home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



КОЛЛЕКТИВНЫЙ РАЗУМ

В квартире на Шаболовке раздавались немые звонки. Леша или Лика поднимали трубку: «Да!

Алло! Слушаю! Говорите!» Ответом было молчание. Но когда Илья вручил Леше фээсбэшную распечатку всех звонков, то «немые» сразу объяснились: они шли из города Алапаевска. Того самого, где жил плодовитый производитель любовных писем.

Получалось, что мама уехала к директору школы; давно и безнадежно в нее влюбленному.

Леша тут же засобирался в дорогу. Но Лика воспротивилась (предварительно позвонила маме).

Они поссорились, потому что Лика призналась в обмане. Начала издалека:

— Лешик! Я ведь не дурочка? Но вынуждена постоянно наступать на одни и те же грабли! Понимаешь?

— Абсолютно не понимаю!

— В этом особенность, загадочность женского менталитета, если хочешь.

— Хочу, чтобы ты выражалась по-человечески!

— Деньги на компьютер дала не мама. Папа и мама сейчас приедут. Деньги дал Олег Петрович Волков, который отец нашего ребенка.

— Что? — взревел Леша.

— Ой! Не нашего лично, а Киры Анатольевны.

— Еще пара таких оговорок, и я за себя не отвечаю!

— Буду следить за своей речью? — пообещала Лика.

— Откуда ты знаешь Волкова и что он тот самый?

— От.., из.., из телефона!

— Лика!

— Правду говорю! Он звонил и звонил. Я прямо спросила: вы отец? Он не отказывался. Леша, он очень приличный и симпатичный мужчина!

— Вы виделись?

— Один, то есть два раза.

— За моей спиной! Ты постоянно конспирируешь от меня! Жена называется!

— Я ведь тебе про грабли говорила! — чуть не плакала Лика.

— Плевать мне на грабли, лопаты и вашу дачу в целом!

— Только не говори такого при моих родителях!

Они сейчас приедут. И еще тетя Люба с дядей Антоном. Ты же знаешь тетю Любу! Я их не звала!

Тебя Люба побывала у них несколько дней назад. Пронеслась метеором, вывалив массу наполовину непонятной информации: хорошо выглядите, детки, Лика, сиди дома, чтобы не поскользнуться на улице, и побольше гуляй, детского приданого не покупайте, я два вагона привезла, плохая примета заранее показывать, кроваток еще нет, но я знаю, какие нужны, сами не покупайте, у нас с дядей Антоном планы, но вы еще маленькие, чтобы их знать, о маме не беспокойтесь, ее через банк и правительство найдут, или дяде Антону не жить, паршивая погода, зима толком не наступает, ходить не в чем, я была в нескольких магазинах, ассортимент на уровне, если деньги нужны, говорите прямо, не берите пример со своей щепетильной мамочки, которая в липовые командировки ездит, а у наших деток в Англии все путем, вчера с ними разговаривала, намекнула про нас с папой, у них волосы дыбом, то есть одобрили, ой, смотрите, в телевизоре реклама, я ее уже видела, про зубную щетку, которая проникает в труднодоступные места, скажите, у каких людей зубы в труднодоступных местах?

Леше и Лике практически не удалось вставить ни слова. Они были страстно обцелованы, обглажены, одарены двумя корзинами с рыночными продуктами, и тетя Люба умчалась, как она сказала, «за трусами для мужа, а то этот олигарх в драных портках шастает, что характеризует его как верного мужа».

Перед приходом Леши, который встречался с фээсбэшным Ильей, тетя Люба позвонила:

— Не бойтесь, мы с дядей Антоном к вам вечером приедем!

Лика не поняла, чего бояться, и не успела сказать о звонке мужу, потому что они начали ссориться. И до прихода гостей Лешка дулся, хотя времени было в обрез: надо чем-то людей угостить.

Лика решила делать пиццу, которая у них называлась «Наше все». Рецепт элементарен: шинкуется все, что способно шинковаться, и вываливается из всех консервных банок содержимое на сочень теста размером с самый большой противень. На такие детали, как сочетание шпрот с солеными огурцами или вареной колбасы с яблоками, обращать внимания не следует. Главное, чтобы было чем все сверху прикрыть — залить майонезом или засыпать сыром.

Леша шинковал продукты, Лика раскатывала тесто. Леша сотрясал в воздухе ножом и обещал, если Лика не прекратит секретничать, завести личные тайны. Лика размахивала руками в муке и оправдывалась, что личных секретов не имела и не имеет, все только чужие. А если Леша будет что-то скрывать от нее, то она подумает, будто Леша, как папа, может на сторону свернуть. А она, Лика, как ее мама, будет страдать? Они быстро орудовали руками и в такт, быстро, обменивались упреками.

— У нас еще один ребенок не родился, — проговорила Лика со слезами в голосе, — а ты уже…

Леша отложил нож, обнял жену:

— Человек, способный постичь законы женской логики, заслуживает Нобелевской премии.

Они помирились.

Первыми приехали родители Лики. Лешка со свекром разложили в комнате Киры Анатольевны большой стол. Ирина Васильевна помогла дочери накрыть. Только вытащили пиццу из духовки, прибыли Хмельновы.

Люба и Антон были знакомы с родителями Лики, точнее, виделись на свадьбе ребят.

Лика разрезала пиццу и разложила по тарелкам.

Ирина Васильевна приподняла краешек верхней корочки и усмотрела в начинке несусветное: рыбные консервы и какие-то фрукты. Антон Егорович и Митрофан Порфирьевич принялись было с аппетитом есть. Но застыли с поднятыми вилками, когда заговорила Люба:

— Давайте не ходить вокруг и поперек! В общем, так! Мы Кириного ребенка забираем и усыновляем. Скажи, Антон!

— Угу! — подтвердил он с набитым ртом.

— Не догоняю! — подавился Лешка. — Как это забираете? А кто вам его отдает?

— Правильно, Лешенька! — вступила Ирина Васильевна. — Мы, поди, не безродные! Ребеночка мы с мужем берем. — И толкнула Митрофана в бок.

— Ага! — заверил он, проглотив неразжеванный кусок.

— Папа! Мама! — поразилась Лика.

— Отпад! — резюмировал Лешка.

Но в дальнейший диалог, который было бы точнее назвать перепалкой, никто слова вставить не мог. Схлестнулись тетя Люба и Ирина Васильевна.

— Дите одно, на всех не хватит! — заявила Люба.

— Наше дите! — упорствовала Ирина Васильевна.

— У вас внук будет, а нам по-честному и справедливому Кирина девочка отходит! Я уже вещи купила и ремонт под детскую комнату сделаю, видела один, когда на стенках зверюшки, а на потолке облака.

— Зверюшки, облака! — попеняла Ирина Васильевна. — А сами, наверное, за границу малышку увезете, Родины лишите!

— Ничего подобного! Мы ей гарантируем счастливое детство! Скажи, Антон!

— Ага!

— Счастье на деньги не меряется! — отрезала Ирина Васильевна. — Вот мы со всем сердцем!

Скажи, Митя!

— Угу!

Опытные Антон и Митрофан не пытались примирить спорщиц. Под шумок съели по куску пиццы и попросили добавки. А Лешка не выдержал.

— Послушайте! — перебил он.

И получил дружный отпор.

— Помолчи! — хором ответили ему тетя Люба и теща.

Лика тихо встала и вышла на кухню. Набрала номер Волкова.

— Олег Петрович! Тут такое! Киру Анатольевну, кажется, нашли. Но теперь ее ребенка забирают.

— Кто забирает? — всполошился Олег. — Разве она уже родила?

— Не родила. Забирают мои родители, представляете? И тетя Люба с дядей Антоном. Просто рвут ребенка на части. Но мы с Лешкой ни за что его не отдадим. Хотя вы тоже… Я звоню, потому что вы право голоса тоже имеете. Вам бы лучше приехать! А?

— Сейчас буду! Какой у вас номер квартиры?

Только Лика положила трубку, телефон зазвонил. Это был отец Лешки, свекор Лики.

— Нет ли новостей? — спросил Сергей Викторович.

— Вообще-то есть, — честно призналась Лика. — Новостей много, даже с перебором.

— Я недалеко, заскочу к вам.

Олег и Сергей столкнулись у входа в подъезд, вместе вошли в лифт. Потом обоим будет казаться, что неприязнь возникла интуитивно и сразу. На самом деле они обратили друг на друга внимание, когда оказалось, что им в одну квартиру.

Позвонил Сергей. — Открыл Лешка:

— Папа? Привет! А вам кого? — спросил Лешка Олега.

— Могу я видеть Лику?

— Вы, наверное, — усмехнулся Лешка, — тот самый… Зайцев?.. Овечкин?

— Волков.

Его фамилию Лешка отлично помнил, но не отказал себе в удовольствии вставить шпильку.

— Олег Петрович? Сергей Викторович? — В прихожей появилась Лика. — Что же стоите у порога? Проходите, раздевайтесь, пальто вот сюда, на вешалку. Лешка, принеси еще два стула и тарелки!

— Больше ты никого не пригласила? — спросил Леша громким шепотом, проходя мимо жены. — Папы римского не ожидается?

В комнате Сергей расцеловался с Любой, обнялся с Антоном, поздоровался за руку с Митрофаном Порфирьевичем и Ириной Васильевной.

Сел на предложенный сыном стул.

Олег стоял. Лика его представила:

— Олег Петрович Волков, он.., как бы сказать.

Вот Сергей Викторович фактический муж Киры Анатольевны, а Олег Петрович…

— Будущий! — пришел он ей на помощь и повторил:

— Рассматривайте меня как будущего мужа Киры Анатольевны.

И его действительно рассматривали! Молча, не таясь, сидящая за столом группа людей разглядывала его несколько томительных секунд. Олег покрылся испариной и покраснел. Открыл рот, испугавшись, что пустит петуха, прокашлялся:

— Насколько я знаю, установлен адрес местонахождения Киры Анатольевны. Был бы признателен, если бы мне его сообщили.

— Хорош, будущий муж, — хмыкнул Митрофан Порфирьевич, — не знает, куда невеста сбежала.

— Кира моя законная жена, — напомнил Сергей.

— Я не намерен здесь и сейчас обсуждать характер ваших, давно не близких, — подчеркнул Олег, — отношений.

— А вы сами? — спросила Ирина Васильевна. — Не женаты? ж — Пока женат, — вынужден был признать Олег.

— Я вас где-то видел, — подал голос Антон, — не в Росвооружении?

Олег кивнул:

В — Я вас тоже помню. Нас знакомили на каком-то банкете.

— Самое время о банкетах вспоминать! — укоризненно воскликнула Ирина Васильевна. — Лучше скажите, вам известно, что Кира Анатольевна ждет ребенка?

— Известно! — кивнул Олег и еще больше покраснел.

— И какова была ваша реакция, когда мама вам эту новость сообщила? — спросил Лешка.

Более краснеть Олегу некуда. На помощь пришла Люба. Олег ей понравился. Да и не могла Кира в кого попало втюриться на старости лет.

— Напали на человека! — сказала Люба. — И даже не посадили!

— Прокурор посадит! — съязвил Лешка.

— Закрой рот! — велела ему жена. — Олег Петрович, пожалуйста, присаживайтесь!

Более всего Олегу хотелось унести ноги и познакомиться с родными и близкими Киры в другой, нейтральной обстановке. Но он не мог уйти без адреса и повторил свою просьбу.

— Она в Алапаевске, — смилостивилась Люба.

— Точно! — удивился Лешка. — Откуда вы знаете?

— Кира брала деньги со счета в этом городе, — ответил дядя Антон. — А ты как вычислил?

— Через взятку в ФСБ. Деньги на взятку дал вот этот господин. — Он показал на Олега.

— Да сядь ты! Не торчи столбом! — велела Олегу Люба, легко перейдя на «ты». — Видишь, какая петрушка?

Олег опустился на стул.

— Ума не приложу, почему Киру понесло в Алапаевск? — пожала плечами Люба. — У вас там родственники, знакомые?

— Там живет один человек, — смущаясь, ответила Лика, — который давно и преданно любит Киру Анатольевну. Но у них ничего не было! — горячо воскликнула она. — В доказательство у нас есть несколько сотен писем!

— Несколько сотен писем, — заметил Антон, — скорее свидетельствуют об обратном.

— Как зовут этого человека? — спросил Сергей.

— Игорь Севастьянов, — ответил Лешка.

— Я его помню! — всплеснула руками Люба. Он был ТАК влюблен в Киру! Что даже не то наполовину повесился, не то почти отравился.

— Мало я его по морде бил! — подал голос Сергей. — Он всегда настырным был, как…

— Солитер! — подсказала Люба. — Игорь мне глисту во фраке напоминал. Антоша, ты его помнишь?

— Нет. По-моему, мы отвлеклись, ушли в сторону. Это неожиданное совещание имело повесткой дня… Да глупость оно имело! Я тебе. Люба, говорил! Делим шкуру неубитого медведя!

— Не называй нашего ребеночка шкурой! — воскликнула Люба.

— Он не ваш, мы тоже не крайние! — с вызовом заявила Ирина Васильевна.

— Кстати, у ребенка будет моя фамилия, — напомнил Сергей.

— Руки прочь от моей сестры! — хлопнул по столу Лешка.

Олег переводил взгляд с одного скандалиста на другого и думал: «Либо Кирины родственники дружно сбежали из сумасшедшего дома, либо по мне плачет койка в психушке! Третьего не дано».

— Олег Петрович! — тихо подтолкнула его Лика. — Почему вы молчите? Вы отказываетесь от ребенка?

Но Олег не успел рта открыть, вскочил Лешка:

— Хватит базара! Ситуация предельно ясная!

Моя мама, будучи в положении, обратилась за помощью, участием, или как хотите называйте, к самым близким людям. И получила от ворот поворот!

— Но тебе-то она ничего не сказала! — упрекнула теща. — Если бы не Лика, ты бы решал свои уравнения и в ус не дул!

— Правильно! — согласился Лешка. — И мне страшно обидно, что мама посчитала меня трусом и слюнтяем. Кстати, я ухожу из аспирантуры, чтобы прокормить семью! В которой будет два младенца! На которых попрошу не претендовать!

Дядя Антон, можете меня устроить на доходное место?

— Как уходишь? — ахнула Лика. — А мне ничего не сказал? Уже начинаешь секреты секретничать?

Митрофан Порфирьевич переглянулся с женой.

— Так я и знала! — провозгласила Ирина Васильевна.

— Что вы знали? — огрызнулся Лешка.

Он сел на место и гордо скрестил руки на груди.

Пока родители Лики выясняли будущее семьи их дочери, Люба с изумлением следила за действиями Олега, рядом с которым сидела. Олег гнул вилки! Натурально гнул, то есть нервно! Взял свою и свернул пополам. Взял Любину и тоже согнул. Она подсунула ему вилку Антона. Олег машинально согнул третью вилку. Люба положила под руку Олегу столовый нож. Сделанный из закаленной стали, нож не гнулся. Он сломался с громким треском!

Все замолчали и уставились на кладбище согнутых вилок. Олег опомнился и положил рядом с вилками две половинки бывшего ножа.

Олег не знал, что ему делать. Извиняться за причиненный ущерб? Объяснять этим людям, что он любит Киру больше жизни и никому ребенка не отдаст? Живописать свой позор в кафе? Силой вырвать адрес Киры? На колени перед ними стать? Послать их к чертовой матери?

— Вот и Лика у нас такая! — вдруг заметила Ирина Васильевна.

— Подковы гнет? — поразился Антон.

— В смысле забывчивости, — туманно пояснила Ирина Васильевна.

— Господа! Друзья! — начал Олег. — Я не знаю, как к вам обращаться, и боюсь не найти правильных слов. Потому что.., японский городовой! — сорвался он на крик. — Это не ваше дело! Это наша с Кирой жизнь! — Он кашлянул, понизил тон. — И мы будем рады видеть вас в день нашего бракосочетания и далее на крестинах нашей дочери!

— Хорошо сказал! — одобрила Люба.

— Только неясно, — заметила Ирина Васильевна, — почему Кира Анатольевна сбежала от такого хорошего?

— За полтора часа сплошной бестолковщины, — кивнул Антон, — это первый разумный вопрос.

— Действительно! — подал голос Сергей, которого все время оттирали в сторону, правда при его полном согласии. — Сделайте милость, сударь!

Объяснитесь!

Что он мог объяснить? Душещипательно изложить историю своей жизни? О дочери трезвонить?

Каяться в нервном недуге: хохотать в самые драматические минуты жизни?

На выручку пришла Лика:

— Вот Лешка! Иногда ляпнет не подумав, а потом весь вечер извиняется.

Лику неожиданно поддержали остальные женщины.

— Отец тоже! — кивнула Ирина Васильевна. — Сначала кран открывает, потом затычку ищет! А у крана вентиль есть!

— Ты, Антон! — повернулась Люба к мужу. — «Раковые шейки» от «Гусиных лапок» не отличаешь! А также певицу Ирину Аллегрову от певицы Маши Распутиной!

Олег невольно улыбнулся и поблагодарил:

— Спасибо, дамы! В сущности, вы верно определили суть моего чудовищного проступка.

— Ну, хватит! — повысил голос Антон. — Маразматический диспут затянулся!

По тому, как решительно он заговорил, по выражению его лица, прежде добродушного, а теперь жесткого, присутствующим пришла в голову одна и та же мысль: этот человек может ломать через колено и людей, и ситуацию. Потому и поднялся на высоты, другим недоступные.

— Более никаких дележей неродившегося ребенка! — продолжал Антон. — Никаких разборок!

Никто не открывает рта без моего позволения!

Проблема ясна: Киру надо привезти в Москву.

Звонить мы ей не будем, потому что может рвануть дальше по Сибири. Вопрос: кто поедет за Кирой?

Все, кроме Олега, вдруг, как по команде, подняли руки.

— Ну, детский сад! — возмутился Антон. — Опустите руки, тут не голосуют! Не партсобрание!

— Поеду я! — непререкаемо сказал Олег.

— Логично, — согласился Антон.

— Город Алапаевск, — как из пулемета, выстрелила Лика. — Улица Речная, дом шестнадцать, квартира пять. Записать?

— Нет, спасибо, запомнил! — Олег поднялся. Приятно было познакомиться! И надеюсь, наша следующая встреча пройдет в более.., более теплой обстановке.

— Лешка! — попросила Лика. — Проводи.., отчима, извините, Сергей Викторович!

— У меня нарисовался отчим! — ухмыльнулся Лешка, но поднялся и вслед за Олегом Петровичем двинул в прихожую.

Там они раскланялись, как два испанских гранда. Олег, уже занеся ногу через порог, оглянулся и протянул Леше руку. После секундного раздумывания Лешка руку пожал.

— Антон, ты что, не знаешь? — набросилась Люба на мужа.

— Знаю! — отрезал он.

— Тогда командуй правильно!

— Поясняю для присутствующих, — сказал Антон. — Способов остановить мою жену, когда она рвется спасать любимую подружку, не существует.

Если кто-то их знает, прошу сообщить!

— Без базара! — отозвался появившийся в проеме двери Леша. — Я еду за своей мамой, и точка!

— У тебя жена беременная, — напомнила тетя Люба.

— Перееду на время к родителям! — быстро вставила Лика.

— Антон! Дай нам свой самолет! — потребовала Люба.

Народ не успел поразиться наличию роскоши в виде собственного авиалайнера, как Антон пояснил:

— Самолет принадлежит компании. И это тебе не «мерседес»! Завтра полетите рейсовым. Кажется, все? — спросил он сам себя. — Вот еще! Что за пирог мы ели сегодня?

— Лика только учится готовить! — встала на защиту дочери Ирина Васильевна.

— Можно еще кусочек? — попросил Антон. — Объедение! Люба, запиши рецепт!


* * * | Бабушка на сносях | * * *