home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 19

При усилении головной боли могут появляться сопровождающие симптомы, такие, как фонофобия или фотофобия, анорексия или тошнота.

– Ваши документы.

В голосе не было ни тени враждебности или подозрительности. Только вежливость и тактичность. Идеальный полицейский чуть улыбался. Убить бы программиста, сделавшего эту улыбку. Сканирующие очки слегка бликовали на солнце. Восьмиугольная черная фуражка отбрасывала на лицо легкую тень.

– Сержант Рекард.

Он остановил эту миниатюрную брюнетку не просто так. Он вообще никогда никого не останавливал просто так. Это люди верят таким вещам, как интуиция, чутье, шестое чувство. Рекард верил только совокупности фактов. Поэтому андроиды в отличие от людей никогда не ошибаются.

Он прибыл в Шандол, чтобы лично возглавить операцию по поимке Адама Смита. Шандольский лес уже оцепили. Копию Смита со всеми мерами предосторожности тоже привезли. Она хранилась в криогенном шкафу в персональном коптере Вонг Ю.

Теперь оставалось только оценить обстановку в Шандоле. Именно поэтому Рекард лично вышел патрульным на улицу, что он за время своей службы делал неоднократно. Вот и сейчас его флайер появился перед девушкой так внезапно, что она вскрикнула от неожиданности.

В его голове сейчас находились все данные, полученные за десять лет патрульным, которого он заменил. Сканирование показало, что эта девушка ни разу не встречалась в этом районе. Кроме того, она была иностранной поданной. Мирра Инс. Австралия. Австралия – это, во-первых, очень далеко, а, во-вторых, там нет подразделений аналогичных Черному эскадрону. Полицейские функции там по-прежнему выполнялись людьми. А людей очень легко обмануть. Он вспомнил встречу с Ричардом Бишем и Робом Миртом. А кто сказал, что они его заполучат? Его заполучим мы.

Девушка рылась в небольшой сумке, отыскивая документы. У граждан Федерации документы было проверять необязательно. Все они с детства заносились в Глобальную базу данных, у каждого в руку был вшит микрочип, с которого любой андроид мог автоматически считать информацию. Только очень изощренным преступникам удавалось подделать микрочип. Но они все равно рано или поздно попадались. Все. Кроме одного. Адам Смит пока оставался неуловимым. Но облава должна была положить конец этой сказочной неуловимости. Рекард вспомнил ощущения, когда плавился его палец, когда одна за другой в аварийном порядке отключались системы его жизнеобеспечения. Но теперь ему не уйти, какими бы способностями он ни обладал. Андроид всегда умнее человека.

Девушка протянула ему документы. Паспорт, въездная виза, вид на жительство.

– Вы приехали учиться?

– Да, я изучаю системы безопасности.

Рекард знал, что в Федерации самая лучшая система безопасности на планете. И совокупность этих знаний можно было бы назвать гордостью. Но андроиды были всего лишь машинами, поэтому слово «гордость» являлось всего лишь условным обозначением. Так же, как «презрение» служило условным обозначением совокупности знаний андроидов о людях.

– У нас лучшая система безопасности в мире.

Ее разработка началась сто тридцать пять лет назад, когда заговорили об угрозе вторжения с Ганимеда. По некоторым данным, пришельцы маскировались под людей, постепенно проникая во властные структуры, прибирая к рукам руководящие должности в крупных корпорациях, делая карьеру в вооруженных силах. Одновременно они занимались саботажем и подрывной деятельностью. И только внедрение мощной системы безопасности, включавшей чип-контроль с самого детства, позволило ликвидировать угрозу. Теперь ни один пришелец, как бы он ни маскировался, не мог проникнуть в общество. Правда, отдельные ученые утверждали, что никакого вторжения с Ганимеда не было. И никаких пришельцев, сделавших Ганимед своей опорной базой, не существовало вовсе. Они заявляли, что все это вторжение было выдумано в определенных кругах, добивавшихся концентрации власти в своих руках. Рекарда такие нюансы не интересовали. Человеческие интриги были слишком ничтожны и бессмысленны, чтобы обращать на них внимание. А вот факты оставались фактами – система безопасности Федерации самая лучшая в мире.

– Чем вы занимаетесь в Шандоле?

– Я здесь просто турист. Отдыхаю.

Девушка смотрела не отводя взгляд. У людских особей это может означать или то, что человеку нечего скрывать, или вызов. Рекард еще раз проанализировал движения ее глаз, когда он задавал вопросы. Вот еще одна слабость человека. Он не может контролировать физиологические процессы. Если глаза переместились справа налево-вверх, значит, он собрался врать. Похоже, Мирра Инс не врала. Но она из Австралии, и это само по себе уже подозрительно. Не с Ганимеда, конечно…

– Значит, турист?

– Да.

– В каком отеле вы остановились?

– Я пока нигде не остановилась. Я вообще не собираюсь задерживаться здесь на ночь. Посмотрю, на Каньон и поеду дальше.

– На чем вы приехали?

– На аэробусе.

– У вас сохранились билеты?

– Нет. Я не коллекционирую билеты.

Рекард пробежал по базе данных. Ни на одном из рейсов, прибывших сегодня в Шандол, Мирра Инс зарегистрирована не была.

– Вы расплачивались наличными?

– Я воспользовалась частным рейсом.

Рекард кивнул. В это время раздался звон разбитого стекла. Голова андроида мгновенно повернулась в сторону шума. А вот это уже была слабость андроидов. Они были не в состоянии игнорировать правонарушения.

На мостовой валялись осколки витрины. Какой-то подросток выскочил из магазина. Он быстро поставил перед собой мобокат и уже собрался дать газу, но не успел. Рекард размахнулся электродубинкой и метнул ее в подростка. Дубинка ударила его между лопаток. Раздался треск электроразряда, и подросток, вкрикнув, упал. Мобокат упал рядом с ним.

– Никуда не уходите, – велел Рекард Мирре Инс. – Я сейчас оформлю этого воришку, и мы с вами продолжим. В Шандол не ходят частные аэробусы. В одно мгновение он оказался рядом с лежащим на мостовой парнишкой. Он быстро защелкнул на нем наручники и связался с патрульной машиной. Они оформят его, а он пока займется этой подозрительной юной леди. Защелкивая наручники, Рекард услышал звук слабого электрического разряда, еле слышный треск, как при статическом электричестве. Его сенсоры обоняния уловили запах озона. Голова Рекарда мгновенно повернулась на сто восемьдесят градусов. Мирры Инс нигде не было. Рекард мгновенно связался со всеми ближайшими чашками контроля. В его мозгу одна за другой вспыхивали картинки всех близлежащих улиц и переулков. Мирры Инс нигде не было. Не могла же она провалиться сквозь землю. Рядом опустился патрульный флайер. Выскользнул трап, и появился андроид Перт. Так сообщил Рекарду сканер.

– Что случилось, сержант?

– Оформите ограбление и возьмите заявление с хозяина магазина. А мне нужно спешить.

Рекард подошел к тому месту, где только что стояла Мирра Инс. Он внимательно осмотрел все вокруг, но ничего не обнаружил. Только слабый запах озона. Он наклонился и увидел на асфальте едва заметное темное пятно. Андроид не знал, что такое чудо. Он знал лишь, что ему не хватает информации. А еще он знал, что люди не проваливаются под землю, оставив после себя запах озона и темное пятно на асфальте. Рекард немедленно по внутренней связи передал изображение Мирры Инс всем патрульным и объявил, что ее немедленно следует задержать.


Мирра Инс подошла к ближайшему регистрационному пункту и сунула в щель карточку. Устройство несколько секунд считывало информацию, потом щелкнуло и выплюнуло карточку обратно. Теперь она была не Мирра Инс, а Фара Шатт из Южной Африки. Там тоже не было системы чип-контроля. Этот андроид застал ее врасплох. Она только что покинула катакомбы и еще не успела изменить внешность и документы. Старый паспорт она выбросила в мусороуничтожитель, стоявший рядом. Затем Мирра Инс зашла в ближайшее кафе и прошла в туалет. Там она достала из сумочки специальные контактные линзы, которые изменили радужную оболочку глаз. Небольшой баллончик со специальным гелем изменил отпечатки пальцев. Красная таблетка изменила электрическую мощность сердца. Теперь поверхностное сканирование любого андроида не распознает в ней Мирру Инс. Теперь она Фара Шатт. Из города все равно нужно убираться. Что-то ей подсказывало, что перед ней был не простой андроид. В этом сержанте Рекарде чувствовался класс. У нее возникло ощущение, что он кого-то целенаправленно искал. Теперь ей нужно было попасть в Центральную прачечную. Она вышла из кафе и поймала такси.

Через пару минут старенький аэромобиль доставил ее к входу в Центральную прачечную. Она расплатилась электронной карточкой. Теперь она оставит легальный след в этой чертовой системе тотальной слежки.

Мирра вошла в прачечную и бросила незаметный взгляд на мусороуничтожитель, стоявший в углу вестибюля. Прямо на крышке лежала красная пачка «Солинос». Этот сорт сигарет не продавался в Шандоле. Это были редкие сигареты из Южной Африки. А еще они являлись условным знаком, означавшим, что Торч уже ждет ее.

Она постояла в вестибюле, сделала вид, что что-то забыла и вышла.

Они договорились встретиться в пабе «Бездна». Это было очень популярное в Шандоле заведение. Оно представляло собой огромный зал на две тысячи мест. Настоящее пивное Эльдорадо. Там всегда было огромное количество народу. Лучше места для тайной встречи невозможно было представить. К тому же это было единственное общественное место в городе, где разрешалось курить.

Когда Мирра вошла в «Бездну», она сразу оценила все преимущества тайной встречи именно здесь. Под низкими, закопченными потолками плавали сизые облака, постоянно гремела музыка, туда-сюда сновало не менее сотни официантов с подносами, уставленными пивом, раками, жареными колбасками и рыбой. Отыскать кого-либо в этой толчее было крайне сложно. К ней подскочил метрдотель. Женщины среди посетителей «Бездны» составляли подавляющее меньшинство.

– Отдельный кабинет.

Была здесь и такая услуга, если у вас была пара лишних монет, а гул общего зала вам мешал, вы могли отгородиться в отдельном кабинете.

– Меня здесь ждет приятель. Мистер Альгаймер. Он должен был оставить сообщение, где его искать. У вас здесь так людно.

– Да, – самодовольно улыбнулся метрдотель, – это самое популярное место в городе. Я сейчас узнаю. Верт! – крикнул он, перекрывая шум голосов и орущую музыку.

Официант по имени Верт материализовался буквально из воздуха.

– Мистер Альгаймер должен был оставить сообщение для дамы.

– Да, сэр. Двенадцатый столик в десятом ряду.

– Проводите даму к ее другу. Не хотите сразу сделать заказ?

– Я думаю, Верт мне поможет.

Они пошли между столиками. Огромное количество народу подавляло. Она чувствовала себя на стадионе во время матча за суперкубок. Шум стоял такой, словно взлетал лунный лайнер (или, наоборот, заходил на посадку?). Наконец из табачной завесы выплыл столик, за которым, широко улыбаясь, сидел Торч. По седым космам сползал сизый дым. Он сгорбился над своим заказом: кружка пива и тарелка с лобстером. Его бледное лицо даже среди этого невероятного количества лиц сразу бросалось в глаза. Она присела напротив. Верт почтительно встал рядом.

– Минеральной воды, пожалуйста, – попросила она, чтобы только услать официанта подальше. Торч отхлебнул пива. Его прозрачные голубые глаза смотрели на Мирру изучающе. Она не заметила в них обычной для Торча насмешливости.

– Рад тебя видеть, – сказал он, отставляя пиво в сторону. – Надейсь, все нормально?

– Не совсем. Не успела я войти в город, как ко мне привязался андроид. У меня возникло впечатление, что они кого-то ищут.

– Тебе правильно показалось. Они ищут того же, кого и мы. Смита.

– Им-то он зачем?

Торч вздохнул:

– Смит нужен всем. И тебе, и мне, и компаниям. Андроиды не исключение. Скоро, я думаю, к делу подключится правительство. Дело серьезное.

– Ты так и не ответил. Зачем он андроидам?

– Не знаю. Скорее всего, они помогают Первой энергетической.

– Андроиды не продаются.

– Верно. Они покупаются. Людям нужны деньги. Чем больше денег, тем лучше жизнь. А андроидам нужна энергия. Они сто тридцать пять лет среди людей. Это самообучающиеся машины, способные делать сложные выводы на основе всей имейщейся информации. А они этой информации за сто тридцать пять лет скопили много. Черт их знает, что творится в их мозгах. Особенно в мозгах андроидов высшего класса.

– Ты думаешь, имеет место сговор между компаниями и Черным эскадроном?

– Я практически уверен в этом.

Дно кружки Торча поползло вверх. Он допил пиво и поставил пустую кружку на стол. Появился официант с бутылкой минеральной воды и бокалом для Мирры.

– Включите в мой счет, – махнул рукой Торч. У них было не так уж много времени, чтобы тратить его на разговоры с официантом. Верт растворился в табачном дыму.

– Мирра, давай поговорим о главном. Меня не интересуют ни андроиды, ни компании, ни ваша Крысиная возня. Меня интересует Смит. И я хочу, чтобы ты мне помогла. Если Смит достанется мне, он не достанется Первой энергетической. Это как раз то, что тебе нужно. Я прав?

– Да. Сформулировано очень точно. Ты говорил мне, что знаешь, как его найти. Где он?

– Я не знаю, где он. Я знаю, как его найти.

– И как?

– Я псионик седьмой категории, разве ты забыла?

– Ты был псиоником седьмой категории. Когда я тебя встретила, ты был почти овощем.

Торч помрачнел. Его сухие пальцы сжались в кулаки. Но он быстро взял себя в руки.

– Я всегда буду благодарен тебе, Мирра, за то, что ты тогда для меня сделала. Эти идиоты до сих пор ломают голову, пытаясь узнать, как я сбежал из «Маргариты». Перестать быть Седьмым невозможно.

Он поправил лямку рюкзачка, висевшего у него за спиной.

– Что ты умел?

– Я мог прикоснуться к сознанию.

Торч блаженно закрыл глаза, на секунду отдавшись во власть сладостных воспоминаний.

– Господи! Я ведь никому не мешал, просто играл в карты. Сколько раз меня пытались поймать на жульничестве.

– Ты читал мысли?

– Если ты имеешь в виду телепатию, то нет. Я не знаю, как еще точнее сказать. Я прикасался к сознанию. То есть мог проникнуть в мозги к человеку и посмотреть на мир его глазами. Например, заглянуть в его карты, в его спальню, в его письма…

– Это отвратительно – подсматривать за чужими секретами.

– Да, ты права, это упоительно. Они все, все были у меня как на ладони. А вот читать чужие мысли, извини, тут я не мастак. Это не по моей части. С тобой в паре мы могли бы творить чудеса.

– Не хотела бы я оказаться с тобой в одной паре. В один прекрасный день можно и не проснуться.

– Можно. Я опасен. И я звонил Бишу. Он очень испугался.

– Зачем ты это сделал?! – Мирра была встревожена. Торч настолько ненавидел Первую энергетическую компанию, что мог выкинуть любую глупость. Это не входило в ее планы.

– Не беспокойся обо мне, я не сумасшедший. Я просто нервирую противника. Нам приходится противостоять значительным силам. Кстати, а какая категория у тебя?

– Я разве тебе не говорила?

– Нет.

– Пятая.

– Пятая? Ты уверена? – в бездонной голубизне его глаз стало нарастать холодное недоверие. Она мгновенно почувствовала это.

– Да.

– Моя память говорит мне о другом.

– Это всего лишь спорадические выбросы. Мои способности проявляются крайне редко.

– Послушай, Мирра, – он наклонился и приблизился к ней настолько близко, что седая прядь на его лбу коснулась ее носа. Она прилагала большие усилия, чтобы не отпрянуть. – Не думай, что твоя симпатичная мордашка может оказать на меня хоть какое-то воздействие. Тебе не обмануть меня. Давай договоримся, что не будем врать друг другу без крайней нужды.

– Ладно, ладно. Восьмая.

Торч присвистнул:

– Это большая честь для меня.

– Даже не думай, Торч.

– Мирра, я, конечно, законченный подонок, убежденный эгоист и пламенный циник, но даже я не позволю себе ничего в отношении человека, который спас мне жизнь. Ты вытащила меня прямо из ада.

– Хотелось бы верить тебе, Торч.

Его глаза полыхнули огнем, как будто он и впрямь побывал в аду:

– Мне плевать, что ты обо мне думаешь, но я никогда не причиню тебе вреда, – он положил свою сухую ладонь на ее руку (словно на нее упал осенний лист). – И другому никому не дам. Для меня ты святая.

Она была поражена тоном, которым он сказал эти достаточно напыщенные слова.

– Забудем, – улыбнулась она.

– Надо же, Восьмая. Знавал я одного Восьмого. Урмас Дагг. Где он сейчас? Наверное, прибрала какая-нибудь компания. А может, гуляет еще. Он очень осторожный.

– Торч, у нас мало времени. Как ты собираешься найти Смита?

– Я прикоснусь к его сознанию.

– Ты шутишь? Это невозможно. Ты больше не Седьмой.

– Да, не Седьмой. Мои баки сухие. Но иногда они немного наполняются, и тогда я кое-что могу. Посиди здесь. Я вернусь через полчаса.

– Куда ты?

Он не ответил, только подмигнул, поправил рюкзачок и скрылся за столиками. Мирра успела только заметить, что он направился к стойке бара, «стоячке», как ее называли завсегдатаи. Она находилась в самом дальнем конце паба, недалеко от туалетов.

Вдоль длиннющей стойки стояла, по крайней мере, сотня человек. Торч присел за свободный столик неподалеку. Рюкзачок переместился на колени. Он приоткрыл его и, убедившись, что никто не обращает на него внимания, открыл боковой клапан. Внутри оказался небольшой розовый приборчик: розовый корпус, небольшой дисплей и всего лишь одна кнопка. Торч осторожно вынул прибор, нажал на кнопку и направил его на людей, стоящих за стойкой. На дисплее возникло схематичное изображение стойки, черные точки обозначали людей. Три из них замерцали красным светом. Он чуть повел прибором, точки загорелись ярче. Торч бросил взгляд на стойку и тут же увидел трех здоровых бородачей, по всей видимости, рокеров. Они над чем-то громко смеялись. Перед ними выстроилась батарея пустых пивных кружек. Торч ткнул пальцем в красные точки на дисплее. В правом углу экранчика появились цифры: три четверки. Четвертая категория. Эти ребята, скорее всего, даже не подозревают, что они псионики. Они не удивляются своей удивительной реакции и везучести во время пьяных гонок на дороге. Они думают, что они просто крутые ребята. Псиоников всегда тянет друг к другу. Вот и эти трое все в одном месте. Все складывалось как нельзя более удачно.

Торч спрятал приборчик и застегнул клапан. Рюкзачок вновь переместился за спину. Он встал и направился рокерам.

– Ребята, – хлопнул он двоих бородачей по плечам, – подвиньтесь-ка, а то мне не протиснуться между вашими пивными бурдюками.

Он больно шлепнул одно из них по пузу. Потом вынул у второго изо рта сигарету и бросил ее в кружку с пивом третьего.

– Курить вредно, – объяснил он. – Бармен, налей мне кружечку, а я пока схожу отолью.

Не дав бородачам опомниться, он отошел от стойки и направился в туалет. Торч верил, что удача будет сегодня на его стороне. Пока бородачи возмущенно переглядывались, он зашел в самый дальний туалет, на двери которого висела табличка «Уборка». Закрыв за собой дверь, он направился прямиком к уборщику. Уборщик отставил в сторону автоматическую швабру:

– Эй, тебе что, других туалетов мало? Или ты читать не умеешь?

Торч резко шагнул вперед.

– Поцелуемся?

Он схватил уборщика за уши и с размаху ударил головой в лоб. Звук был такой, будто резко порвали брезент. У уборщика подогнулись колени, но Торч не дал ему упасть, он быстро затащил его в одну из кабинок. Как раз вовремя: дверь распахнулась и в туалет зашли трое обиженных рокеров. В туалете они обнаружили только валяющуюся на полу автоматическую швабру, которая тихо жужжала, разбрызгивая воду. Рядом с ней на полу алело два пятна крови, но рокеры не обратили на них никакого внимания. А надо было бы.

Один из них пошел вдоль кабинок, распахивая ногой дверцы.

– Эй, альбинос, где ты? Выползай, мы расскажем тебе о том, как трудно жить на этом свете.

Приятели с недобрыми ухмылками наблюдали за ним, ожидая результата. Наконец у очередной кабинки их дружок остановился.

– Ну что, бледная спирохета, допрыгался? – спросил он.

Внезапно его огромная туша исчезла внутри кабинки, раздался глухой удар, сдавленный стон, удар падения и наружу выползли ноги в высоких кожаных ботинках. Рокеры переглянулись. Один из них вынул из кармана нож, а другой задрал майку и достал пистолет. Они осторожно двинулись к кабинке.

– Дред, ты как? – Спросил один из них.

– Очень плохо!

Торч выпрыгнул из кабинки, полы его черного плаща взлетели, как два вороньих крыла. В вытянутых руках блеснули два пистолета-шприца. Два щелчка слились в один. Два хрипа слились в один. Ноги Торча коснулись кафельного пола, как раз в тот момент, когда две иглы затрепетали в толстых шеях (большая мишень) рокеров. Они вскинули руки и медленно осели на пол. Торч полюбовался композицией из лежащих тел и вернулся в кабинку. Дред стоял на коленях, над унитазом, прилепившись лбом к стене. В углу, привалившись спиной к стенке кабинки, сидел уборщик. На его лбу бугрилась огромная шишка. Торч схватил рокера за волосы и оторвал от стены. Лицо Дреда было разбито. Из сломанного носа обильно текла кровь. Она испачкала его усы и бороду, как будто он слишком неаккуратно ел гамбургер (или слишком жадно сырое мясо). Торч подхватил его под мышки и притащил к трем приятелям. Положил рядом, а затем запер дверь. После этого он раскрыл рюкзак и вытащил из него еще один прибор. Это был цилиндр, из которого торчало несколько трубок с присосками. Он поставил прибор на пол рядом с рокерами и одну за другой прилепил присоски каждому к правому виску. Затем повернул ручку на крышке цилиндра. Все три тела вздрогнули, как от электроразряда, они выгнулись дугой, а потом также одновременно опали. Торч присел на корточки, наблюдая за тем, что происходит. Цилиндр мелко затрясло. На его темно зеленом боку замерцал индикатор. Синий столбик сдвинулся с места и пополз вверх. Как только весь индикатор заполнился синим цветом, Торч вернул ручку в прежнее положение, отлепил присоски и быстро упаковал прибор в рюкзачок, затем вскинул его на плечи и быстро вышел.

Похоже, никто не заметил, как он входил и выходил из туалета. Определенно, сегодня удача была на его стороне. Торч прошмыгнул в соседний туалет и заперся в свободной кабинке. Там он, не вытаскивая цилиндра, вынул из рюкзака два шланга с присосками и прилепил к своим вискам, запустил руку внутрь и повернул рычаг. Рюкзак мелко затрясся. В такт ему задрожал Торч. Его глаза закатились, из уголка рта протянулась ниточка слюны. Кто-то снаружи дернул дверь, но Торч не отреагировал. В таком положении он просидел минут пять, потом его глаза вернулись на место, он обвел мутным взглядом кабинку и засмеялся.

– Да-а-а-а…

Он повесил рюкзачок за спину и вышел из туалета, все еще глупо улыбаясь.

Торч возник перед Миррой как призрак.

– Я уже начала волноваться.

– Давай найдем какое-нибудь местечко поспокойнее и приступим. Я готов.

Мирра подозрительно посмотрела на него.

– Где ты был?

– Выпил три стаканчика энергетического коктейля. Мне нужно было взбодриться.

Он оставил деньги на столе, и они покинули «Бездну».


ГЛАВА 18 | Скважина №9 | ГЛАВА 20