home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА ШЕСТАЯ

Стоя здесь, под тончайшими разноцветными струйками-штришками дождя, Кэродайн решился.

— Итак, я не ваш. Итак, я не родился на Шанстаре. Но я из Шанстара. Я член вашей планетной группы. Я ваш!

Хсайен Коунга медленно покачал головой. Он отступил назад и так уставился на Кэродайна, что вся его дерзость пропала.

— Мы просили вас сделать доброе дело для Шанстара. Будь вы одним из наших, вы бы согласились. Мне еще тогда надо было усомниться.

— И что же вы собираетесь делать?

— Делать? — Аллура с раздражением взмахнула рукой. — А что тут делать? Я расскажу, что видела, мне не поверят, и если вас осудят, тогда мне придется отвечать за лжесвидетельство. В хорошенькое положение вы меня поставили, мистер Как-вас-там!

— Мне очень жаль, Аллура. Но это не я. Поймите, меня самого подставили. Все это сфабриковали, потому что я из Шанстара.

— Нет, — резко сказал Коунга. — Этот номер не пройдет. Потому что у вас есть виза на Альфу. Вот почему. Кэродайн не мог спорить.

— Меня подставил Роусон. Он давит на меня, чтобы я по своей визе взял его и его девушку на Альфу. Как он рассчитывает это сделать, я не знаю. Но если он сможет снять меня с этого крючка, тогда мне, конечно, считаю, придется идти с ним. Я дорожу своей шкурой.

— О нем можно было бы позаботиться.

— Это было бы довольно глупо. Он и Шарон — это единственные два человека, которые мне могут помочь. Я был бы вам обязан, если бы вы оставили их в покое. — Кэродайн вымучил из себя улыбку. — Во всяком случае, Аллура, если я соглашусь на их предложение, и они скажут, что ездили сегодня на машине, вы остаетесь в стороне. И вас не смогут обвинить в лжесвидетельстве.

— Да, верно… — сказала Аллура. Прозвучало это не очень обнадеживающе.

Коунга качнулся назад и вскинул голову, будто впервые оценивая Кэродайна. Облизнул губы. Затем четко произнес:

— Расскажите мне. Откуда вы?

Кэродайн уже решил, что когда зададут этот неизбежный вопрос, он скажет правду. Сейчас же, когда вопрос задан, он испугался, это требовало больше мужества, чем у него было в этот момент, когда рушились иллюзии.

— Что такое правда? — произнес он. — Я не знаю. Правда, я думаю — это то, что человек хочет услышать. Я из Шанстара. Это мой дом. Кем я был раньше, где я родился — это уже значения не имеет.

— Ошибаетесь. Имеет.

— Но только для нетерпимых. Для людей, которые не могут принять нового, которые не хотят воспринять ничего, что лежит вне их обычного, удобного окружения. О ваших предках, Хсайен Коунга говорит ваше имя. Но вы этого не знаете. Вы вообще не понимаете расовые отношения. Вы знаете только, что человек — это человек, и вам не понятно, что есть люди другого цвета, так ведь?

Этого он говорить не собирался. Оно выскочило из-за кипевшей в нем сердитой горечи.

— Разные цветные? — Коунга отошел назад. — Вы что, Картер, с ума сошли?

— Нет, просто у меня был доступ к таким старым записям, архивам, что вы даже не знаете. Сейчас все люди одного красивого золотого цвета. Во всех районах галактики все люди одинаковы. Это все из-за скоростного транспорта, несмотря на все искусственные барьеры, которые мы воздвигаем. Но так было не всегда. Аллура мягко спросила:

— Дядя, а ты помнишь истории, которые ты мне раньше рассказывал, когда я была маленькой? О потерянных и забытых цивилизациях? О странных открытиях новых планет, где когда-то люди пытались создать цивилизацию и потерпели неудачу. И о том, как некоторым удалось и когда их снова нашли — где они жили в мирах, которые они считали центром вселенной, некоторые люди были… — она замялась.

За нее докончил Коунга:

— Я помню эти сказки. Некоторые люди были белыми, некоторые желтыми, а некоторые коричневыми. У них что-то произошло с пигментом под кожей. С ними что-то случилось. Что-то странное и сверхъестественное под чуждым солнцем.

Кэродайн покачал головой.

— Нет, Коунга. Ничего с ними не случилось. Это мы изменились. Этот чудесный золотистый цвет, который мы воспринимаем как должное, это сплав всех тех цветных людей.

Аллура смотрела на Кэродайна с нескрываемым напряжением.

— Дядя рассказывал мне истории о старых мирах и забытых планетах. Сказочные и фантастические истории. Часто упоминалась одна планета — один мир, откуда, как говорят легенды, появились мы все. Какая-то одна крошечная планета, вращающаяся вокруг какого-то незначительного солнца, где-то за Распадом…

— Земля, — сказал Кэродайн.

То, как он произнес это слово, превратило его в благословение.

Коунга поднял голову.

— Это все болтовня. Чушь. Какое значение имеют сейчас старые истории? Нужно смотреть в лицо сегодняшним реалиям, хотя конечно, очень заманчиво ускользнуть в мир детских фантазий. — Он сердито посмотрел на Кэродайна. — Что ж, Картер, раз вы не хотите говорить, откуда вы — и, должен признаться, я ничего другого и не ожидал — нам надо прекратить связи. Шанстар в слишком большой опасности, чтобы терять время на такого махинатора как вы.

— Прекратить связи? Как это?

— Из-за Роусона или нет, но вы в очень сложном положении. Мы здесь под подозрением — уже. Дальнейшие связи с вами нежелательны. Чтобы снять с себя все подозрения, я скажу полиции, что вы не из Шанстара. Таким образом…

— Но вы не сделаете этого! — Кэродайн был в ужасе. — Да меня… Тогда у меня нет никаких шансов.

— Вы хотите сказать, что родились в какой-то ветхой дыре, умирающем разбитом мире, поэтому вышли в Галактику и пытаетесь приобрести престиж, уверяя, что вы из Шанстара. Довольно презренно, вы не находите?

— Все совершенно не так. Любой человек гордится своим домом…

— Если это не вонючая дыра, и он не видел, что собой представляют лучшие миры.

— У меня не вонючая дыра! — закричал доведенный до белого каления Кэродайн. Если этот маленький морщинистый Коунга откажет ему, ему действительно придется тяжело. Когда такое случалось раньше, он исчезал с планеты, хотя и бесславно, но целым и невредимым. На этот раз он был под пристальным наблюдением местной полиции, и ему просто не удастся бежать. Он уже чувствовал себя загнанным, задыхающимся, брошенным в тюрьму.

Впервые до него дошел весь ужас его положения. Черт! Куда ни повернись всюду плохо.

— Ну, — сказал он смело, — что вы со всем этим собираетесь делать?

— Аллура и я хотим быть в стороне. Вы слишком опасны, Картер. Вы несете за собой смерть.

— Послушайте, вам не надо доносить на меня. Пусть все будет как будет. Если Роусон снимет меня с крючка, я просто ухожу и вы можете забыть обо мне.

— Это будет нелегко, — сказала Аллура, не глядя на него. Коунга медленно сказал:

— Как гражданин Галактики я обязан разоблачать подобного рода обман. Если любой может лгать о своей родной планете и утверждать, что ему заблагорассудится, то у нас развалится вся наша организация. Поэтому мой долг сдать вас, Картер.

Кэродайн мысленно с облегчением вздохнул.

Коунга предлагал сделку. И сделка казалось напрашивалась сама собой.

Он тяжело сказал:

— Я дал слово, что не буду шпионить на Альфе. Я соглашусь перевести Роусона и Шарон на Альфу, я не нарушу своего слова. И еще я сказал Гарриет Лафонде, что я сочту свое слово недействительным, если увижу, что Хорака угрожает моей родной планете.

— Вашей родной планете! — Усмешка была язвительной.

— Под этим я подразумевал Шанстар, — сказал Кэродайн спокойно. — Если вы сможете мне доказать, что Хорака планирует агрессию против Шанстара, тогда я могу сделать то, что вы хотите. Вам не надо раскрывать мою тайну, и у нас все в порядке.

Коунгу совершенно не смутило то, что это предложение было сделано до того, как он сам его сделал. Оно настолько очевидно было у него в голове, что его мысли просто текли в этом направлении.

— Шанстару очень нужен свой человек на Альфа-Хораке, — сказал он.

Дождь уже заканчивался, десятиминутный период подходил к концу. Воздух был удивительно свеж.

— Хорака намеревается захватить весь этот район Галактики. Рагнар и добрый старый ОСМ пока и с места не стронутся. Они настолько велики, настолько могущественны, что пока группа не наберет полмиллиона планет, они даже не заметят этого. Хорака может проглотить Шанстар, Ахенсик, Белмонт, Делев, да сотню меньших групп. На Альфе находится их Центральное бюро. У них целая планета работает над одним проектом, одним-единственным — строительство космического флота, который легко смог бы сокрушить любое сопротивление на их пути. Это так. Нам надо знать состав этого флота — каким образом они организовали разведывательные корабли, корректировщиков, заслоны, тяжелую артиллерию и линкоры. Если бы мы знали это, мы могли бы так организовать свой небольшой флот, что смогли бы — нам просто пришлось бы — незаметно просочиться и сдержать их.

— А как можно сдержать тысячу межзвездных кораблей с оружием, которого достаточно, чтобы уничтожить целую планету, когда у вас нет даже и десятой доли их силы, Коунга?

— Зная организацию противника. Все зависит от этого. Вы будете не первый, кто высадится для нас на Альфе. Может быть, другие еще там. Может их уже нет. Но мы должны получить эту информацию до того, как Хорака сделает ход.

Борьба, война и неожиданная смерть среди расползающихся звезд Галактики. Повторялась старая знакомая схема.

Кэродайн достаточно, чересчур насмотрелся межзвездной политики, чтобы радоваться возвращению на арену, тем более на таком низком уровне. Но его остановили, схватили и, пронзив, приковали к месту. И сейчас, готового для ножа, его подвесили на изобретенные Роусоном и Шарон Огилви крюки.

— Убийство этого глупого мальчишки Горса подстроил Роусон. Он и его девушка специально вытащили меня за город, чтобы быть единственными свидетелями. А потом смогли бы сказать, что меня с ними не было. Не удивительно, что Шарон была так зла, когда вы спасли нас, Аллура. Но, — он сделал усталый жест, — нет никакой разницы. Может быть даже драка в ресторане была подстроена. Как могла девушка есть такой плотный обед во время утреннего перерыва? Возможно, они это вычислили, еще когда я приземлился.

— У них есть какие-то связи с местными чиновниками, — Коунга медленно кивнул головой. — Должно быть, они узнали о вашем знаменитом оружии, Картер.

— Но с Гарриет Лафонде, — сказала Аллура, — они бессильны. Хорака разделена на такое количество самостоятельных департаментов, гордящихся своим значением, что начальника одного департамента ни во что не ставят в другом.

— Мне знакомо такое организационное устройство — если это можно назвать организацией, — сказал Кэродайн. — Зовите меня по-прежнему — Джоном Картером. Это то, что нужно. И мне в общем нравится это имя. Вот. Ну и что будем делать?

И Аллура, и ее дядя заговорили одновременно. И замолчали. Кэродайн сказал:

— И не забудьте, конечно, что я возьму с собой Грэга Роусона и Шарон Огилви.

— Это должно быть, конечно, вашим с ними делом, — сказал Хсайен Коунга. Что произойдет с ними, когда они приземлятся на Альфу, это не наша забота. Вы, Картер, работаете сейчас на официальное, но никому не известное разведывательное управление Шанстара. Я введу вас в курс дела в более подходящее время — после того, как вы будете точно знать, что едете на Альфа-Хораку. Но не позволяйте этим двоим из Ахенсика снова сбить вас с толку. — Он замолчал. Вокруг его глаз собрались морщины. — Можно было бы обдумать, как сделать так, чтобы их взяли пораньше. Это я оставляю на вас и на вашу честь.

— Чести у меня сейчас хоть отбавляй, — кисло произнес Кэродайн.

— Ну не знаю, — улыбнулась ему Аллура. — Я бы сказала, вы не плохо сохранили свое мужское достоинство в этой ситуации.

— Если бы только, — взорвался Кэродайн, — если бы только Шанстар, Ахенсик, и все остальные могли объединиться! Тогда мы смогли бы образумить Хораку…

— Черта с два, — проворчал Коунга, поднимаясь с кресла. — Сейчас разыщите Роусона и его женщину, прежде чем это сделает полиция.

Роусон и Шарон нашли Кэродайна прохаживающимся перед гаражами. Он знал, что они придут. Он был краток. Да, он согласен. Они расстались, и победные улыбки на их лицах были так похожи, что Кэродайн начал сомневаться.

Гарриет Лафонде взглянула с приветливостью, осветившей все ее лицо. Она грациозно поднялась со стула, стоявшего под раскидистыми деревьями с удивительно плоскими бледно-зелеными листьями. Стул бесшумно скользнул назад по каменным плитам.

— Так, мистер Картер. Значит, вы пришли за своей визой.

Он искренне улыбнулся ей. Никаких сомнений: она была очаровательна. Блуждающий солнечный луч падал на ее идеально уложенные волосы, и на какое-то мгновение они сверкали чисто золотым светом. Фокус, оптический обман — но это превращало ее в восхитительную женщину, помолодевшую на десять лет.

— Если это еще возможно. Вы знаете, что некоторое время меня подозревали в убийстве?

— Да. Знаю. Так утомительно. Но ошибки других департаментов ко мне, я полагаю, не относятся. Что касается моего департамента, мистер Картер, ваша виза здесь, готова для вас. — Она протянула руку.

Пластиковый футляр был теплым от ее рук. Кэродайн взял его, ощущая это тепло. Он улыбнулся.

— Спасибо, Гарриет. — Он сглотнул. — Возможно я поеду завтра. Можно мне… то есть… вы не оказали бы мне честь поужинать со мной сегодня вечером?

Откинув голову, она посмотрела на него сквозь длинные ресницы. Затем она засмеялась — голос ее, мягкий и сочный, золотым звоном слился с капелью, пением птиц и жужжанием насекомых.

— С удовольствием, Джон.


ГЛАВА ПЯТАЯ | Длинная тень Земли | ГЛАВА СЕДЬМАЯ