home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 39

Когда кавалерия влетела в ворота, пронзительно взвыли трубы, и фенадцы, прятавшиеся за щитами, бросились к лестницам. Во дворе все смешалось, гномы из расчетов катапульт сбились в тесный строй, чтобы лучше противостоять коннице, но всадники тут же отшвырнули передних, опрокинули в пыль и принялись распихивать нелюдей. Гратидиан решил, что гномы не устоят и бросился со своими людьми к недостроенному жилому зданию. Кавалеристы их не преследовали, так как увлеклись схваткой с гномами – тем удалось, отступив, снова сплотить ряды. Латники гоняли коней вокруг гномьего строя, стараясь не попасть под удар, несколько человек уже валялось на земле среди груд стружек, щебня и строительного мусора, пронзительно визжали раненные лошади – карлики, если им удавалось дотянуться до противника, валили с одного удара хоть наездника, хоть коня.

Кое-кто из фенадцев скакал под стенами, стараясь достать копьем защитников. Один гном умудрился спрыгнуть со стены прямо на голову наезднику, конь, отягощенный двойной ношей, принялся брыкаться, столкнулся с латником, увертывающимся от удара гнома-катапультщика, воины и лошади рухнули, подняв тучу пыли, только копыта замелькали над плотными серыми клубами…

Гномам на стене стало трудно отбивать удары с двух сторон, они растерялись, и распаленные боем фенадцы уже влезли в нескольких местах через низковатый по человеческим меркам парапет…

На дальней от дороги стороне двора снова с грохотом обрушился кусок стены, правда, теперь никто туда не глядел. Конные латники, заметив бегство Гратидиана, устремились за ним, успели растоптать оруженосца короля, но преследовать в здании не решились – боялись спешиваться. Сам Гратидиан отбивался, заняв позицию на высоком крыльце. Все больше и больше ополченцев лезло на стену, гномы пятились, свирепо скалились, били наотмашь, но ничего не могли поделать с постоянно прибывающими противниками.

И тут на склоне, в лагере Альгейнта, снова взвыли трубы – но теперь звук был другой, визгливый, даже истеричный. Успевшие подняться на стену фенадцы, заорали, оглядываясь на собственный лагерь, там шел бой. Невесть откуда взявшаяся армия напала на позиции, растянутые вдоль крепостных стен. Ополченцы заметались, а гномы, воспрянув духом, снова навалились на штурмующих, хрипло выкрикивая девизы своих кланов.

Остававшиеся под стеной фенадцы, бросив подвижные щиты и лестницы, помчались по склону вниз, навстречу новому противнику, а над лагерем уже поднимался густой дым, горели шатры и повозки… Гратидиан Фенадский в помятом шлеме и разодранном плаще приплясывал на крыльце недостроенного дома, размахивал окровавленным клинком и орал что-то нечленораздельное, наблюдая, как скачут прочь всадники. Минутой позже во дворе не осталось ни одной лошади, за исключением сраженных гномьими топорами. Крактлин, уронив секиру, сел в пыль и заплакал. Никто не смеялся, глядя, как катятся на черную бороду огромные слезы – гномы вполне разделяли чувство командира. Братья пришли на помощь, братья спасли… Войско Вольных гор подоспело на выручку. А внизу, под горой, штурмовая машина продолжала буравить склон – находившиеся в ней люди не могли распознать панические сигналы труб и не слышали новой битвы…

Тем временем на склоне фенадцы, бегущие от крепостных стен, столкнулись с теми, кто улепетывал из горящего лагеря. Беглецы мчались вверх, к крепости – не потому, что в таком бегстве имелся смысл, потому, что больше бежать было некуда. Эльфы, расположившиеся на склонах окрестных холмов, засыпали стрелами тех, кто пытался улизнуть вниз, к поселку Ренбрит… Столкнувшись, две волны фенадцев теперь покатились вниз, увлекаемые более многочисленной толпой, до того штурмовавшей крепость. Нестройной массой конные и пешие накатились на ровные шеренги гномов, сверкающие латами, ощетинившиеся остриями и лезвиями… накатились и отхлынули… снова накатились и снова отхлынули. Гномы Грабедора уверенно теснили их к вершине холма, к так и не взятой крепости. Крактлин и Гратидиан вывели свой поредевший гарнизон за ворота, выстроили и повели вниз. Люди Альгейнта не выдержали и бросились, очертя голову по крутым склонам справа и слева от наступающего войска Вольных гор. Лошади спотыкались на крутых склонах, падали и кубарем катились вниз, кувыркаясь, увлекая груды щебня… Немногим удалось уйти, большая часть (в том числе почти все конники) полегли на склоне. Тех, кто оказался недостаточно проворен, преследовали эльфы, спускающиеся с соседних холмов… А на склоне горы, на дороге, ведущей к сорванным воротам Ренбритской крепости, король Грабедор снял шлем, звякнув стальной личиной и вытер обильный пот… Давно не приходилось ему драться в рукопашной, но тем приятней было вспомнить, как лопается под лезвием его секиры сталь и плоть…



* * * | Львы и драконы | * * *