home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



35

Было около половины пятого, и холодный ветер гулял над давно заброшенным, забитым сорняками полем на старой ферме Бенсона. Некогда белая краска, покрывавшая стены дома, со временем превратилась в пепельно-серую и начала облезать, словно сожженная солнцем кожа; стекла в окнах были выбиты; растрескавшиеся черепицы на крыше постепенно сдувало ветром; яблони и груши в запущенном саду цвели, но не подрезанные ветви и уродливые боковые побеги разрослись излишне буйно и густо. Ферма Бенсона была заброшена очень давно и, не в силах выжить, с каждым сезоном все больше и больше приходила в упадок.

Дорогу перегораживала тяжелая цепь, проехать дальше на своем «бьюике» Маршалл не мог. Все еще висевшая на цепи табличка с надписью «Частное владение, проезд запрещен» раскачивалась на ветру прямо перед бампером автомобиля.

– Это здесь? – спросил Маршалл.

Кайл Кранц – несовершеннолетний преступник, который, казалось, просто не мог держаться от беды подальше, сидел рядом с Маршаллом на переднем сиденье; с испуганным видом он кивнул. Сидевшие сзади Эбби Грейсон и Бен Коул окинули взглядом расстилавшийся перед ними унылый пейзаж и без труда поверили всему, что Кайл рассказал им об этом месте.

Кайл указал пальцем:

– Вон тот амбар. Там все и было.

– Я так понимаю, они нарушили чужое право владения, как и вы? – спросил Маршалл.

Столь веское обвинение заставило Кайла опустить глаза.

– Они были здесь, говорю вам. Маршалл взглянул на спутников.

– Что ж, полагаю, нам тоже придется вторгнуться в чужие владения.

Они вышли из машины и на мгновение задержались, осматриваясь. Насколько они могли судить, кроме них, поблизости не было ни одной живой души. Слышались лишь завывания ветра да изредка писк ласточек, ютящихся под карнизом дома.

Маршалл подлез под цепь, остальные последовали за ним. Дорога огибала жилой дом, вела мимо гаража и сарая и кончалась широкой, усыпанной гравием площадкой позади дома – местом для разворота, откуда открывался доступ к ныне пустовавшим служебным постройкам, гаражу для сельскохозяйственных машин и хлеву. На противоположной стороне площадки стоял старый серый амбар, обветшавший от времени, но целый, с закрытыми воротами.

– А что, собственно говоря, вы здесь делали? – спросил Маршалл паренька.

– Мы с Билли искали какое-нибудь укромное место, чтобы там можно было прятаться. Мы всегда ищем какие-нибудь тайные укрытия, о которых никому не известно.

– И этот амбар показался вам очень привлекательным.

– Да, тогда показался. Сейчас уже не кажется.

– А как вам удалось подойти так близко незамеченными?

– Было темно, и мы подкрались с другого угла дома. Ну, понимаете, они нас не ждали. Они были слишком заняты своей колдовской чепухой.

Они достигли дверей.

– Вы заходили внутрь?

– Да вы что! Нам с Билли захотелось поскорее убраться отсюда, вот и все.

Большая дверь открылась с протяжным жалобным скрипом. В амбаре было прохладно, сумрачно и просторно. Внутрь никто не вошел. Маршалл ждал, когда глаза привыкнут к полумраку.

Наконец все смогли ясно разглядеть земляной пол. Заметных следов на нем не было – просто ровная земля. Никто не увидел ничего необычного. Все посмотрели на Кайла. Тот сразу разволновался и занял оборонительную позицию.

– Я видел это, даю слово. Они были здесь.

– Хорошо, – сказал Маршалл. – Покажи нам, что ты видел.

Кайл вышел на середину амбара и повернулся вокруг своей оси, пальцем указывая на пол.

– Вот здесь, на земле был нарисован большой круг, а в середине его пятиконечная звезда – пентаграмма. – Потом он показал на заднюю стену амбара. – А там стояла большая скамейка, вроде как алтарь, измазанная кровью. Вокруг пентаграммы стояло человек двадцать, в балахонах с капюшонами на головах, и все они пели и выкрикивали заклинания. И свечи стояли по кругу пентаграммы, на всех пяти концах.

Маршалл обвел взглядом амбар.

– Через какую щель вы с Билли видели все это? Кайл ткнул пальцем в стену.

– Вон она.

Сейчас стало ясно видно, как дневной свет пробивается сквозь две широкие щели между расшатавшимися досками стены. Маршалл подошел к щелям, присел таким образом, чтобы глаза оказались на их уровне и окинул взглядом амбар. Он остался удовлетворенным: через щели открывался хороший вид на место, указанное Кайлом.

– Так ты говоришь, у них на головах были капюшоны?

– Да. Черные балахоны с капюшонами. И они были босиком.

– Тогда как ты узнал, кто они такие?

– Некоторые поворачивались в нашу сторону. Я разглядел их лица. – Кайл был обижен и нервничал. – Не понимаю, почему вы мне не верите!

Маршалл поднял руку, успокаивая парнишку.

– Эй, я не сказал, что не верю тебе. Но послушай: ты мог запросто обратиться к Маллигану или любому другому полицейскому с этим делом.

– Не говоря уже о том, чтобы восстановиться на работе, – добавила Эбби

– Я ничего не выдумываю! Я видел Маллигана. Он стоял прямо здесь, в балахоне, с капюшоном на голове, и пел вместе со всеми остальными.

Беи внимательно исследовал место, где, по словам Кайла, стоял алтарь.

– Маршалл!

Маршалл подошел к нему. Бен поскреб пальцем пол и из-под верхнего слоя земли выступили какие-то бурые пятна. Он взял несколько окрашенных комочков.

– Возможно, кровь. Я возьму образец.

– Вот видите! – сказал Кайл.

– Расскажи поподробнее об этой крови, – попросил Маршалл. – Что они делали с ней?

– Пили ее из большой чаши, такой большой серебряной чаши. Передавали ее по кругу.

– А откуда ты знаешь, что это была кровь?

– Так та леди сказала.

– Какая леди?

– Ну, главная. Она стояла прямо здесь и говорила что-то об убийстве какой-то женщины и победе над всеми христианами. Э-э… она сказала: «Смерть христианам!» Потом отпила из чаши и передала ее следующему, и все они по очереди отпили из нее. – Тут Кайл вспомнил еще что-то. – Ах да! Еще одно; здесь в середине круга лежали две отрезанные ноги какого-то животного.

Ого! Кайл видел, что произвел на всех сильное впечатление. Хоган и Коул смотрели на него страшно серьезно и напряженно ждали продолжения.

– Расскажи поподробнее об этих ногах, – сказал Маршалл.

– Похоже, это были козлиные ноги. Лежали прямо здесь, крест-накрест. – Внезапно он что-то увидел. – Эй!

– Спокойно! – Маршалл придержал Кайла за руку, чтобы тот не трогал землю у ног. – Бен!

Бен присел на корточки и вгляделся в земляной пол.

– Да. Еще кровь. И несколько шерстинок.

– Козлиная шерсть, вот что это, – сказал Кайл.

– Значит, они хотят смерти христианам, да? – спросил Маршалл.

– Ну. Они так и вопили об этом. – Кайл еще что-то вспомнил. – Да! И еще они что-то говорили о судебном процессе, о победе в судебном процессе.

– И еще о какой-то женщине?

– Ага.

– Они называли ее имя?

Имя женщины ничего не говорило Кайлу, но он вспомнил, как оно примерно звучало:

– М-м – Салли Детрой или типа того.

Бот теперь он сразил их наповал. Он видел это по их лицам.

Маршалл сунул руку в карман куртки.

– Ты видел еще чьи-нибудь лица?

– Конечно. Та женщина, главная, сняла капюшон, и я рассмотрел ее.

Маршалл вынул из кармана несколько цветных фотографий, которые снял сам с великими предосторожностями, украдкой, с помощью объектива дальнего действия. Он показал Кайлу снимок Клэр Иохансон.

– Да! Да, это она!

– Женщина, которая всем тут заправляла?

– Ага.

Маршалл показал фотографию Джона Шмидта.

– Да! Он тоже был здесь!

Маршалл подсунул Кайлу фотографию своей сестры.

– Нет. Ее я никогда не видел раньше.

Фотография Ирэн Бледсоу.

– M-м… Вроде, нет.

Офицер Леонард Джексон.

– Нет.

Брюс Вудард, директор начальной школы.

– Нет, только не мистер Вудард. Эй, а где вы раздобыли все эти фотографии?

Маршалл убрал снимки.

– Кайл, я полагаю, ты говоришь чистую правду. Теперь послушай: я не полицейский, и, что бы ты ни сказал мне, я не собираюсь передавать твои слова полицейским. Мне просто нужна информация. Это очень важно. Я хочу, чтобы сказал мне положа руку на сердце: ты носил на фабрику Бергена марихуану?

Кайл поднял руку, словно присягая.

– Нет, клянусь. Послушайте, Коул знает, что я иногда таскаю с собой травку, но только не на работе. Мой старик убил бы меня, и к тому же мне позарез нужна работа.

– Так ты говоришь, тебя просто подставили, чтобы выгнать с фабрики? – вмешалась Эбби.

– Точно. Я не держал марихуану в своем шкафчике. Маршалл посмотрел на Бена и понял, что тот вспоминает аналогичный случай с марихуаной в шкафчике.

– Имеешь понятие, кто подкинул тебе травку?

– А как вы думаете? Я видел ее здесь, в амбаре, а потом сдуру начал трепать об этом в фабричной столовой, и она, вероятно, все поняла. Она бросила на меня несколько мерзких взглядов, а потом – бац! Именно она сказала, что надо обыскать мой шкафчик, и они нашли там травку. Ловко, правда?

– И, принимая во внимание твою репутацию, – сочувственно добавил Бен, – особого смысла отпираться тебе не было?

– Верно.

– Но Донна работает на фабрике почти столько же лет, сколько я, – запротестовала Эбби. – Просто не верится, что она могла выкинуть такой фокус!

– Она была здесь, – настойчиво повторил Кайл. – Стояла рядом с Маллиганом. Я видел ее, и она поняла это – поэтому меня и выгнали. – Затем Кайл с горечью добавил:

– А потом этот Маллиган приходит на фабрику и говорит мне, что на сей раз он закроет глаза на случившееся, если я буду вести себя хорошо и «выберу верную линию поведения», так он выразился. Но я – то знаю, что он имел в виду. Он предупреждал меня, чтобы я держал рот на замке – или он арестует меня, и с концами.

Маршалл мысленно подвел итоги.

– Итак… похоже, тут у нас имеется целый клуб: Клэр Иохансон, Джон Шмидт, сержант Маллиган и…

Уловив нотку сомнения в голосе Маршалла, Кайл возмущенно воскликнул:

– Она была здесь! Клянусь!

– … Донна Хемфайл, – закончил Маршалл, – служащая компании Бергена, исполняющая обязанности контролера Кайла и числящаяся на хорошем счету прихожанка церкви Доброго Пастыря!


* * * | Пронзая тьму | * * *