home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 19

Выступление императорской армии на юг оказалось неожиданностью едва ли не для всех. Церемонию начала похода провели наспех – ранним утром, пока слуги только-только сходились в Валлахал… Ни труб, ни барабанов. Алекиан, лязгая алыми доспехами, передал скипетр епископу Феноксу, принял из рук маршала меч Фаларика Великого и тут же направился во двор, где уже выстроился гвардейский конвой. Меч знаменитого предка – священную реликвию – юный владыка торопливо сунул ок-Икрену, едва они вышли из тронного зала. Маршалу оставался в Ванетинии, и ему вменялось в обязанности, помимо поддержания порядка, формировать новую армию для похода на восток.

Сам же Алекиан собирался выступить против герцога Фенгима с теми силами, что были под рукой. Еще одно войско предполагалось собрать на севере, в Анновре. Туда отправился архиепископский легат – некий отец Брак из Гевы. Пребывая на посту викария при гевском епископе, сей клирик снискал репутацию опытного воина. Поскольку новый глава Церкви усиленно пропагандировал идею единства клира (невзирая на личности светских владык, в чьих владениях служили Светлому святые отцы), то было принято решение – во главе формирующегося Белого Круга поставить именно гевского священника. Дабы на этом примере явить Миру солидарность слуг Гилфинга.

Посему отец Брак, викарий и архиепископский легат, ныне был направлен на северо-восточную окраину Анновра, где в месте впадения реки Золотой в Великую сходились границы Империи, захваченной гномами Фенады, и владений короля Трельвеллина. Туда призывали добровольцев, желающих провести жизнь в славном служении Белому Кругу. Анноврский монарх предоставил Браку большую крепость, в ней разместилась штаб-квартира ордена. Туда спешно свозили строительные материалы, чтобы расширить укрепления и выстроить казармы и конюшни. Ожидалось, что уже в течение года число орденских братьев достигнет трех сотен, то есть крепость должна будет вместить – считая прислугу и вспомогательное войско – не меньше полутора тысяч человек. А хранилища припасов? А арсеналы? Предстоит большое строительство. Следом за крепостью в Анновре возникнут и другие – оплоты святого дела на границах Империи…

Имея такую поддержку на границах, Алекиан рассчитывал навести порядок во внутренних областях Империи – включая и области, которые он сам счел «внутренними», вопреки мнению населения этих земель. Как только гвардия будет избавлена от необходимости воевать с нелюдями на границах, высвободившиеся силы можно будет бросить против внутреннего врага. Вот и сейчас он вел войско на юг – прекратить войну между Тилой и Дригом и вразумить обоих вассалов, Фенгима с Ройнриком. Разумеется, императору куда больше хотелось бы вторгнуться в Геву, но для такого похода сил явно не хватало. Вот пока маршал соберет войско, Алекиан предполагал совершить небольшой рейд на юг. С собой он вел три гвардейских роты и несколько десятков сеньоров из Ванета. Страну пересекли быстрым маршем. Император распорядился не тащить за собой большого обоза, чтобы не сковывать передвижений армии. В Гонзор был отправлен приказ – приготовить фургоны с провиантом, дабы обеспечить снабжение небольшого войска, когда оно покинет пределы Ванета…

У восточной оконечности Дырявых гор Алекиан распрощался с прелатом, которого Мунт назначил альдийским епископом. Этот клирик, сопровождаемый довольно многочисленной свитой, следовал с армией до Гонзора, а теперь отправлялся на юг. Что за человек новый альдийский епископ, и какие инструкции получил он в Ванетинии, император не знал и не стремился узнать. Если уж Мунт обещал, что позаботится об Альде, пусть агенты Церкви действуют, как угодно ее главе. По крайней мере, от этой заботы Алекиан избавлен.

Там же, у границы, к армии присоединились гонзорские рыцари под командованием юного сэра Ирвеля, младшего зятя Менгрона Маултонского. Как было велено, они привели обоз. Вообще, гонзорские дворяне при всяком случае старались показать, что не забыли – Алекииан прежде был их герцогом, вернее, целью их демонстраций было напомнить об этом факте самому императору… Но напрасно. Алекиан твердо решил для себя, что не станет делать различия между провинциями – все должны равно подчиняться имперской короне и нести равные повинности.

В ответ на приветствие гонзорцев император заявил, что доволен их рвением, и велел сэру Валенту указать вновь вставшим под имперское знамя место в колонне… Капитан назначил южанам следовать в арьергарде. Не слишком почетная позиция, конечно. Быть может, в таком выборе выразилась давняя взаимная неприязнь альдийских и гонзорских сеньоров (естественная для соседей), а может, бравый воин рассудил, что гонзорцы станут лучше других оберегать собственный обоз…

Так или иначе, гонзорцы, выстроившись вдоль обочины, наблюдали прохождение армии императора, дожидаясь хвоста колонны, к которому им надлежало пристроиться. Мимо них шли попарно кавалеристы в красном и желтом, затем – лучники, потом – снова кавалеристы и снова лучники, гвардейцы двигались в походной колонне поротно. Затем – несколько легких повозок со стрелами. Потом небольшой промежуток и ванетские дворяне. Этих было относительно немного, предшествовавшая междоусобица основательно проредила благородное сословие Ванета. Дворян с собственными знаменами в колонне едва набиралось полторы дюжины – куда меньше, нежели при прошлом императоре…

Дождавшись, когда проследовали ванетцы под желтыми знаменами с красным львом, гонзорцы пустили следом обоз, а затем на тракт двинулись воины. Их тоже было немного – его величество велел оставить в герцогстве достаточно войск, чтобы противостоять, в случае чего, нападению орков. Договор договором, однако полностью доверять нелюдям нельзя…

Да, эта императорская армия была, пожалуй, самой малочисленной за последние два века. Впрочем, и цель представлялась ничтожной – впереди лежало герцогство Тила.



* * * | Львы и драконы | * * *