home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 35

Когда Брудо ок-Икерн пришел в себя, барабаны уже не трещали. Смолк шум битвы, не слышно ни топота, ни воплей, ни звона оружия. Только негромкие голоса поблизости. Говорили со странным акцентом, но вполне понятно. Маршал осознал, что лежит в траве, и обзор ему загораживает туша мертвой лошади. Он припомнил, как поскакал к разбегающимся ополченцам, чтобы… чтобы… Зачем он поскакал к гибнущим ванетинцам? Искупить вину? Но какую… То, что произошло несколько месяцев назад в битве с армией Каногора, не изменишь, не исправишь – да и в чем маршалу себя винить? Не положи он три тысячи человек под копыта сантлакской кавалерии, битва была бы проиграна. Что он скажет, когда предстанет перед гилфинговым судом? Что выиграл сражение? Три тысячи голосов спросят его, стоило ли выигранное сражение такой цены? Что он ответит? Что? Разве только, что сражался вместе с ними…

Перед глазами маршала все поплыло, воспоминания о двух сражениях причудливо мешались, Брудо словно оказался в водовороте временного потока – то тут, то там… мелькают берега… Снова он увидел кровавое поле, где кавалерия Каногора растоптала гонзорских крестьян… потом картинка сменилась – он увидел плечистого малого в рогатом шлеме, вздымающего чудовищный двуручный меч… а от него бегут… нет, не гонорцы – ванетские ополченцы. Или все же гонзорцы? Что произошло потом? Он, Брудо, погнал коня прямо на черных воинов, надеясь свалить их рогатого предводителя, но тот увидел маршала, взмахнул чудовищным клинком… Темнота.

Ок-Икерн попытался приподняться и посмотреть вокруг, поле заслоняла убитая лошадь – двуручный меч командира черных солдат перерубил конскую шею, развалил мощные нагрудные латы жеребца… Человек не может рубить с такой силой! От усилия началось головокружение, река времени снова понесла ок-Икерна в далекие края, на поле у северных границ Гонзора, туда, где три тысячи растоптанных ополченцев ждут его, чтобы задать вопрос:

– Зачем послал ты нас на смерть?

– Чтобы победить…

– Нам не нужна твоя победа, мы хотели жить!

– Но я сражался вместе с вами!

– Не верю!.. Не верю!.. Не верю!..

Брудо ок-Икерн снова пришел в себя, когда с его головы стянули шлем.

– Не верю! – каркнул противный голос. – Не мог он сдохнуть! Смотри, латы целы, только ударился, когда великий мистик убил под ним коня. Ну, башкой крепко приложился, может, мозги повредил… но его мозги нам не нужны. Эй, ты! А ну, вставай!

Это уже говорили ему, ок-Икерну. Маршал тяжело заворочался в доспехах, но встать не смог.

– Да он оглушен, так не сможет встать! – над сэром Брудо склонилось незнакомое лицо, длинное, злое. Пахнуло потом, кровью и еще чем-то незнакомым, неприятным. – Помоги-ка ему латы расстегнуть…

Ок-Икерн услышал лязг замков и почувствовал, что с него сдирают доспехи. Дышать стало легче, и он с трудом поднялся. Не сам поднялся, а повинуясь крепкой руке, подхватившей его за ворот и потянувшей с земли. Трое незнакомых воинов в матово блестящих латах цепко оглядели маршала.

– Здоровый бычара, – вынес вердикт узколицый. – Подходит! Отличный солдат из него получится. Эй ты, добрый сэр, шагай-ка за нами.

Маршала все еще качало, у него кружилась голова и ноги подкашивались, поэтому он решил, что сперва притворится покорным и пойдет, куда велят, а уж потом… Но проявлять героизм рыцарю не потребовалось. С грохотом и криком откуда-то появились всадники, закружились около чужаков в блестящих доспехах. Те не растерялись, встали, образуя треугольник, и выхватили мечи. Всадники едва обменялись с ними парой ударов, когда крепкие руки подхватили ок-Икерна, который так и не успел прийти в себя, втащили в седло. Маршал, с трудом вертя шеей, огляделся – и узнал герб Кенперта Вортинского на заляпанном кровью тарче.

– Уходим! – заорал придворный рыцарь, разворачивая коня. – За мной! Держитесь, сэр Брудо!

И Брудо ок-Икерн держался. Левой рукой он вцепился в луку седла, правой нащупывал повод и никак не мог отыскать – потому что поводья Кенперт ему не отдал, сам тащил коня контуженного маршала. А Брудо ок-Икерн, избавленный даже от необходимости управлять лошадью, думал о трех тысячах ополченцев, за которыми не прискакал никто, которым никто не привел чужого коня с залитым кровью седлом… и которых никто не вывез с залитого кровью поля…



* * * | Львы и драконы | * * *