home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 18

Катриона открыла глаза. Было темно и так тихо, что она слышала биение собственного сердца. Ее щека покоилась на груди Роберта, и девушка чувствовала себя так спокойно, не сомневаясь, что находится под надежной защитой. Роберт еще спал.

Некоторое время Катриона лежала, не двигаясь. Она прислушивалась к ровному биению сердца Роберта, ощущая его теплое дыхание на своем лбу. И вдруг она поняла, что больше не слышит плеска волн.

Окончательно проснувшись, девушка села и потрясла Роберта за плечо.

— Катриона? — сонным голосом пробормотал он. — Что-нибудь случилось?

— Нет. — Она уже стояла на ногах. — Наступил отлив. Наконец-то мы можем вернуться ко мне домой и узнать, не пришло ли какой весточки от отца.

Присев, девушка нащупала на полу свое платье. Странно, Катрионе не терпелось поскорее попасть домой и узнать хоть что-нибудь об Энгусе Макбрайане, но в то же время она вовсе не хотела уходить отсюда. Здесь, в этом отдаленном уголке пещеры, был их собственный рай, их убежище, где никто не мог их найти и где разница в происхождении не имела никакого значения. Тут не было ни лордов, ни их подданных. В пещере оказались лишь Мужчина и Женщина. Влюбленные. Зато за ее вековыми каменными стенами — это Катриона знала наверняка — никто не позволит им оставаться теми, кем они были в этой темной пещере.

Надев платье, Катриона отыскала в темноте рубашку и бриджи Роберта.

— Вот твои вещи, — проговорила она, вкладывая одежду в руки герцога.

Одевшись, они стали выбираться наружу. Надо было идти очень осторожно — прилив отступил, оставив на каменном полу большие лужи и несметное количество скользких водорослей. Но Катриона хорошо знала дорогу по темному лабиринту, поэтому вскоре они оказались у подножия лестницы, ведущей в библиотеку Россмори.

Приведя в действие рычаг, девушка отодвинула в сторону дверь. В библиотеке было темно — уже наступила ночь, и Катрионе пришлось оставить Роберта в дверях, а самой направиться к камину, где на полке лежала коробочка с трутом. Несколько движений — и комната наполнилась зыбким и теплым светом свечки.

— Катриона! — позвал Роберт. — Ну что там?

— Ничего-ничего, — тихо промолвила девушка. — По-смотрю-ка, нет ли там еще одного подсвечника. — Она направилась в другой конец комнаты.

И вдруг Роберт схватил ее за руку. Девушка повернулась к нему.

— Катриона!

Подняв голову, она посмотрела ему в глаза, которые внимательно разглядывали ее. Он смотрел прямо на нее. Казалось, он видит, а на лице его играла такая улыбка, какой Катрионе еще не доводилось у него видеть. Эта улыбка освещала его лицо, его глаза, отчего они засияли каким-то необыкновенным золотистым светом. Кажется… Кажется, он узнал ее.

Катриона улыбнулась ему в ответ.

— Даже в самых смелых мечтах я не мог представить себе, до чего ты прекрасна, — тихо вымолвил он.

— Ох, Роберт, ты прозрел!.. — только и смогла выдохнуть Катриона.

Девушка в восторге обвила его шею своими руками, случайно задув при этом свечу. Роберт лишь засмеялся.

— Дорогая, не стоит гасить свет теперь, когда я вижу и могу вдоволь любоваться тобой.

Отпустив его, Катриона схватилась дрожащими руками за коробочку с трутом. Ей не сразу удалось разжечь свечу, а когда она сделала это, то, обернувшись, увидела рядом с собой Роберта.

Герцог готов был поклясться, что все это ему снится, если бы не дергающая боль в глазах. Но Катриона… Ради того, чтобы видеть ее, можно было снести и не такую боль. Копна ее каштановых волос растрепалась, но отливала дивным золотистым блеском в свете свечи. У нее была хрупкая фигурка и точеные, изящные черты лица, в которых, однако, сквозила сила и решительность. Сильный характер выдавала и посадка ее головы, упрямо вздернутый вверх подбородок. А ее глаза!.. Роберту и в голову не приходило, что у женщины могут быть такие ясные, сияющие глаза! Теперь, когда он мог видеть их, заглядывать в их бездонную глубину, он больше не хотел смотреть ни на что другое.

— А цвет твоих глаз и вправду напоминает грозовое небо, — усмехнулся он и с этими словами обнял Катриону.

Наконец-то он увидел ее!

— Значит, это было правдой, — улыбнувшись, прошептала она, когда Роберт отпустил ее.

— Ты о чем?

— Знаешь, вообще-то я не хотела тебе говорить… Думала, вдруг ничего не получится, и ты… — Она помолчала, подбирая нужные слова. — Так вот… Прошлой ночью, когда мы с тобой ездили на Линнанглас… В общем, я специально привезла тебя туда, чтобы вернуть тебе зрение.

Казалось, Роберт смутился.

— Да-а? Ну что ж… Я вижу… — неуверенно пробормотал он.

Катриона рассмеялась.

— Ну да, конечно, ты видишь! — воскликнула она. — И все из-за белого вереска.

— Того самого цветка, который ты искала, когда была маленькой девочкой?

— Почти угадал! Дело в том, что этот самый цветок, правда, засушенный, дала мне мама. Это она нашла его, когда была девочкой. И это она велела мне отвезти тебя к озеру. Она сказала, чтобы я растерла лепестки у тебя над головой, а затем завела тебя в воды Линнангласа. Мама пообещала, что это вернет тебе зрение. — Девушка залилась счастливым смехом. — Так и случилось.

Роберт молча слушал Катриону, дивясь ее детской непосредственности — похоже, она и в самом деле поверила, что манипуляции с засушенным цветком вновь сделали его зрячим. До этого он ни разу не говорил ей о том, что его зрение постепенно восстанавливается, что он тренирует глаза, приучая их к свету. Он не хотел говорить об этом, потому что не был уверен в том, что его недуг пройдет. А теперь… Теперь, когда, по сути, свершилось чудо, он и подавно ничего не расскажет Катрионе — пусть верит, что это она помогла ему. Было в ней что-то необыкновенное, что-то волшебное, и это сводило герцога с ума.

Так что, улыбнувшись, Роберт лишь проговорил:

— Надо будет не забыть поблагодарить Мэри, когда мы придем к тебе домой.


Когда они верхом направились по болотам к жилищу Макбрайанов, небо заволокло тучами. Сквозь небольшое окошко был виден тусклый свет. Подъехав к дому, они хотели было привязать Баяра к коновязи, как вдруг дверь с шумом распахнулась, и из дому выбежала обезумевшая Мерид.

— Ох, Катриона! — в отчаянии выкрикнула она, обнимая сестру.

— Что с тобой, Мерид? — встревожилась девушка. — Что случилось?

Мерид лишь громко всхлипывала, не в силах вымолвить ни слова.

Но Роберт сразу понял, в чем дело. Заглянув в дом, он увидел перевернутую мебель и осколки разбитой посуды. Обломки прялки валялись на полу возле очага. Яркая занавеска была разодрана в клочья. Все говорило о том, что здесь произошло нечто ужасное.

Да, Роберт все понял.

Судя по всему, здесь побывал сэр Деймон Данстрон.

— Я пришла… а тут… — всхлипывая, пробормотала Мерид. Покосившись на девушку, Роберт успел заметить, что ее глаза покраснели и опухли. Он представил, какой ужас она испытала, увидев дом в таком состоянии.

— Сначала я решила, что это сделал кто-то, разыскивающий папу, — проговорила Мерид. — Из-за происшествия прошлой ночью…

— Все в порядке, Мерид, — остановила ее Катриона. — Роберт знает правду о папе и о том, что случилось прошлой ночью у Россмори.

— А потом… Потом я нашла маму… — рыдая, проговорила Мерид.

— Маму? — Голос Катрионы дрогнул.

Мерид смогла лишь указать на дверь, ведущую в комнату родителей.

— Она… там… Мне удалось перетащить ее в кровать… Я старалась как могла, но больше ничего не могу для нее сделать…

Катриона шагнула вперед, но Мерид схватила ее за руку.

— Нет, Катриона, тебе лучше не видеть ее. Катриона попыталась вырваться.

— С чего это? — возмутилась она. — Я непременно должна ее увидеть. Я ей нужна.

Роберт взял девушку за руку.

— Катриона, позволь мне первому поговорить с Мэри. Мерид больше нуждается в твоей помощи.

Катрионе не хотелось слушаться его, но она понимала, что, возможно, герцог прав. Можно не сомневаться: Мерид была глубоко потрясена. В широко распахнутых глазах бедной девушки застыл ужас. Перебирая в пальцах складки юбки, Мерид бормотала что-то неясное. Кто-то должен был о ней позаботиться — кто-то из близких, и Роберт с этим явно не мог справиться.

— Ты прав, — согласилась Катриона, взяв сестру за руку и медленно подводя ее к столу.

Поставив перевернутый стул на ножки, девушка усадила Мерид и стала нашептывать ей на ухо успокаивающие слова. Но Мерид, казалось, даже не слышала ее. Раскачиваясь взад-вперед, она все повторяла и повторяла единственную фразу:

— Что же нам делать?.. Что же нам делать?.. Что же нам делать?..

Оставив сестер, Роберт направился в заднюю часть домика. Крохотная комнатенка вмещала в себя лишь кровать да деревянный сундук, на котором стояли таз для умывания и кувшин с водой. Роберту понадобилось несколько мгновений, чтобы привыкнуть к темноте. Вдруг с кровати раздался слабый стон. Герцог шагнул вперед и, пораженный, замер на месте: такого страшного зрелища он не ожидал увидеть.

Лицо Мэри было изуродовано до неузнаваемости. Опухшие веки посинели и почти не открывались. Верхняя губа оказалась разорвана, из уголка рта текла кровь, на челюсти багровел кровоподтек. Нос, похоже, чем-то перебили. Грудь Мэри приподнималась при мелких, неглубоких вздохах — видимо, злодей переломал женщине ребра. Роберт даже не стал приподнимать одеяло — он и так догадывался, в каком состоянии тело несчастной женщины.

Многое герцогу Девонбруку приходилось видеть на своем веку. Видел он и изуродованных в бою солдат, но раны их не были столь страшны, к тому же они получали их в битве.

Роберт лишь покачал головой: несомненно, Мэри не дотянуть до утра.

— Миссис Макбрайан! — позвал он.

Опухшие веки слегка дрогнули, и тускло блеснули глаза. Мэри пыталась увидеть человека, назвавшего ее имя. С ее губ слетел тяжкий стон.

— В-ваша светлость… — удалось ей прошептать разбитыми губами.

Когда Мэри приоткрыла рот, Роберт увидел, что передние зубы выбиты. Он глубоко вздохнул, пытаясь обуздать гнев.

— Итак, это был он, не правда ли? Все это сделал сэр Деймон?

Мэри попыталась согласно покачать головой, но лишь скривилась от боли.

— Да, — прошептала она.

— Ему это даром не пройдет, — пообещал Роберт. — Уж я об этом позабочусь…

— П-пожалуйста…

Мэри с трудом приподняла дрожащую руку. Ее сломанные ногти, под которыми застыла кровь, говорили о том, что она сопротивлялась. Наверняка на теле сэра Деймона есть оставленные Мэри царапины.

Взяв женщину за руку, Роберт опустился на колени возле ее кровати.

— Вы… должны… — с усилием говорила она, — сказать… Кат… Катрионе правду… О прошлом… Ее прошлом… Я уже не смогу… сделать… это… сама…

— Я все сделаю, — кивнул Роберт.

— Вы… — Мэри помолчала, набираясь сил, — … должны отдать… ей это…

Опустив глаза, Роберт увидел зажатую в пальцах Мэри золотую цепочку с медальоном.

— Прошу вас… позаботиться о ней…

— Обещаю вам.

Из-под опухшего века на щеку Мэри скатилась слеза. Ее губы тронула едва заметная, слабая улыбка.

— Вы… Приведите ее ко мне…

Опустив цепочку и медальон в карман, Роберт встал и направился к двери.

— Катриона, зайди сюда, — громко позвал он.

Когда девушка подошла к нему, Роберт взял ее за руки и серьезно заглянул ей в глаза.

— На твою мать напали, Катриона. Она оказалась жертвой отъявленного негодяя.

Глаза девушки наполнились слезами.

— Запомни, — наставлял Катриону Роберт, крепко сжимая ее руку, — что бы ты ни чувствовала, ты должна быть сильной. Для нее. Она хочет видеть тебя. Приготовься к худшему.

Оцепенев, Катриона лишь послушно кивнула головой и, высвободив руки, медленно вошла в комнату.

Увидев мать, она инстинктивно зажмурила глаза, чтобы совладать с охватившим ее ужасом. Но не смогла сдержать слез.

— Мама… — прошептала она.

— Кат-Катри… — ответила Мэри, приподнимая руку. Опустившись на колени, девушка взяла Мэри за руку и прижала ее к щеке.

— Мамочка, кто посмел это сделать? — застонала Катриона.

— Все… будет хорошо, детка… — Воздух с хрипом вырывался из груди несчастной женщины. — Я сделала то, что должна… была сделать… То, о чем… просила… твоя мать… — Она обессиленно закрыла глаза.

Катриона ничего не поняла.

— Ты о чем, мама? Я не… Мэри судорожно вздохнула.

— Лорд… все расскажет тебе, детка… Ты должна доверять ему… Отныне он будет заботиться… о тебе… — Голова Мэри упала набок. Рука, которую Катриона сжимала в своей руке, отяжелела и стала непослушной.

— Мамочка! — причитала Катриона. — Мамочка, прошу тебя!.. Пожалуйста!..

Зарывшись лицом в простыню, девушка горько зарыдала, не выпуская руку матери. Роберт подошел поближе и погладил девушку по плечу. Мерид навзрыд плакала в дверях спальни…


Глава 17 | Белый вереск | Глава 19