home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 21

По истечении нескольких дней с начала мятежа гномьи колонии на землях Фенады перестали существовать. Часть гномов была убита на месте, другие сумели пробиться из городов и поселков, назначенных им для поселения.

Уцелевшие нелюди бежали к строящейся крепости в Ренбрит. Разгоряченные вином и пролитой кровью фенадцы преследовали их по пятам. Изредка, когда погоня настигала карликов, происходили ожесточенные стычки. Гномы дрались отчаянно, и преследователи понесли немалые потери. В этих схватках латники сеньоров участия не принимали – таково было распоряжение предводителя мятежников.

Граф Альгейнт, считавший себя великим стратегом, разработал хитрый (как он сам полагал) план. Солдаты, не отвлекаясь на избиение отдельных групп отступающих гномов, сразу направились к Ренбриту. С налету крепость захватить не удалось, но на это граф, хорошо знакомый с осторожной повадкой нелюдей, не слишком рассчитывал. Его цель была иной. Преследуя бегущих нелюдей, группы «патриотически настроенных граждан» добрались к самой крепости. Гномы не спаслись все равно, поскольку у самого Ренбирита наткнулись на дружины сеньоров, заблаговременно явившиеся туда, бегущих гномов перехватили и истребили латники, а не успевшие принять участие в резне «патриоты» почувствовали себя разочарованными, так что их удалось увлечь, соблазнить грядущей местью и добычей… они присоединились к дружинам сеньоров. Словом, в конце концов, под командованием Альгейнта собралось около трех тысяч человек, в том числе около восьмисот опытных солдат, приведенных господами. Остальные – «благонамеренные граждане», чье рвение подогревалось вином, своевременно доставленном к Ренбриту по приказу Альгейнта. Вино также являлось частью плана. Пока «благонамеренные» фенадцы пили за скорую погибель нелюдей, граф собрал сеньоров на военный совет. Поскольку крепостные ворота оказались заперты уже к моменту прибытия высланного Альгейнтом конного авангарда, оставались два способа ведения боевых действий – штурм или осада. Разумеется, подбить пьяных добровольцев на приступ было несложно… и кое-кто из дворян советовал главнокомандующему именно так и поступить – благо, наружные стены крепости нелюди так и не успели закончить. Осторожный граф отклонил предложение – пусть стены и невысоки, однако и их преодолеть не с чем – нет ни лестниц, ни иной осадной техники. Атаку скверно вооруженных ополченцев гномы отобьют легко, и ущерб нанесут немалый. Что из того, отвечали рьяные сторонники активных действий, пусть погибнет некоторое количество мужичья – зато латники ворвутся в крепость по их телам! Граф Альгейнт осадил господ, напомнив, что лестниц у них нет все равно… и поставил последнюю точку в обсуждениях, осведомившись, допускают ли оппоненты такую возможность, что фенадцы, погибшие понапрасну, окажутся их собственными вассалами и налогоплательщиками. Нет, согласились господа, это было бы неприятно.

Тогда Альгейнт выступил перед пьющими ополченцами и объявил, что, жалея их, не желает губить в напрасных приступах. Пусть, дескать, готовятся к осаде. Вряд ли у нелюдей запасено много продовольствия, их можно взять измором. Хотя пьяные добровольцы и пылали отвагой, они все-таки успели оценить, насколько крепка занятая гномами позиция на скале. Словом, они занялись осадными работами – сперва сумбурно и без плана, но постепенно их действия приобрели осмысленность и целеустремленность. Граф затеял оградить скалу непрерывным кольцом палисадов и валов, чтобы запертые гномы не смогли пробиться наружу. Фенадцы много и бестолково суетились, однако постепенно оборонительная линия вокруг недостроенной крепости приобрела очертания… Другие группы осаждающих готовили лестницы и осадную машину с тараном.

У гномов тоже шла работа. Уже не пытаясь поднять наружные стены, нелюди старательно готовили к обороне то, что было возведено. Сам Крактлин, застигнутый восстанием в крепости, возглавил оборону. Молодой полководец выделил особую группу опытных мастеров, чтобы соорудили одну из его недавно спроектированных машин; оружейников услал у кузницы ковать оружие и доспехи (того и другого недоставало собравшимся в крепости строителям), прочим велел занять места на стене. Вместо отсутствующих зубцов на гребень водружали только что сколоченные деревянные щиты против стрел, из строительных подмостков спешно составляли галерею…

Ночью пьяные фенадцы угомонились и завалились спать. На вершине же горы, не переставая, стучали топоры и молотки, ритмично вспыхивало пламя – нелюди не прекращали работы и в темноте. Около трех часов заполночь стих и этот шум. А еще часом позже Крактлин велел отворить ворота и с отборным отрядом в восемьдесят гномов бросился вниз по склону. Нелюди обрушились на спящий лагерь, разрушая хлипкие сооружения будущей осадной линии и убивая всех, кого застигли на месте. Не будь фенадцев так много, и не окажись их лагерь таким разбросанным, вылазка имела бы куда больший успех, но пока воины Крактлина орудовали на участке под горой напротив крепостных ворот, Альгейнт (благоразумно расположивший свой лагерь в стороне) подоспел к атакованному участку с кавалерией. Схватка вспыхнула снова, постепенно прибывали все новые и новые фенадцы… Корактлин велел отходить. Всадники преследовали отступающих гномов до середины склона, затем тропа стала круче и уже… Гномы, сражающиеся в плотном строю, получили преимущества перед кавалерией – фенадцы прекратили наступление и возвратились в лагерь.

Хотя в ночном бою погибло почти сто человек из числа осаждавших, большого успеха Крактлин не добился. Его отряд потерял около дюжины бойцов убитыми, и почти все возвратившиеся в крепость получили раны… При том, что потери фенадцев были куда больше, их войско уже на следующий день выросло за счет подошедших добровольцев. Зато после ночного сражения ополченцы куда серьезнее взялись за сооружение палисадов и валов – особенно напротив ворот крепости. Теперь вылазку вряд ли удалось бы повторить.

Еще днем позже несколько сеньоров – южан, узнавших о нападении гевцев на их собственные земли – ушли, но это не слишком сказалось на общей численности армии Альгейнта. Осада продолжалась.



* * * | Львы и драконы | * * *