home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1

Лангнес 37421 / Планета 4 / Собрание

Космические корабли врывались в реальное пространство и устремлялись к четвертой планете. Когда они оказывались поблизости, открывались грузовые люки, оттуда выпархивали маленькие боевые корабли серповидной формы, смертоносные «аксаи», и принимались кружить вокруг своего корабля-матки. Это выглядело как подготовка к нападению.

Мусфийские кланмастеры собрались, чтобы решить, как поступить с людьми из далекой системы Камбра.

Или, точнее, только те кланмастеры, которым эта проблема казалась интересной и важной; возможно, процентов двадцать всех кланов, не больше. Остальные или заняли выжидательную позицию, или вообще предпочли остаться в стороне.

Согласно мифологии мусфиев, они вели свое происхождение именно с Планеты 4, хотя большинство их ученых считали, что эта раса одновременно развивалась на десяти, а возможно, и больше планетах. Доказательство того, что вселенная изначально принадлежала им, основывалось на той легкости, с которой они завоевали свое родное звездное скопление и распространились за его пределы.

Планета 4 была умеренных размеров, с большими континентами, низкими горами и озерами; большая часть суши представляла собой заросшие травой равнины с разбросанными кое-где небольшими группками лесов. Солнце — земного типа, но более яркое, более голубое; люди вряд ли чувствовали бы себя под ним уютно. Да и климат для человека был немного холодноват, хотя снег выпадал редко. Редкие влажные сезоны сопровождались обильными дождями.

Планета 4 не всегда выглядела так. За тысячелетие безжалостной эксплуатации она была распахана, изрыта шахтами, застроена, потеряла большую часть своих лесов. И тогда мусфии устремились к звездам.

Почти опустевшая Планета 4, предоставленная самой себе, получила возможность вернуться к своему естественному состоянию. Постепенно города разрушились, на опустошенной земле появилась растительность, загрязненные реки и озера очистились, и мир стал таким, каким был на заре времен.

Когда большая часть населения покинула планету, те несколько миллионов мусфиев, которые предпочли остаться, перешли жить в полуподземные селения, каждое из которых принадлежало отдельному клану.

Только на одном небольшом континенте сохранились признаки высокоразвитой технологии мусфиев. Здесь размещались военные базы, огромные взлетно-посадочные поля, роботизированные заводы, склады и незначительное число административных работников, в которых мусфии нуждались, чтобы управлять тысячами тысяч своих миров. Здесь же проходили и Собрания.

В центре континента было воздвигнуто здание в форме цилиндра — два километра в ширину и триста метров в высоту — с ротондой под куполом. Именно здесь мусфии собирались, когда у какого-то кланмастера возникала проблема, которая одному ему была не под силу или когда при конфликте между кланами одна из воюющих сторон требовала вмешательства остальных кланов. Здание не имело специального названия, что для мусфиев было делом обычным. Других зданий, предназначенных для этих целей, в их Империи не существовало, и ни в каком особенном названии оно не нуждалось.

У мусфиев есть ироничная пословица: «Единственная причина, по которой мы не правим всем космосом, состоит в том, что один глаз нам нужен для будущего всей нашей расы, один глаз — для своей личной судьбы и один глаз — чтобы защищать спину, а Создатель дал нам только два глаза».

В пределах цилиндра имелось множество обособленных помещений, каждое со своей маленькой платформой, на которой могла разместиться пара кораблей. Любой кланмастер мог прибыть в сопровождении надежной охраны, занять какое-то из этих помещений и, используя сложную электронную аппаратуру, уладить свое дело, ни с кем не встречаясь лично. Каждое помещение было полностью автономно, с отдельным силовым генератором и даже собственным запасом воздуха — для тех, кто опасался, что враги могут попытаться отравить его газом.

Как только спор оказывался улажен, кланмастеры, их подчиненные, делегаты или родственники могли встретиться вживую — если возникало такое желание.

Всего было около пятисот кланмастеров. Одни правили отдельными мирами или группой миров, другие контролировали торговлю или ремесла, третьи командовали боевыми флотами.

«Аксаи» кружили над головами наподобие земных ласточек, а кланмастеры входили в отведенные для них помещения. Движение каждого «аксая» направлялось компьютером таким образом, чтобы враги не могли подкараулить сидящего в нем кланмастера в воздухе и улучить момент для удара.

Они выходили со своих маленьких кораблей с надменным видом, как и положено представителям господствующей расы. Быстрые в движениях, высокие — два метра и даже больше, — с короткими хвостами, грубоватым красновато-коричневым блестящим мехом и маленькими головами, поворачивающимися во все стороны на длинных, змееподобных шеях.

На всех были пояса с оружием, которое, они носили отнюдь не для красоты.

Этой ночью, до того как началось Собрание, комы работали на полную мощность, когда мусфии обменивались стратегическими, тактическими и прочими идеями. С восходом солнца Собрание началось.

Во всех помещениях вспыхнули настенные экраны. Каждый раз, когда слово брал очередной оратор, для него открывалось отдельное «окно». Правда, некоторые клан-мастеры активировали свои мониторы таким образом, чтобы самим при этом оставаться невидимыми.

Эск, в прошлом «посол» в системе Камбра, рассказал мусфиям, в чем суть проблемы. Между людьми и мусфиями всегда существовала напряженность, но в последнее время ситуация осложнилась. Это произошло, когда так называемые 'раум, более мелкие и темнокожие по сравнению с остальными гуманоидами, восстали против своих господ. И заодно напали на мусфиев.

— Почему? — спросил какой-то кланмастер. — Мне мало что известно о людях, точнее, ровно столько, чтобы испытывать к ним отвращение. Но я думал, что наши разногласия улажены, по крайней мере, в их глазах, раз мы заключили с ними мир.

— Среди 'раум, — объяснил Эск, — распространено мнение, будто им предопределено судьбой править не только людьми, но всеми расами, существующими в космосе.

Поднялся шум веселого изумления, что-то среднее между мурлыканьем и ворчанием. Кто-то сказал:

— Ну и чушь.

Но в основном это сообщение лишь развеселило.

— Так получилось, что Лидеру Вленсингу пришлось сразиться с 'раум, — продолжал Эск. — В союзе с людьми.

— Ваша точка зрения, Вленсинг, — потребовал клан-мастер Кеффа.

— 'Раум даже по понятиям людей ведут себя как низшие существа. Трусы, уходящие от сражения лицом к лицу; такая позиция недостойна воинов. Но они сумели причинить нам серьезный вред, послав самоубийцу с бомбой в нашу подземную штаб-квартиру на третьем мире.

— Именно поэтому, — вмешался Эск, — мы и ушли оттуда, что подтверждено документами.

— Я читал их, — сказал Кеффа. — И вы перебили Вленсинга, не дав ему закончить ответ на мой вопрос. Меня мало волнуют эти глупцы, воображающие себя сверхсуществами. Тем более что они были уничтожены, если я правильно вас понял.

— Не уничтожены, — поправил его Вленсинг. — Потерпели поражение и снова забились в свои норы.

— Мой вопрос касался, прежде всего, армии людей, — пояснил Кеффа.

Вленсинг задумался, покачивая головой из стороны в сторону.

— Как отдельно взятые воины, некоторые из них сражаются очень хорошо, в особенности те, кто обучен искусству рукопашного боя. Как армия и в условиях продолжительной войны — про это ничего сказать не могу; у меня мало информации. Борьба с 'раум вылилась просто в серию мелких стычек. Каковы они будут против нас? После заключения с нами мира Конфедерация вывела из этого сектора свой воинский контингент, и теперь их воины могут опираться только на собственные силы. Вынужден признать, что люди, или, по крайней мере, некоторые из них, имеют перед нами одно неоспоримое преимущество. Оно состоит в том, что в сложной ситуации они способны без труда найти выход из положения.

— Возможно, — вмешался в разговор Паумото, один из старейших кланмастеров, — они выработали эту способность потому, что их орудия часто неадекватны своим задачам.

Послышалось веселое мурлыканье — с этим все были согласны. Паумото выступал от имени воинственно настроенных мусфиев, которые уже давно хотели направить энергию расы на уничтожение человечества, ставшего камнем преткновения на их пути. Только люди представляли собой угрозу для мусфиев и наоборот. Другие разумные расы были начисто лишены амбиций, совершенно не воинственны и гораздо менее развиты. Кроме того, среди них оказалось много вообще не кислорододышащих и, следовательно, владеющих мирами, которые люди и мусфии в равной степени находили непригодными для обитания.

До сих пор Паумото удавалось добиться лишь минимальной поддержки. Большинство мусфиев либо никогда не имели контактов с людьми и, следовательно, не проявляли к ним ни малейшего интереса, либо рассматривали человечество как умирающую расу, которая, дай срок, погубит себя сама, по собственной глупости. Одним из постоянных союзников Паумото являлся Кеффа, который, к несчастью, был довольно глуповат, но зато баснословно богат.

— Может, это и так, — сказал Вленсинг, когда шум стих. — Но лично я склонен воспринимать наших врагов со всей серьезностью. Тем не менее, у меня нет никаких сомнений, что при умелом подходе мы можем одолеть их.

— Приятно слышать, Военный Лидер, — заявил Паумото, — что вы и ваши наиболее чутко воспринимающие ситуацию коллеги наконец-то сочли возможным признать то, о чем я предупреждал уже давным-давно. А именно, что нам нужно как можно скорее встретиться с людьми лицом к лицу. В этой и соседних галактиках может быть только один хозяин, и нам следует поставить людей на место до того, как их мощь усилится! Беспорядки внутри их собственной Конфедерации дают нам для этого прекрасную возможность.

— Благодарю вас, — вмешался в разговор кланмастер Сенза, — но вынужден напомнить вам, что мы уже имели неприятности с людьми.

Тридцать пять условных лет назад мусфии послали крупную военную группировку в богатое минералами звездное скопление, обнаруженное обеими расами. В ее задачу входило захватить некоторые миры, которые люди уже объявили своими, и начать их разрабатывать. Что они и сделали. Но Конфедерация тут же нанесла ответный удар, уничтожила большую часть сил мусфиев и добилась возвращения захваченных миров.

От напоминания Сензы кланмастеры негодующе заерзали, у некоторых от ярости торчком встали уши. Ни одному мусфию не нравится, когда ему напоминают о прошлых неудачах. Сенза имел репутацию неуравновешенного, склонного к пессимизму мусфия, и, вероятно, его уже давно уничтожили бы, если бы он не предпринимал экстраординарных мер личной безопасности.

Считаться с ним приходилось и по другой причине — он был неоспоримым главой клана Полперро или, как их нередко называли, Расчетчиков. Полперро представляли собой уникальный клан, и многие мусфии из других кланов охотно переходили в него, потому что, очень может быть, без Полперро жизнь в их Империи вообще остановилась бы. Они были дипломатами и законниками — смазочный материал, без которого мусфии, как минимум, погрязли бы в бесконечной гражданской войне.

В отличие от большинства других мусфиев, Сенза добровольно побывал в человеческих мирах и вернулся под большим впечатлением. Он считал, что обеим расам есть чему поучиться друг у друга и следует думать не столько о вражде, сколько о союзе. Его взгляды были популярны только среди молодых мусфиев, склонных к нарушению традиций просто в силу своего возраста, или тех наиболее радикальных представителей разных кланов, которые жаждали изменить существующий порядок вещей.

— Прошлое мертво, — проворчал Кеффа.

Сенза сделал лапой движение наискосок, что символизировало сомнение.

— Все это, — прервал дискуссию Паумото, — лежит за рамками нашего сегодняшнего обсуждения. Проблема в том, как поступить с людьми в системе Камбра сейчас, именно в этом конкретном случае. Какие будут предложения?

— Послать туда армию, а не шахтеров, — стоял на своем Военный Лидер Вленсинг. — Ударить первыми, ударить сильно, и система наша. У нас там есть шпионы, поэтому сюрпризов, по крайней мере, значительных, быть не должно. Если Конфедерация все еще существует, ей придется смириться со случившимся. В противном случае, — он вытянул лапу и выпустил когти, — миру между нами конец. Другого пути я не вижу, да и риска особого тоже.

— А как быть с людьми, которые уцелеют? — спросил Сенза. — Добьем их с помощью наших «ос»?

Эти псевдонасекомые относились к разряду едва ли не самого устрашающего оружия мусфиев. Находясь внутри гранаты, «осы» пребывали в бессознательном состоянии, но стоило гранате взорваться, как они роем набрасывались на все, что движется.

— Мы не монстры, — ответил Вленсинг. — Я не стал бы убивать детенышей и производителей, если нас не спровоцируют. Однако, одержав победу, мы не можем позволить никому из них сбежать — из опасения, что они приведут за собой всю Конфедерацию. Но рабочие руки никогда не помешают. Почему бы им не трудиться в шахтах или даже в качестве обслуживающего персонала? Я имею в виду тех, кто уцелеет и не будет проявлять желания бороться с нами. По-моему, можно оставить им жизнь и использовать с выгодой для себя.

— Нет! — прорычал Кеффа с покрасневшими от ярости глазами. — Как только мусфий перестанет сам делать свою работу, неважно, чистая она или грязная, как только мы начнем думать, что слишком хороши для работы, это будет означать, что наше время истекло, что мы готовы передать бразды правления более сильной, более зрелой расе! Сенза наверняка задал свой вопрос просто в насмешку. Но я думаю, что он предложил правильное решение. Жестокость сейчас предотвратит будущие неприятности.

— Кеффа у нас вообще не знает, что такое сомнения, — сказал Сенза. — И заметьте — хотя вопрос о походе еще не решен, мы уже обсуждаем, как будем убивать тех, с кем по своей тупости не сможем обойтись более разумно.

— Вы сомневаетесь в нашей способности покорить людей? — строго спросил Паумото.

— Конечно, нет, — ответил Сенза. — Если — подчеркиваю, если — мы решим начать войну. Позвольте мне поставить вопрос, прежде чем мы углубимся в этот спор. Сколько кланмастеров хотят воевать с людьми?

— Обсуждение еще только началось… — нетвердым голосом проговорил Кеффа.

— Мой вопрос лежит в русле того, что мы сейчас рассматриваем. Я призываю проголосовать.

Тут Сенза был прав, и во всех помещениях лапы потянулись к клавишам. Прошло несколько секунд, и на экране появился результат: около трети «за», примерно столько же «против», остальные воздержались.

— Не похоже, что Вленсингу, Паумото и Кеффе удалось целиком и полностью склонить на свою сторону нашу великую расу, — Сенза сделал ударение на слове «великая».

— По-вашему, мы должны признать свое поражение? — спросил Эск. — Смириться с тем фактом, что нас выкинули с Камбры?

— Согласно документам, вы с Военным Лидером Вленсингом просто на время отбыли оттуда, чтобы проконсультироваться с нами. Это совсем не то же самое, как если бы вас выкинули.

— А как, по-вашему, люди воспримут это? — прошипел Эск.

Теперь по всему зданию прокатились возгласы возмущения.

— Мне плевать, как люди воспримут это, — ответил Сенза. — Они такие, какие есть. Мне почему-то кажется, что у нашей расы гораздо более высокое предназначение и нам не пристало беспокоиться из-за мнения каких-то людей. Хочу добавить, что на меня не произвели впечатления действия на Камбре Эска и Вленсинга. Вы позволили втянуть себя в то, что было очень незначительной операцией, воображая, будто занимаетесь серьезным делом. Не вижу, чтобы кто-то разбогател в результате ваших усилий. Но мало того — теперь вы хотите, чтобы мы и вовсе увязли там. Думаю, это глупо. Думаю, нам нужно выбрать один из двух возможных вариантов действий, которые я представляю этому собранию. Первый вариант. Мы остаемся в системе Камбра, но по возможности не втягиваемся в их разборки между собой. Я ставлю этот вариант на голосование, но прежде прошу лидеров кланов выслушать мое второе предложение. Оно состоит в том, что мы полностью покидаем Камбру и ограничиваем наше присутствие там одним-двумя торговыми представительствами, которые будут просто покупать имеющиеся в системе минералы. Лично я убежден, что мы еще не раз будем сталкиваться с другими, пока неизвестными нам расами, столь же амбициозными, как мы сами, в основе жизнедеятельности которых лежат те же самые углеродные циклы. Если мы изучим людей, узнаем их слабости, разве эти уроки не пригодятся нам, когда мы столкнемся с другими чужеземцами и будем решать, враги они нам или союзники? Лидеры кланов, обдумайте, как следует, оба варианта. Может, сейчас все происходящее не имеет особого значения. Однако от нашего решения будет зависеть, станут ли будущие политики мусфиев гордиться нами или проклинать. Теперь я призываю вас проголосовать.

Сенза ничуть не удивился, когда ни одно из его предложений не было принято.

— Теперь, когда с этим идиотизмом покончено, — заявил Паумото, — можно наконец-то вернуться к реальной действительности, отбросив неуместные сантименты. Предлагаю возвратиться на Камбру, но с гораздо большими силами, состоящими из наиболее спокойных, опытных воинов. Возглавить их мог бы Эск, лучше других знакомый с системой. А его заместителем можно было бы назначить Вленсинга. Говоря «заместителем», я имею в виду все аспекты, не только военный. Не думаю, что наши основные силы следует по-прежнему держать на Силитрике, а штаб-квартиру в удаленном секторе их основного мира. Правильнее было бы учредить посты во всех городах планеты.

— Зачем? — спросил Эск.

— Для вида, — ответил Паумото. — Из стремления уменьшить напряжение между нашими расами. На самом же деле — чтобы быть полностью в курсе их замыслов и планов и в случае необходимости иметь возможность мгновенно нанести ответный удар.

— Я не исключаю, — с циничной усмешкой добавил Сенза, — что Паумото задумал использовать эти посты в качестве приманки. Если люди замыслят что-то скверное, у них под рукой окажутся мусфии, с которыми можно будет расправиться, а мы получим основания, чтобы в ответ устроить резню. Разве я не прав?

— По-вашему, я могу из политических соображений предлагать поставить наших воинов под удар? — взвился Паумото.

— Нет, — ответил Сенза, — предлагать не можете, а сделать…

— Подожди, Сенза, придет время, — вмешался в разговор Кеффа, и на всех экранах кланмастеров было видно, как он то выпускает, то втягивает когти, — когда твоя хитрость обернется против тебя самого.

— Это вызов? — спросил Сенза. — Кому, мне персонально или всему моему клану? Если ты имеешь в виду меня лично, то позволь напомнить тебе, что я принципиальный противник дуэлей, о чем уже заявлял неоднократно. Кровь ничего не проясняет и не улаживает, что, без сомнения, ты и сам поймешь, когда станешь чуть постарше. Если доживешь.

— Хватит! — прервал перепалку Паумото. — Я хотел бы поставить на голосование свое предложение, напомнив тем, кто будет «за», что от них потребуется помощь в финансировании и снаряжении этой экспедиции.

Голосование продолжалось долго, несколько часов. Среди фракций шло бурное обсуждение, и многие кланмастеры несколько раз меняли свою точку зрения в зависимости от того, кто побеждал в споре.

В конце концов «за» проголосовали 112 кланмастеров, а «против» — считанные единицы. Сенза, как и большинство других, воздержался.

— Этого достаточно? — спросил Эск Вленсинга так, чтобы их не слышали остальные.

— Более чем. Среди наших сторонников есть кланы, у которых хватает и оружия, и воинов, и власти. А как только неизбежное случится, остальные наверняка тут же присоединятся к нам.

— Начало положено.

— Думаю, недалек тот день, — жестко сказал Вленсинг, — когда все мусфии присоединятся к нам и скинут людей со своего пути.


Кристофер Банч Лики огня | Лики огня | * * *