось неумелой ложью.

Да, это электрический стул.

Если только каким-то чудом полиция Гаммы поверит Аллуре.

Нужно ее найти. Он не знал, когда Роусон хочет получить от него ответ. Полиция наверняка постарается выйти на чету из Ахенсика как можно скорее, и, видимо, поэтому они не пошли обедать с Кэродайном. Он прекрасно пообедал. Опасность никогда не влияла на его аппетит, это хорошо. Иначе, во время своей предыдущей деятельности, он бы умер с голода.

Предыдущая деятельность! Надо же. А он-то уже решил, что покончил со всей этой ерундой, что смог найти себя в бизнесе, и вот опять по горло в беде. Ощущение очень неприятное.

В отеле Аллуры не было, и он не помнил, чтобы видел ее в ресторане. Хсайена, ее дяди, тоже нигде не было. Кэродайн прошел на террасу, заглянув по пути во внутренний дворик. Пусто. Дворик живо напомнил ему о Гарриет Лафонде и о визе, которая возможно — а может и нет — ожидала его там.

Ему очень нужно было поговорить с ней до того, как Роусон вернется за ответом. Аллура просто могла решить все дело. Все эти люди представляли собой нечто гораздо более серьезное, чем кажется. Под видом бизнесменов со всеми этими племянницами и случайными знакомыми они могли одурачить кого угодно. Уж его-то они точно одурачили.

Было совершенно ясно, что Роусон подстроил это убийство. Затем, прочно держа его алиби в своих руках, Роусон мог делать с ним, что хотел. Кэродайн подавил в себе гнев. Раздражение сейчас абсолютно не поможет.

Может быть Роусон мог спасти алиби, если бы захотел. То, что он чужеземец, из Ахенсик, должно вообще-то говорить против него и его слов; но, может быть, здесь действовали другие факторы. Кэродайн расхаживал по террасе, куря красную сигару, и пытался придумать выход из этого положения.

Раз Роусон организовал это убийство, значит, на Гамма-Хораке на него кто-то работает. Кэродайн вспомнил человека со смуглым скрытным лицом и раздвоенным подбородком. Тогда он автоматически решил, что это тайный агент полиции. Теперь он уже не был так уверен. Возможно Роусон подкупил какого-нибудь человека. Так он узнал про одномиллиметровый ударник. В мозгу Кэродайна всплывали все новые части этой головоломки; но сами по себе они не представляли большой важности. Основная картина — вот что таило угрозу.

Небо начало темнеть, и новости передали предупреждение Бюро Погоды о следующем десятиминутном ливне, готовящемся для очищения.

Управление погодой — это игрушки по сравнению с попытками управлять человеческими эмоциями.

На многих планетах, престижных и не очень, люди только воевали, убивали и разрушали. Это было неразумно. Это присовокуплялось к черному вопросительному знаку после названия HOMO SAPIENS в Галактике. Готов ли Человек жить в межзвездной цивилизации? Ведь было же множество других, нечеловеческих рас, которые жили на своих планетах, совершенно непригодных для человеческого обитания, и которые смогли жить между собой вполне дружелюбно. Борьба же, которую несло в себе человечество, приняла такие ужасные формы, что конца ей не было видно.

Когда Аллура и ее дядя вернулись в отель, по всей террасе уже зажглись разноцветные огни, весело мигающие над городом, и на улице пошел дождь, струйки которого в отблесках света казались маленькими молниями. Они вышли из черной машины, которая сразу уехала.

Когда Аллура столкнулась с Кэродайном, лицо ее было искажено и напряжено.

— Вот к чему приводит подвозить вас, — сказала она с горечью.

— Полиция?

Хсайен Коунга сказал:

— Конечно. Они взяли Аллуру для беседы. Я удивляюсь, что вы еще на свободе, мистер Картер.

— Они уже у меня были. Я под надзором. Они знают, где меня найти.

Он ждал, пока Аллура все расскажет ему. Полиция начала с нее. Что же, этого надо было ожидать.

— Они сказали, — видно было, что она делала усилия, чтобы сдержать себя, что вы сегодня на какой-то аллее убили парня.

Он тяжело опустил голову.

— Ну, мы то знаем, что вы не убивали. Но они мне не поверили. — Она превосходно сдерживала гнев, унизительную, почти истерическую ярость. — Это, конечно, потому что мы из Шанстара. Они не могут поверить, что мы не стали бы лгать ради того, чтобы спасти кого-то из своих.

— Вот в этом-то, — произнес с горечью Хсайен Коунга, — и вся ирония.

— Ирония?

— Ну конечно, мистер Картер. Или как там это называется. Я сегодня получил информацию из Шанстара. Вы купили себе ранчо на Пятой. Вас там очень хорошо знают и, как мне сказали, очень любят.

Кэродайн сохранил на лице свою печальную вежливую улыбку. Но он уже чувствовал, что следующие удары ниже пояса добьют его до конца.

— Ирония в том, мистер Как-вас-там-называть, что вы не наш. Вы вовсе не из Шанстара.


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ | Длинная тень Земли | ГЛАВА ШЕСТАЯ