home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

Камбра / D-Камбра

— Я так понял, что тебе не по нутру армейские будни мирного времени, — заявил альт Гарвин Янсма, штабной офицер, «Разведка и рекогносцировка» (РР), Корпус Рао. — Другое дело — вырядиться в сшитую на заказ форму и прохаживаться с важным видом, позвякивая серебром в карманах. Все таращат на тебя глаза, восхищаются «мужественным солдатом»… Черт побери, все это, конечно, приятно, но ведь, насколько мне известно, мы служим обществу, а не только самим себе. Или я не прав?

— Заткнись и помоги мне оттащить эту проклятую форму туда, где ей и надлежит быть, прежде чем Моника похоронит нас под этой дрянью, — проворчал аспирант Ньянгу Иоситаро, старший помощник Гарвина.

Оба офицера чуть постарше двадцати земных лет были одеты в рваные, пропотевшие нижние рубашки, рабочие сапоги и запятнанные цементом штаны. Конечно, в форменной одежде Корпуса они выглядели бы гораздо эффектнее, в особенности Гарвин.

Он был высокий — почти два метра, светловолосый, от природы наделенный телом штангиста, с открытым решительным лицом. Если он проживет достаточно долго и будет обладать достаточным терпением, чтобы не дезертировать, у него немало шансов закончить свои дни на высокой командной должности. Он происходил из цирковой семьи и однажды под влиянием минутного порыва поступил на военную службу, после того как во время выступления земные тигры набросились на толпу.

Ньянгу Иоситаро был совсем чуть-чуть пониже ростом, стройный, смуглый и темноволосый. Красавцем его никто бы не назвал, но что-то эффектное в нем было. Взгляд внимательный, как будто Иоситаро все время вдумчиво оценивал увиденное. Он не любил распространяться ни о своем происхождении, ни о криминальном прошлом, поставившем его перед выбором между поступлением на военную службу и гипнокондиционированием.

Неопытными новобранцами эти двое встретились на последнем корабле, доставившем солдат из Центрума, столицы Конфедерации. Во время недавнего восстания 'раум они отличились как солдаты и тайные агенты, за что и получили повышение.

Сейчас они пребывали на дне ямы площадью пять на пять и глубиной около шести метров, которую вместе с несколькими солдатами выкопали, используя взрывчатые вещества, вагонетки на антигравах, самые обыкновенные лопаты и непристойную ругань.

Холодный ветер дул с залива Дхарма в направлении острова Шанс и столицы D-Камбры Леггета. Песок был чистый, небо неправдоподобно голубое, океан покрыт кружевом белых бурунов.

Никто из находящихся на дне ямы, однако, не мог любоваться этими тропическими прелестями. Сверху на них надвигался раздолбанный, устаревший «кук» с грузовым ковшом, полным свежего бетона, а управляла этим динозавром первый твег Моника Лир. Молодая женщина, если не считать ее железной мускулатуры и не менее железного характера, скорее была похожа на холомодель или актрису, чем на представительницу в массе своей туповатого сержантского сословия.

— Ну, готовы, наконец? — спросила она.

Иоситаро скептически взглянул на пластиковую форму, установленную на дне ямы, и спросил Гарвина:

— Ты понимаешь, что если она выльет эту дрянь прямо на нас, то останется главной в РР?

— Слава Аллаху и возлюбленным дщерям его, что она — счастливое существо, отнюдь не обремененное излишними мозгами, — ответил Гарвин и закричал: — Давай!

— Не слишком надейся на это, — пробормотал Ньянгу и добавил что-то, неразличимое за шумом бетона, хлынувшего вниз через сопло, в которое вцепился вспотевший от усилий страйкер. — Почему мы, — раздраженно продолжал Иоситаро, когда шум немного утих, — два таких выдающихся и, без сомнения, способных офицера стоим тут, под этим проклятым «куком», несмотря на свои заслуги в деле изгнания никчемных ублюдков, которые натворили тут столько бед?

— Горе от ума, вот как это называется, — предположил Гарвин. — И теперь моя очередь спрашивать: кому, черт побери, пришла в голову идиотская идея насчет вдохновляющей роли личного примера?

— Тебе, дурень. Я думаю, что ты выудил ее из какого-нибудь учебника.

— Каюсь, это оказалось ужасной глупостью, — признался Гарвин. — Мы могли бы расхаживать поблизости, отдавать приказания, может быть, с кружкой холодного пива в каждой руке. А вместо этого…

— Что ты травишь душу болтовней о холодном пиве? Честное слово, я придушу тебя, хоть ты и старше по званию, — сказал Ньянгу, преодолев кашель, вызванный поднявшимся вокруг облаком пыли.

— Порядок, — сообщила Моника. — Отправляюсь за следующей порцией.

— Ну почему мы не как все? — сказал Гарвин и закричал: — Поднимай!

— Интересно, почему Моника ведет «кук»? Как этот чертов Дилл отвертелся от такой замечательной работы в облаке летающего цемента?

— Он изображает из себя пилота-испытателя. Сегодня у него большой день на пути к Славной Кончине над островом Миллион. Он слишком занят и слишком важен, чтобы снизойти до наших проблем.

— Дерьмо! Дерьмо! Дерьмо!

Остров Лэнбей, прежде необитаемый, да и непригодный для обитания, сейчас превращали в крошечную крепость с окопами, в которых размещались ракетные установки, и главным командным бункером.

На других островах, на многочисленных ответвлениях острова Дхарма, на острове Миллион и небольших континентах, разбросанных в центральной части D-Камбры, тоже поспешно воздвигались фортификационные сооружения. Некоторые предполагалось заселить сразу же, но большинство предназначалось для использования только в том случае, если мусфии выполнят данное несколько месяцев назад обещание и вернутся с военными силами. Или если Ален Редрут, «протектор» Ларикса и Куры, объявится снова в сопровождении мощного военного флота и будет еще более настойчиво предлагать свое «покровительство».

Таким образом, сейчас все солдаты и офицеры Корпуса были при деле. Они с тоской ждали, что, как только им придется покинуть обжитой, но бывший легкой мишенью лагерь Махан на острове Дхарма, забот и хлопот у них станет еще больше. Когда-то это воинское формирование Конфедерации, довольно высокопарно называемое «Быстрое копье», выполняло задачу защиты системы Камбра и обеспечивало безопасность колонистов, которых нередко приходилось защищать и друг от друга.

Два местных года назад, когда Гарвин и Ньянгу только прибыли сюда, это самое «Быстрое копье» было типичным, то есть довольно расхлябанным и ленивым гарнизоном мирного времени. Почти вся его деятельность сводилась к тому, чтобы драить пуговицы и заниматься ерундой в том же духе. Восстание 'раум, конечно, вызвало шок, но одновременно привело всех в чувство.

Теперь формирование возглавлял коуд Пракаш Рао, и официально оно называлось Ударный корпус быстрого реагирования Рао, или Корпус Рао, просто Корпус, когда солдаты выражались пристойно. Во время восстания Корпус понес огромные потери, в том числе среди командного состава и обслуживающего персонала, и уцелевшие, вроде Иоситаро и Янсмы, быстро пошли на повышение. Корпус пополнили рекрутами из числа местного населения. Как и предсказывал Джон Хедли, прежний командир РР, большинство из них, часто самые лучшие, оказались выходцами из среды потерпевших поражение 'раум. Если рекрут, будь то мужчина или женщина, проявлял осведомленность в области вооружения или военной тактики, никто в Корпусе не спрашивал, где он этому научился; его просто энергично продвигали в должности.

Сейчас Корпус Рао состоял примерно из десяти тысяч солдат, как ему и было положено. Но ощущалась острая нехватка снаряжения, потерянного при усмирении восстания 'раум. Из-за отсутствия связи с Конфедерацией Корпус не имел возможности пополнить запасы снаряжения и боеприпасов и теперь учился восстанавливать почти невосстановимое, делать что-то из ничего или из того, что удавалось найти в гражданском секторе системы Камбра.

Все понимали, что время поджимает, и ломали головы над тем, откуда появится следующий враг, и кто это будет, люди или мусфии.


Дек Бегущий Медведь откинулся в кресле перед пультом управления гравилимузина, сейчас нелепо выкрашенного в камуфляжный цвет.

— Если ты устал, — предложил коуд Рао с дальнего конца роскошного салона корабля, — я могу сменить тебя.

— Нет, сэр, — ответил Бегущий Медведь. — Я просто напомнил себе, что все это не сон, и я не проснусь на «куке».

Рао скептически оглядел его и вернулся к негромкому разговору со своим заместителем милом Ангарой и его помощником альтом Эриком Пенвитом.

Рао, среднего роста, смуглый, коренастый, пятидесяти с небольшим лет, возможно, происходил из 'раум. Все еще атлетическое тело Ангары начало терять форму с увеличением веса при неумеренном потреблении сладкого. У Эрика Пенвита были слишком длинные для офицера волосы, вытянутое аристократическое лицо и нос подстать ему. Вся группа мало походила на картинку с плаката для вербовки новобранцев.

Что-то случилось, понял Бегущий Медведь, что-то важное. Явно небрежная манера поведения трех офицеров выглядела обманчивой. Но это было не его дело. Он задумался над только что сделанным Рао предложением взять управление лимузином на себя. По сравнению с прежними временами это выглядело как нечто новенькое. Коуд Уильяме был очень милый человек, но ему никогда и в голову не пришло бы самому сесть за пульт управления.

Черт, это была вовсе не единственная перемена по сравнению с прежними временами, если уж на то пошло. К примеру, сейчас он вел этот корабль, дар благодарных рантье D-Камбры, а не хрупкий «кук» с установленными на нем автоматическими пушками.

Бегущий Медведь прикоснулся к новой нашивке и Кресту Конфедерации — высшей имперской награде — у себя на груди. Раны еще немного беспокоили его, но это не имело значения. Боль не давала забыть о том, что он вполне мог стать покойником после своей последней стычки, как это произошло с белолицым Каттером, или Кластером, или как там звали этого парня. Значит, нечего и хныкать из-за всякой ерунды.

Перемены… Через левое окно лимузина он бросил взгляд на проплывающие внизу пляжи Леггета, на мерзость запустения, царившую в гетто 'раум, Экмюле, почти полностью разрушенном в результате их последнего отчаянного контрнаступления.

Он все еще сомневался, что ему нравится служить с людьми, не так давно стрелявшими в него. Однако когда он как-то сказал о своих сомнениях Рао, тот посоветовал ему не придавать этому значения. Бегущий Медведь согласился. В особенности после того, как один из страйкеров в его взводе во время увольнительной позвал его к себе домой, и Бегущий Медведь встретился там с его сестрой.

Многого добиться было невозможно, даже если ты как-то включился в общественную жизнь. Леггет восстанавливался, но не так быстро, как хотелось бы. Война требовала не только жизней, но и денег. А последующий мир не способствовал материальному благополучию, ведь продавать добываемые на С-Камбре минералы было попросту некому.

Индеец пожал плечами. Не его дело, не его забота.

— Прибываем, сэр, — сказал он и направил корабль вниз, к новому стандартному строению. Здесь сейчас располагалось Планетарное правительство — в полукилометре от места, где старое здание исчезло в клубах пламени вместе с большинством членов правительства.

Корабль приземлился, три офицера вышли. Пенвит нес маленький проектор и экран.

— Найди тихое местечко и раздобудь в лавке что-нибудь поесть, — сказал Рао. — Скорее всего, мы пробудем тут весь день.

— Да, сэр, — Бегущий Медведь встал.

— Ну, пошли, — продолжал Рао, обращаясь к офицерам. — Пенвит, ты ведь лучше меня знаком с высшим обществом. А потому пни меня ногой, когда надо поцеловать какую-нибудь нужную задницу. Мы должны вылезти из кожи вон, но вырвать у них то, что нам требуется.

Пенвит слегка усмехнулся, но не произнес ни слова. Он действительно принадлежал к высшей прослойке D-Камбры. Никто не понимал, с какой стати его понесло на военную службу. Потом он едва не угодил под военный суд и спасся лишь тем, что в РР согласились взять его к себе.

— Интересно взглянуть, как все это будет происходить, — сказал мил Ангара. — Мы тут окажемся «белыми воронами». Да к тому же у нас за душой нет никакой маленькой пакости, которую мы могли бы преподнести им.

— Надо иметь в виду, — добавил Пенвит, — что у многих есть друзья или даже родственники на Лариксе и Куре. Представляю, какой поднимется вой. Но они должны узнать правду.

— Логика на нашей стороне, — сказал Рао. — И все же мы, похоже, обречены.

С таким неутешительным заключением они вошли в здание Планетарного правительства.


* * * | Лики огня | * * *