home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 16

Женщины болеют чаще, чем мужчины, а молодые – чаще, чем пожилые. Болезнь обычно возникает у трудоголиков, очень энергичных, честолюбивых, ответственных, но при этом с ранимой нервной системой.

Смит проснулся оттого, что солнечный луч, протиснувшись в узкое окно, настойчиво пробивался сквозь закрытое веко. Смит открыл глаза. На мгновение ему показалось, что ничего не было, что он снова в собственной квартире, что сейчас он встанет и, шлепая босыми ногами по полу, пройдет в ванну. А все, что было – это всего лишь кошмар. Но запах сосновых иголок и вчерашней похлебки быстро вернул его к реальности. Простыни еще сохранили аромат ночи, которую он провел с Армо. Эта женщина настолько подходила ему, что при воспоминании о ней у него защемило сердце. Остаться с ней, а тем более с ее безумными братьями он не мог. Смит стал всерьез обдумывать варианты того, как забрать ее с собой. В пользу этого решения говорили не только пробудившиеся в нем чувства, но и прагматичные моменты. Она могла вывести его из этого жуткого леса. Женщина-компас. Он осторожно приподнялся. В доме никого не было. Ушли за добычей.

Смит встал и попытался найти свою одежду. Хоть и не сразу, но ему это удалось. Она находилась в небольшом помещении за печкой, которое, видимо, служило сушилкой. Смит быстро оделся. В это время скрипнула входная дверь. Смит улыбнулся, полагая, что вернулась Армо.


Хуч поднял Лаймона в шесть утра. И это после того, как они часов до двух ночи поминали Малыша, которого кремировали прямо на собственной базе. Они летели низко, вспарывая колесами утренний туман. Достигнув Шандольского леса, их аэромобиль взмыл вверх.

– Малыш выпал из боковой дверцы. Упал он вот здесь. – Хуч ткнул в карту. Скорее всего, дальше «Дестер» полетел по прямой. Давай ее мысленно прочертим и полетим точно от Малыша.

Лаймон считал, что они, во-первых, ищут иголку в стоге сена, а во-вторых, нет никаких гарантий, что Смит в лесу.


Смит обернулся, и улыбка сползла с его лица. На пороге стоял Атаман.

– Ты куда это собрался? – спросил он, кивнув на одежду в руках Смита.

– Спасибо за хлеб, за соль, как говорится… Извини, но я не могу принять твоего предложения. Надейсь, на счет ноги ты пошутил.

– Мы тут в лесу живем. Нам не до шуток.

Атаман стал медленно надвигаться на Смита. Это была встреча авианосца и яхты. Смит быстро снял со стены топор. Из бороды Атамана вынырнула желтозубая улыбка. Он подошел к Смиту вплотную.

– Это не так-то просто, ударить человека топором. Чтобы топором работать, сноровка нужна.

– Ударить – трудно, – спокойно ответил Смит, который уже понял, что его способности, похоже, канули в лету и теперь остается надеяться только на себя. – А вот уронить – легко.

И он уронил огромный топор, который упал прямо на большой палец правой ноги Атамана. Атаман заревел, как подстреленный лось. Затем рев перешел в протяжный стон. Топор весил не меньше пяти килограммов. Атаман согнулся пополам, потом присел, схватившись за палец и, наконец не выдержав, стал кататься по полу, сшибая нехитрую мебель. Смит попытался его обойти, но Атаман, казалось, занял собой все пространство. Его мотало по комнате, как пушку, сорванную с лафета по палубе фрегата. Как ни пытался Смит увернуться, Атаман все-таки сшиб его с ног, и он упал, ударившись головой об стол. В мозгу вспыхнул миллион бенгальских огней, и Смит отключился.

Отключился он ненадолго, но этого хватило Атаману. Он поднял Смита, как пушинку, и разложил на столе. Теперь топор был в руках у него. И, судя по тому, как он его ловко держал, навык в обращении с этим орудием труда он имел немалый.

Смит открыл глаза, оценил обстановку и стал прощаться с ногой.

– Ты, городской крендель, думаешь, что все в жизни дается легко. Всегда найдутся идиоты, которые тебя спасут, накормят и еще свою сестру под тебя подложат. А ты еще и посмеешься над ними.

– Я заплатил… – прохрипел Смит, стараясь унять белые звездочки, плясавшие у него перед глазами.

– Моя сестра не шлюха!

– Я заплатил за еду и помощь… А она сама…

– Сама?! После двух дней знакомства? Ты хоть понимаешь, что теперь ты должен на ней жениться?

– Почему?

Атаман сделал чудовищный замах, топор совершенно по-разбойничьи свистнул, рассекая воздух, и воткнулся в стол между ног Смита.

– Почему?! Почему?!

Атаман легко выдернул тяжелый топор из стола.

– Я тебе сейчас объясню «почему».

Он поднес лезвие топора к самым глазам Смита. Смит мог в деталях рассмотреть зазубрины и мелкие заусенцы на нем.

– Видишь это? Видишь? Сейчас я, как и обещал, отрублю тебе ногу. Потом накалю топор и прижгу тебе рану. Это очень больно. Это чертовски больно. Но ты выживешь. Ты крепкий парень. А потом ты будешь делать то, что скажет моя сестра. Так как от тебя на охоте толку будет мало, то ты займешься стиркой, уборкой и готовкой. А моя сестра наконец отдохнет.

Атаман схватил Смита за колено и плотно прижал его к столу. Смит попробовал вырваться, но с таким же успехом можно было выбраться из-под упавшей на тебя скалы. Атаман, примериваясь, коснулся лезвием смитовой лодыжки и резко замахнулся. Смит приподнял голову, уперся руками в стол в последней попытке вырваться.


– Вон там, внизу, видишь? – спросил Лаймона Хуч, указывая в гущу зелени, которая простиралась внизу. Лаймон высунулся из окна и ничего не увидел. Только бесконечный лес.

Хуч сбросил скорость почти до нуля и начал вертикальное снижение. Через несколько секунд Лаймон заметил провал в зеленой массе. В этом месте явно упало что-то тяжелое. Об этом свидетельствовали обломанные ветви деревьев.

– Проверим? – спросил Хуч и, не дожидаясь ответа, запрограммировал аэромобиль на то, чтобы он вернулся к кромке леса и совершил самостоятельную посадку.

Два троса скользнули вниз и исчезли в зарослях. По тросам спустились Хуч и Лаймон. Аэромобиль, немного поворчав, развернулся и полетел в обратном направлении.

Хуч и Лаймон осмотрели место падения.

– Здесь словно слон упал, – присвистнул Лаймон.

– Или «Дестер» последней модели.

– Тогда куда же он делся?

– Законный вопрос. Но то, что он здесь был, это точно. Похоже, его разобрали на запчасти прямо на месте. А корпус чем-то распилили.

– Разрезали, – поправил Лаймон, поднимая с земли кусочек оплавленного металла. – Как ты думаешь, Смит еще жив?


Топор достиг верхней точки амплитуды замаха. И в этот момент Атаман упал. Точнее, сначала последовал глухой удар, затем Атаман крякнул, а уже потом повалился на пол. Вместо него перед Смитом оказалась Армо с лопатой в руках.

– Ты возьмешь меня с собой? – спросила она.

Смит рывком поднялся и соскочил со стола.

– Я как раз собирался тебе это предложить. Она прижалась к нему всем телом и обняла за шей.

– Я знала.

– Жаль, что ты уничтожила «Дестер».

– Забудь о нем. Я знаю лес, как свои пять пальцев, но сначала нам нужно связать Роддика. Голова у него как камень. Через несколько секунд он очнется.

Они начали лихорадочно связывать Атамана. Он руки, а она ноги.

– Связывай только большие пальцы, – скомандовала Армо, – сэкономим время, а эффект тот же.

Они быстро справились с задачей при помощи рыболовной лески и выскочили из дома. Армо схватила его за руку и повела за собой. Они ныряли под ветки и перепрыгивали через поваленные деревья. Лес смыкался за ними стеной. Никаких признаков тропинки Смит не заметил. Создавалось впечатление, что они идут наугад. Но движения Армо были настолько уверенными, что Смит успокоился и полностью доверился своей подруге.


– Те, кто украл «Дестер», должны быть где-то неподалеку.

– Здесь, в лесу? – засомневался Лаймон.

– Именно здесь. Ты не представляешь, сколько людей живет вне закона, не имея идентификационного чипа и даже ни разу не видевших чашек контроля. Есть еще места, куда не ступала нога федералов.

Они пробирались по лесу бесшумно, как и полагается настоящим Охотникам. Внезапно Хуч остановился и поднял руку. Лаймон замер. Хуч начал прислушиваться, пристально вглядываясь в чащу. Вскоре Лаймон стал различать, что за ветвями темнеет какое-то строение. Они осторожно стали приближаться к нему. Перед ними, на поляне, стоял довольно большой дом. Во дворе желтел верстак, валялись какие-то бочки, грудой лежали длинные железные угольники. Они подошли к двери. Лаймон встал слева от нее, прикрывая босса.

– Есть кто? – крикнул Хуч.

Дверь с треском распахнулась, и на пороге оказался здоровенный бородатый мужик с топором в руках. Глаза его просто изрыгали ярость.

– Извините, – как ни в чем не бывало обратился к нему Хуч, – мы тут ищем одного человека. Он протянул мужику фотографию Смита. Бородач мельком глянул на нее, затем с тоской посмотрел на лес.

– Вы федералы, андроиды?

– Нет. Мы по частному поручению.

– Значит, Охотники. Это сволочь увела мою сестру. И я его убью. Зарублю вот этим топором.

Хуч и Лаймон переглянулись, – Смит жив.

– Мы его от смерти, понимаешь, спасли, а он нам вон как… Ну, ничего… Сейчас братьев позову. Мужик засунул в рот два пальца и оглушительно свистнул. Хуча и Лаймона на долю секунды парализовало.

– А давно он ушел? – спросил Лаймон.

– Да минуты две назад. Что он ей наплел такого, что моя сестра меня лопатой по башке? Где написан такой закон, чтобы сестры родных братьев по башке лопатой били?! Нет такого закона!!!

– Вы не заметили ничего странного?

– Я ему говорю: парень, ты в бегах, оставайся у нас, чем не жизнь? Женишься на сестре. А он нет, а я говорю, ногу отрублю. И ведь чуть не отрубил, если бы не эта зараза. Поил, кормил, воспитывал… И что получил? Лопатой по башке!

Бородач сел на крыльцо и заплакал.

Хуч и Лаймон снова переглянулись. Безмолвный обмен репликами был понятен: почему Смит не применил свои способности. Хуч показал Лаймону большой палец, мол, неважно почему, главное, что, возможно, он их лишен.

Тем временем на поляне появились пятеро братьев-разбойников.

– Роддик, что случилось?

И тут они увидели двоих незнакомцев.

– Мы хотели бы поймать вот этого человека, – не вдаваясь в детали, сразу перешел к делу Хуч. Теперь фотография поплыла вдоль ряда не отягощенных интеллектом лиц. Ваш брат сказал, что он сбежал с вашей сестрой. Ну что, будем ловить или лбы морщить? Куда они могли пойти?

Один из братьев ткнул рукой в лес.

– Вперед! – скомандовал Хуч и первым устремился в указанном направлении.


Армо двигалась все быстрее. Смит уже давно не держался за ее руку, он просто старался не выпускать ее из виду. Платье Армо мелькало среди ветвей.

– Нельзя ли найти дорогу получше? Мы же лезем в самую чащу!

– Здесь нас не будут искать. Мы идем туда, куда боятся ходить даже бандиты.

– Я думал, мы выбираемся в город.

– Там у Роддика много друзей. Они сразу дадут ему знать, если мы появимся.

Смит уже начинал задыхаться. Ветки хлестали его по лицу. Он понимал, чтобы избежать этого, нужно идти, по крайней мере, рядом с Армо. Но не успевал за ней и поэтому вынужден был терпеть эти удары. Он как мог уворачивался и защищался руками, но помогало это далеко не всегда. У него уже горело все лицо. Когда Смит уже собирался крикнуть Армо, чтобы они хоть на несколько минут остановились передохнуть, огромная ветка величиной с весло для академической гребли со скоростью пули полетела ему прямо в лицо. Среагировать он не успел. Ветка рассекла воздух и… остановилась в сантиметре от его носа. Смит осторожно нагнулся и, не сводя взгляда с ветки, прошел под ней. Ветка тут же ринулась дальше. Вот оно! Все вернулось. Это придало Смиту сил, и он моментально догнал Армо, и она снова взяла его за руку.

– Так что ты там говорила про место, в которое боятся ходить даже бандиты.

– Это очень странное место. Некоторые говорят – проклятое. В проклятье я не верю, а вот то, что там творится нечто странное – это да. Я видела сама. Я ходила туда девчонкой. Из озорства.

– Ты смелая девочка.

– Уж не то что ты, городской мальчик.

Они улыбнулись друг другу и зашагали еще быстрей.


Хуч и Лаймон двигались впереди. Братьев они построили цепочкой.

– Далеко они уйти не могли. Одного только не могу понять, какого черта они двигаются в сторону от города, в самый бурелом? – Хуч больше рассуждал сам с собой.

– Они рассчитывают, что там их меньше всего будут искать.

– Верно рассчитывают. Им нужно продержаться до темноты. Как только стемнеет, считай, мы их упустили.

Увлеченные разговором Хуч и Лаймон не заметили, что цепь братьев постепенно превращается в полукруг. Очнулись они только тогда, когда оказались в кольце лесных братьев.

– Эй, ребята, в чем дело? – недовольно спросил Хуч.

Один из братьев, Снип, шумно почесал затылок. Словно стальным ершиком поскребли по стеклу.

– Мы тут подумали эта… чего вы тут раскомандовались?

– Не то, – недовольно прервал его Мак.

– Что не то? – удивился Снип.

– Не то мы подумали.

– Слушайте, ребята, я очень рад, что время от времени вы любите предаваться размышлениям, но у нас нет времени. Мы должны их поймать. Хотите, командуйте вы, но надо идти по следу.

– Да мы не о командовании. Это пожалуйста, сколько хотите. Мы тут подумали. Сестра от нас никуда не денется. С этого городского кренделя мы все взяли: машину там, деньги… Вот. И чего нам дальше-то через лес переться? Тем более что они идут в опасное место. Мы туда нипочем не пойдем. А тут вы.

– А что мы? – вступил в разговор Лаймон.

– Вы же сюда тоже на машине прилетели?

– На машине.

– А где она?

Хуч и Лаймон в который раз переглянулись. Похоже, они начинали понимать друг друга без слов.

– И это… Деньги есть у вас?

– Деньги есть у нас, – еле сдерживаясь, сказал Хуч, – и у нас к вам деловое предложение. Вы помогаете нам выследить беглецов, а мы вам заплатим. Много заплатим.

– Сколько много?

– Тысячу, – пообещал Лаймон.

Братья посмотрели друг на друга. Теперь в затылке почесал Атаман.

– Тут такое дело, мужики… Только без обид. Мы заберем аэромобиль и все ваши деньги. А тысяча там, не тысяча. Мы все равно не очень хорошо считаем. Этим у нас Армо занималась.

– Хорошо, – согласился Смит, – давайте тогда по-другому. Мы отдаем вам аэромобиль и все деньги, которые у нас есть при себе, а вы помогаете нам их поймать. Идет?

Затылки начали чесать все.

– Не-е. Невыгодно.

– Это почему?

– А зачем нам вам помогать их ловить, если мы у вас просто все отнимем и все. И ходить никуда не надо. Особенно в проклятое место. Туда нормальные люди не ходят. Только сумасшедшие.


Армо и Смит вышли наконец на достаточно широкую по лесным меркам дорогу. Она, ко всему прочему, была еще и грунтовой.

– Почему ты решила со мной уйти, – пользуясь передышкой, Смит обнял Армо. Она обхватила его ладонь, лежащую у нее на плече.

– А что мне здесь делать? Неужели я должна была сгинуть в этом лесу, когда кругом жизнь? Зачем я нужна братьям? Чтобы их обстирывать, готовить для них и все. Они, конечно, меня любили, заботились обо мне. Роддик очень обрадовался, когда тебя нашли. Будет, говорит, тебе развлечение на ночь и помощь днем. А я решила использовать тебя как транспортное средство. Я ведь городскую жизнь практически не знаю, а ты бы мне помог, объяснил, что к чему.

– Но ведь меня ищут. Как только мы попадем в город, меня сразу могут схватить.

– Меня-то не ищут, – тихо, но очень твердо произнесла Армо и посмотрела ему прямо в глаза.

– Значит, я всего лишь транспортное средство.

Она поцеловала его в губы. Как будто клюнула.

– Очень симпатичное транспортное средство.

– Значит, ты меня использовала?

– Ты же меня сейчас используешь, чтобы выбраться из леса?


Она могла вывести его из этого жуткого леса. Женщина-компас.


С другой стороны, задача существенно облегчалась. Ему не улыбалось уходить от погони с женщиной в качестве дополнительного груза.

– Будь осторожней. Мы приближаемся к Проклятому месту.

– Я постараюсь, а что делать?

– Смотри в оба.

Замечание оказалось нелишним, так как через пару шагов они наткнулись на колючую проволоку. Армо присела и осторожно приподняла проволоку.

– Полезай.


– Здесь где-то запретная зона, – разъяснил Лаймон.

– Точно. В Шандольском лесу. Я вспомнил. Ну, в запретных зонах нет ничего проклятого. Проклятье получить туда назначение на службу.

– Я не знаю, о чем вы там говорите, но мы туда не пойдем. Просто заберем у вас все и все. Снип и Мак пойдете вот с этим, – он ткнул пальцем в грудь Лаймона.

Лаймон быстро схватил палец и сломал его, как спичку. Некоторое время Роддик взирал на палец, превратившийся в букву «Г», а потом заорал от боли, вспугнув птиц по всему лесу, которые шумным облаком взвились в небо.

– А-а-а-а!!! – орал он, не переставая. Братья молча ринулись на обидчиков. Их наступление было таким стремительным и массированным, что Охотники не успели достать оружие. Завязалась скоротечная рукопашная.

Хуч и Лаймон прижались спинами к двум рядом стоящим соснам и уверенно отбивались, разбивая кулаки о крепкие челюсти лесных братьев. Двое уже скорчились на земле с ярко выраженными челюстно-лицевыми травмами. Остальные трое кружили вокруг, не решаясь подойти. Атаман в побоище участия не принимал, а стоял поодаль, рассматривая свой палец и поминутно дуя на него.

– Ребят, давайте закончим с этим бессмысленным занятием. Нам нужен Смит, вам сестра. Давайте разберемся.

– Твой друг мне палец сломал.

– Мне это все надоело. Еще я с лешими не дрался, – сказал Лаймон и, воспользовавшись передышкой, достал пистолет. Безо всякого предупреждения он выстрелил ближайшему бандиту под ноги. Тот подпрыгнул, сделав в воздухе упражнение «велосипед».

– Мил человек, – неожиданно запричитал Атаман, – ты за что же в живых людей стреляешь?! Разве это правильно? Мы ж тебя грабим. Нам так положено. А ты стрелять.

Атаман во время этой абсурдной со всех точек зрения тирады, постепенно приближался к Лаймону.

– Смотри, что ты мне с пальцем сделал. А я ведь тебя им даже не тронул. Так, указал только.

– Это неприлично, пальцем тыкать, – огрызнулся Лаймон, угрожающе поводя дулом пистолета. – Так. Всем на три шага назад. Вы трое пойдете с нами. Придурок со сломанным пальцем присоединится к группе инвалидов со сломанными челюстями. Диспозиция ясна.

– Не пойдем мы в Проклятое место. Нельзя туда.

– Это почему же туда нельзя? Что там с нами случится?

– Капитан Растин, начальник зоны тебе яйца отстрелит, – крикнул Атаман, у которого в левой руке оказался бластер. Бластеры выхватили и остальные трое братьев.

– Капитан Растин? – переспросил Хуч. – Это еще кто?

– Это смерть твоя, сам придурок, – злорадно ответил Роддик.

– Так вы от зоны случайных прохожих отгоняете? Вы на жаловании что ли? – догадался Хуч.

– Оружие в траву.

– Мне тоже? – спросил Хуч. – У меня тоже есть.

В доказательство своих слов он задрал рубашку. Из-за пояса торчал «Лайтлидер».

– И тебе тоже.

Хуч достал бластер из-за пояса и быстро выстрелил четыре раза от бедра. Атамана разрезало пополам. Одному из братьев рассекло голову, а двум другим лазерный луч прожег по дырке в левом глазу. Братья-бандиты постояли еще несколько мгновений и повалились на траву.

– А капитана Растина не боишься? Ты ведь его людей убил, – весело спросил Лаймон. Его всегда приводила в восторг быстрая и меткая стрельба.

– Добей остальных и не болтай.

Один за другим грохнули два выстрела.

– Черт, черт, столько времени потеряли из-за этих придурков, – выругался Лаймон, отыскивая след.

– Меня другое интересует, – задумчиво произнес Хуч, – кто такой капитан Растин, начальник запретной зоны в Шандольском лесу?

– Вот ты сам на свой вопрос и ответил, – Лаймон перепрыгнул через упавшее дерево.

– Не знаю я никакого капитана Растина.

– Ты что, всех начальников запретных зон знаешь?

– Естественно. И никакого Растина среди них не значится.

– Может, новенький?

– Не было никаких новых назначений.

– Ну тогда, значит, они нас на понт брали.

– Непохоже. Их давно бы из этого леса выкурили. А тут такой карт-бланш, хочешь – прохожих грабь, хочешь – браконьерничай. И ни налогов тебе, ни прочей социальной ответственности. Полная свобода. Прямо Шервудский лес. Так не бывает. Кто-то за ними стоял.

– Значит, дорога нам в эту запретную зону.


ГЛАВА 15 | Скважина №9 | ГЛАВА 17